Elm neft krizis

Азербайджанская экономика сегодня построена на принципе «выкачать по максимуму из текущих предпринимателей», считает экономист, учредитель Azeri İnvisibles Фикрет Мамедов. В интервью Минвалу он рассказал об экономической ситуации в стране, о том, какие антикризисные меры должно предпринять правительство, а также предсказал цену на нефть.

­­­- Фикрет бей, давайте начнем нашу беседу с самого актуального вопроса. Это, конечно же, произошедшая в конце года девальвация. Каково ваше видение экономической ситуации в стране?

— Ситуация действительно достаточно непростая, но она не столь безнадежная. При наличии заявленных резервов в Нефтяном Фонде, золотовалютных резервов, неплохой, хотя и не совсем эффективно выстроенной транспортной инфраструктуры, можно рассчитывать на вывод страны из экономического кризиса за счет ввода правильных регулятивов, системного реформирования административной и фискально-налоговой систем. Насколько это возможно при нынешней олигархической системе — покажет время.

— Как вы считаете, какие меры должно принять правительство для выравнивания ситуации в стране?

— Для того чтобы давать квалифицированные и детальные рекомендации, нужно подробно знать ситуацию изнутри. Открытые источники такую информацию не предоставляют, а делать анализ на основе данных Госкомстата, значит – себя не уважать. Однако есть определенный алгоритм, применимый для всех ситуаций, будь то оздоровление компании или страны.

  1. Рост и оздоровление должны начинаться с честного признания ошибок, просчетов и трезвой оценки текущей ситуации. Если мы будем говорить о том, что мы лучшая экономика мира, а Германия умирает с голоду, мы не сможем адекватно подходить к вопросу самооценки. Такое признание не должно быть обязательно публичным и самоуничижительным, но оно должно иметь место.
  2. Оценка инвестиций последних 10 лет. Мы знаем, что правительство вложило огромные средства в развитие целых направлений и отраслей. Это касается промышленности, туризма, телекоммуникаций, энергетики, транспорта и прочих. Сегодня же настало время оценить эффективность всех этих вложений, произвести инвентаризацию активов, выявить причины неэффективности тех или иных вложений, принять решение по их дальнейшему развитию либо отказу от этого.
  3. Оценка активов советской эпохи с точки зрения их эффективности. К примеру, Национальная Академия Наук. В свое время она была заточена под советскую экономику. Как показывает опыт, маленьким государствам фундаментальная наука не нужна с точки зрения их неспособности ее финансировать на нужном уровне. Потому, вместо празднований 70-летия Академии Наук я бы провел аудит последних 25 лет ее деятельности с точки зрения определения экономической эффективности ее деятельности. И если эта эффективность не установлена, я бы задумался об изменении формата с последующим адекватным финансированием, либо полном закрытии структуры. И это лишь один пример, тоже самое касается остальных государственных структур и активов.
  1. Изменение административных и налоговых регулятивов, отмена монополий, гармонизация таможенных тарифов и экспортно-импортных операций, борьба с коррупцией. Все это, конечно же, банальности, о которых говорят все, и потому останавливаться на этом подробно не стоит. Экономика сегодня построена на принципе «выкачать по максимуму из текущих предпринимателей». На самом деле, целью должно быть расширение налогооблагаемой базы. Но и к этому тоже надо подходить разумно. Что делает азербайджанский чиновник, получив такую рекомендацию? Он начинает терроризировать налоговыми требованиями учителей-репетиторов, мастеров, занимающихся ремонтом квартир, парикмахеров, стригущих на дому. А этого делать ни в коем случае нельзя. В условиях кризиса уничтожать самозанятость, по меньшей мере, безрассудно.
  1. Реформы нужно проводить быстро. Иначе появляются группы, которые заинтересованы в том, чтобы реформы не были завершены, те же самые олигархи. Но для того, чтобы реформы были проведены действительно быстро, нам нужен либо готовый план, либо команда реформаторов, и конечно же, набор основополагающих принципов, которые будут помогать принимать решения в условиях цейтнота. А это означает, что должна быть элита, которая к сожалению, практически отсутствует. Элита, в смысле люди, которые подходят ответственно, профессионально и бескорыстно к решению проблем своей страны.
  1. Должно быть четкое представление того, что реформы не должны быть подчинены сиюминутным задачам и должны быть действительно фундаментальными. Они делаются ради тех, кого сегодня нет. Будущих инвесторов, будущих управленцев. Если мы будем заниматься реформированием уровня «снять стресс», то после краткосрочных эффектов вновь окажемся у разбитого корыта.
  1. Экономику нужно залить дешевыми и длинными деньгами. В первую очередь малый и средний бизнес. Из того же Нефтяного Фонда. Есть понятие эффекта мультипликатора и, к сожалению, у нас экономика захлёбывается из-за большой концентрации капитала в одних руках. Что делают олигархи с 3 миллионами? Они покупают яхту, бенефициарами ее строительства станут 10-15 человек за рубежом. Если же мы раздадим 3 миллиона на 30 малых проектов, то бенефициарами могут стать около 500 человек.  Потому нужно, отрегулировав правовую базу, помогать бизнесу деньгами. Можно пойти еще дальше и разработать проекты, которые можно выставить на прозрачные тендера с предоставлением государственных льгот и финансовой поддержки. Но, конечно, нужно это делать не междусобойчиком между крупными холдингами.
  1. Мобилизация человеческого капитала. В среде наших соотечественников должны быть талантливые управленцы, юристы, экономисты. При ограниченности интеллектуальных ресурсов многих государственных структур, возможно следовало бы создать Совет Реформ при Президенте страны, который был бы открытым форумом для участия специалистов в различных отраслях в решении социальных и экономических проблем.

