Screenshot_6Несмотря на все ожидания в Азербайджане и  за рубежом, власти отказались освободить  политзаключенных  в рамках  помилования  более чем 200 осужденных.

Это случилось через несколько дней после презентации в Вашингтоне  законопроекта, предлагающего введение санкций против чиновников в  Азербайджане.

Бывший посол США в Баку Ричард Козларич в интервью Turan анализирует сложившуюся ситуацию и возможное развитие событий.

— Как  Вы оцениваете последний указ о помиловании на фоне ситуации с правами человека в Азербайджане и нынешних отношений с США?

 Это действительно потерянная  возможность для Азербайджана изменить ситуацию к лучшему. Это  также подтверждает то, о чем я долго говорил: репрессивный режим  Баку  видит угрозу для себя в сближении с Западом.

Режим в Баку  не хочет выполнять собственные обязательства в вопросе прав человека, что крайне важно для Европы и США.

Я не могу знать,  о чем  думают власти Азербайджана, но кажется, они решили просто показать Западу, что не заинтересованы в хороших отношениях. Так что это их выбор, а не наше принуждение.

— Насколько серьезно испорчены отношения  Азербайджана  с Западом и в чем его значение для Азербайджана?

— Есть несколько причин, почему они должны освободить политзаключенных. Одна из них продолжающийся конфликт с Арменией из-за Нагорного Карабаха.  В Минской группе, занимающаяся этой проблемой, двое из трех  сопредседателей  –  США и Франция.

Сейчас отношения с  Россией не стали лучше,  а скорее наоборот и в такой ситуации для Азербайджана близость с  Западом важна.

Россия идет на открытое обострение с  Турцией, что почти автоматически означает и давление на  Азербайджан.

В-третьих, глубокий  экономический кризис, с которым борется  Азербайджан, требует иностранных инвестиций. Поэтому, логично было бы как можно больше привлекать в страну Европу и США,  а не отталкивать  их.

Вот причины, по которым властям следовало выпускать политзаключенных, но они решили этого не делать.

— Многие аналитики выступают за  тихую дипломатию в нынешней ситуации, в то время как государственная пропаганда в Баку продолжает  критику Запада,  намекая на ответные меры в случае принятия  санкций со стороны  Вашингтона. Как лучше разговаривать с правительством Азербайджана в данном случае?

— Я практиковал тихую и беспокойную дипломатию, когда  был послом в Азербайджане, а затем послом в Боснии и Герцеговине. Есть  время и место для тихой дипломатии, и время и место для других форм дипломатии.

За прошедший год  США были крайне активны для позитивного сотрудничества с правительством Азербайджана, и в спокойной манере. Однако,  это не сработало.

Это показали поездки на высоком уровне в Баку, как например визит помощника госсекретаря Виктории Нуланд, а также заместителя помощника министра обороны. Они  передали очень позитивные сообщения властям в Баку, но это не сработало.

Поэтому, было бы не логично, если бы не появились призывы к санкциям, или же генеральный секретарь Совета Европы  не назначил  специальную комиссию для проверки ситуации в области прав человека  в Азербайджане.

Учитывая шаги правительства, сделанные против США за минувший год , а также ужесточение законодательства и давление на СМИ, я не думаю, что власти  намерены решить проблему политзаключенных и это очень  печально.

Дэвид Крамер и я говорили, что настало время, чтобы сделать что-то больше, потому что, если политзаключенных не освобождают, то надо принимать более действенные меры , как минимум против чиновников, которые несут ответственность за то, что невиновный человек сидит в тюрьме.  Альтернативы этому просто нет.

— Спустя  несколько дней после представления законопроекта  Смита, в азербайджанском парламенте заявили о готовности ответить тем же, и в этом многие видят повторение действий России.  Каковы перспективы  «Закона Азербайджанской демократии» в Конгрессе?

 На данный момент  не ясно, каков будет следующий шаг по обсуждению законопроекта  Смита. Думаю, что после новогодних праздников  Конгресс вернется к этой дискуссии и его поддержка может  быть следующим шагом.

В пользу этого говорит и другой закон, предложенный сенатором Кардиным: Глобальный закон Магнитского.

Охват этого  документа даже шире, чем законопроект  Смита и предусматривает финансовые санкции против конкретных лиц в тех странах, где есть политзаключенные  и коррупция.

Поэтому, я  очень удивлен, что в Баку так много внимания направлено ​​на законопроект Смита, а не Кардина.

Сейчас сложно прогнозировать, подождем немного, но оба эти документа, были приняты очень влиятельными и авторитетными людьми, лидерами  Конгресса.  Это о многом говорит.

— Если бы вам пришлось  консультировать законодателей в Конгрессе, что по вашему они  должны учесть , когда начнутся обсуждения  законопроекта?

— Я думаю, что они должны смотреть на цели закона, который направлен  против содержания  политзаключенных в Азербайджане. Они также должны понимать, что это  очень критическая точка в американо-азербайджанских отношениях. На фоне  отсутствия  шагов со стороны  Баку,  должны быть приняты меры, чтобы всерьез говорить о правах человека, а не только  об  энергетических вопросах  и других темах.

— Власти в Баку говорят, что призыв к санкциям  это проделки   армянского лобби, включая Смита и других. Что вы думаете об этом?

— Люди, которые понимают политику  США и наши отношения со странами-партнерами , знают на сколько принципиален вопрос  прав человека. Тему  армянского лобби, создал для себя сам  Азербайджан.  На самом деле все очень просто:  не было бы политзаключенных, не было бы и никаких  законов.  Это  еще одна попытка Баку обвинить кого угодно, но только не себя в ситуации, в которую загнало себя  правительство Азербайджана.

Когда задумываешься, сколько усилий американские дипломаты  затратили, чтобы объяснить,  как принимаются решения в Вашингтоне; сколько денег правительство Азербайджана потратило на консультантов, экспертов из академических кругов и других, чтобы потом заявить, что все это проделки  армянского лобби, мне становится очень  грустно. Потому,  что это показывает, как плохо понимают  США в Азербайджане