Copies of the English edition of the Financial Times are handed out at the central station in Hamburg, Germany, 07 December 2012. After 13 years, the FTD sells its final issue. Photo: Bodo Marks

Журналисты Financial Times поделились с читателями своими прогнозами на развитие наиболее актуальных экономических и политических событий в 2016 году.

На вопрос «Останется ли сирийский президент Башар Асад у власти?» обозреватель издания Рула Халеф дает положительный ответ, однако замечает, что полномочия нынешнего главы ближневосточного государства будет носить номинальный характер. Согласованный Москвой и Вашингтоном план политического урегулирования устанавливает 18-месячные рамки для передачи власти в Сирии. Халеф полагает, что процесс не пройдет гладко — Башар Асад, по мнению эксперта, будет сражаться за власть до последнего.

Сложная политическая ситуация складывается в Германии, в прошлом году принявшей около миллиона беженцев с Ближнего Востока, добавляет внешнеполитический комментатор Financial Times Гидеон Рахман. Соратники Ангелы Меркель по правящему Христианско-демократическому союзу (ХДС) встретили выступление канцлера на партийной конференции овациями, но поддержки коллег не хватит для сохранения власти — Меркель пообещала сократить прибывающие миграционные потоки, но выполнить свое обещание ей вряд ли удастся.

 «Решающим фактором может стать восстание региональных властей, объявивших о неспособности справляться с потоками самостоятельно. Угроза, исходящая изнутри (из ХДС), в итоге докажет несостоятельность Меркель», — полагает Рахман.

2015 год также был суров к тем, кто верил в скорый откат нефтяного рынка на прежние позиции, считает редактор газеты Эд Крукс. Наступивший год тоже обещает быть сложным — на переполненный нефтью рынок может выйти и освобожденный от санкций Иран. Тем не менее, мировые производители углеводородов продолжат страдать от финансовой нестабильности, из-за которой компаниям придется сворачивать буровые установки и отменять проекты, что непременно окажет влияние на рынок.

«Цена ниже $50 за баррель нефти марки Brent слишком низка для того, чтобы привлекать в индустрию инвестиции, необходимые для поддержки растущего глобального спроса. Если мировое экономика не скатится в рецессию, то цена на нефть может вернуться на более приемлемый уровень», — полагает обозреватель FT.

Источник: РИА Новости