Есть еще 20-30 пунктов, об этом можно говорить часами.

— Азербайджан сейчас сделал ставку на транспортировочные проекты «Север-Юг» и «Шелковый путь». Как считаете, какие положительные дивиденды страна получит от них?

— То, что Азербайджан построит инфраструктуру: дороги, порты, закупит вагоны и локомотивы — в этом можно не сомневаться. Насколько Азербайджан обеспечит правильную тарификацию, прозрачность схем транспортировки, оперативную координацию между транспортными, таможенными, санитарными и пограничными органами, оперативность обслуживания, упрощенность процедур оформления транзита грузов и прочее, вот это уже большой вопрос.

В строительство порта в Аляте вложено, по разным оценкам, более 800 млн. долларов. Сегодня он неспособен обеспечить транзит турецких грузовиков, которые в великом множестве скопились в ожидании транспортировки на другой берег Каспия.  Это четкий сигнал того, что что-то сделано неправильно. По незнанию или же злому умыслу.

Аналогия: ремонт больниц и закупка современного оборудования не обеспечили высокий уровень медицины в стране. Будем надеяться, что с транспортировкой ситуация будет лучше.

— Низкие мировые цены на нефть не могут не волновать Азербайджан, которой в значительной мере зависит от черного золота. Как вы думаете, как долго еще продолжится процесс падения цен на нефть?

— Все зависит от фундаментальных факторов. Мы знаем, что скоро на рынок поступит иранская нефть. США сняли запрет на экспорт нефти и уже заключили первый контракт на поставку в Швейцарию. Саудовская Аравия в противостоянии с Россией по Сирии постепенно вытесняет русских поставщиков из Европы. Она может себе это позволить ввиду низкой себестоимости добычи. Китай снизил объемы экономического роста и, соответственно, потребление энергоресурсов. Зима в Европе ожидается достаточно мягкая. Все больше средств инвестируется в «зеленые технологии». Себестоимость добычи сланцевой нефти падает стремительными темпами. Ну и т.д. Все эти факторы, безусловно, влияют на рынок нефти и говорят о том, что низкие цены будут иметь долгосрочную тенденцию.

Не исключено, что цены могут быть стабилизироваться, если предположить исключение из рынка определенных поставщиков. Скажем, Запад может потенциально рассматривать введение экспортного нефтяного эмбарго против России. Сейчас это не делается ввиду того, что Иран и США не подключились к экспорту в полной мере. А что будет через полгода — покажет время.

Мой личный прогноз, который был озвучен еще в мае прошлого года: мы еще увидим цены по $12-14 за баррель.

 

Ниджат Гаджиев