Председатель Народной партии Азербайджана Панах Гусейн дал интервью сайту musavat.com. Он коснулся девальвации маната, ее влияния на экономику страны и выхода из этой ситуации. Также он предложил разделить власть и ответственность:

— Власти, послужившие причиной этого кризиса, хотят справиться с его последствиями за счет народа, от мала до велика, начиная с новорожденных, заканчивая пенсионерами, работниками, предпринимателями, чиновниками и военными. Такой форме решения проблемы может быть оказано сопротивление, ясно, что таким способом можно отсрочить этот процесс на несколько месяцев или лет. Да, девальвация маната связана с внешними процессами, но ее корни сидят глубже – в ошибочной политике властей. Переход экономического и социального кризиса в политическую плоскость – вопрос времени и, как правило, неизбежен.

— Вы хотите сказать, что кризис может вызвать нестабильность и хаос? Не дадут ли результат позиция и старания патриотичных представителей оппозиции, властей и общества?

— Если честно, это субъективное понятие. Еще надо выяснить, кто патриот, а кто нет. Например, выяснится. Можно понять беспокойство патриотов, но это бесполезно для предотвращения перехода социально-экономического кризиса, если он не будет предотвращен, в политическую нестабильность. Пусть беспокоятся, но если они на самом деле являются патриотами и их беспокойство искренне, то они должны стараться изменить угрожающую стабильности существующую политику или же носителей и субъекты этой политики. На данный момент патриотизм требует этого. Нестабильность и хаос не являются неизбежными, альтернатива есть – это реформы и изменения.

— Оппозиционные лидеры, чьим мнением мы поинтересовались после второй девальвации, выразили нежелание проводить акции против подорожания. А как вы относитесь к этому вопросу?

— У тех, чьим мнением вы интересовались, даже нет возможности проводить акции. Но если говорить по справедливости, у других эти возможности тоже ограничены либо небольшие. Суть в другом. Как видно, вопрос акций может особо и не зависеть от политической оппозиции. Существуют определенные волнения, в частности, в сфере торговли, что вполне естественно. Потому что там собрана очень активная часть населения. Еще до девальвации они и так работали на гране краха, теперь ожидается, что 60-70% рабочих мест в этой сфере закроется. Поэтому я не исключаю, что в самое ближайшее время могут быть проведены спонтанные акции.  Для это нет необходимости в политических лозунгах или стараниях политических организаций. Многие чиновники жили по системе пакета, сообщается, что эти пакеты уже урезаны или будут урезаны с января.  Это я еще не говорю про сокращения и вынужденный отпуск на 2-3 месяца за свой счет. Поэтому, среди чиновников тоже будут серьезные волнения и изменения. Естественно, политическая оппозиция тоже активизируется, это ожидаемо. Либо же эти акции сами приобретут политический оттенок.

— Как вы думаете, что будет, если девальвация маната не даст гарантированный и долгосрочный эффект?

— Девальвация маната означает его удешевление, обесценивание, так? Это означает, что в стране, где 90% товаров импортируется из-за границы, произойдет подорожание и сужение, уменьшение рынка. Это приведет в увеличению уровня безработицы. А это, в свою очередь, еще больше сужает и уменьшает рынок. Это цепочка общественных катастроф, которая ведет к краю пропасти… Если сидеть и ждать сложа руки, то так и произойдет. Необходимо принять меры и предотвратить это.

— А что надо делать, какие у вас предложения?

— К сожалению, ничего нового вы не услышите. Сложности в той или иной форме обязательно будут. Для того, чтобы справиться с этими сложностями с как можно меньшими потерями, необходимо принять и осуществлять антикризисную программу. Большинство, в том числе и власти, осознают это. Но многие, в частности представители власти, видят в этой программе только экономическую и социальную составляющую. Но в Азербайджане также необходимо наличие политической составляющей этой программы. Я считаю, как бы это ни было парадоксальным, хоть политическая составляющая и кажется незначимой, но антикризисная программа в первую очередь должна предусматривать политические шаги, изменения и реформы. Если этот метод не оправдал себя при СССР, то это не значит, что от него надо отказываться. Политическая и экономическая власть должна быть отделена друг от друга. Занимающийся бизнесом чиновник-олигарх должен быть отстранен от политической должности. Пока эти погрязшие в коррупции олигархи остаются на должности, невозможно выйти из кризиса. Кто не допустил преступлений, не залезал в карман государства и кармана, не воровал — их надо оставить со своими объектами. Их нужно лишить чиновничьих льгот.

Как манат отпустили в свободное плавание, так и этих чиновников надо отпустить в «море» рыночной конкуренции, чтобы они учились «держаться на плаву», а кто не научится, тот «пойдет ко дну». Это ясно. В стране есть несколько компаний, владеющих миллиардами, ни для кого не секрет, кто ими руководит. Оказывающих сопротивление надо изолировать во всех смыслах. Естественно, сопротивление будет. В качестве реформ в политической сфере, должен быть распущен или же радикально обновлен Кабинет министров. Речь не идет о нынешних технократах, опытных чиновниках, но есть много коррумпированных и ответственных за сложившуюся ситуацию лиц, которых следует отправить в отставку. Во главу правительства следует поставить властного премьер-министра. Даже можно воспользоваться опытом некоторых стран и привлечь иностранных граждан на руководящие посты в экономической сфере, но не политической. Во-вторых, если мы хотим уменьшить социальные последствия этого кризиса, то необходимо действовать. Из выступления руководства Цетробанка становится ясно, что предлагают «поплотнее закрывать двери». Да, это больше относится к импорту люксовых товаров, на которые предложили поднять пошлины. Обосновывают это тем, что это создаст возможности для внутренних, то есть местных товаров. Нет у нас никакого местного производства. Невозможно применить опыт России в Азербайджане. У России есть широкий рынок, производственные ресурсы, а цены во много раз ниже наших.

У нас абсурдно говорить об импортозамещении, как в России. У нас эти товары или вообще не производятся в стране, или же сырье импортируется из-аз границы, начиная с сахара, заканчивая колбасой и маслом. Кстати, некоторые фирмы стараются компенсировать подорожание ухудшением качества, что напрямую влияет на здоровье граждан. Если не будет контроля за качеством, может сложиться ужасающая ситуация, не предпринимается никаких мер для предотвращения этого. Так что надо делать? Не «закрывать двери» и повышать пошлины, а наоборот, «пошире их распахнуть». Потому что у Азербайджана нет местного производства для импортозамещения. На самом деле, сейчас нет необходимости в Таможенном комитете и аналогичных ведомств, не будет необходимости в их содержании. Как говорят, в одном брокерском ООО работает 5000 работников, из-за таких ООО и существует монополия. Их всех надо отправить торговать на рынок вместе с их покровителями. В скором времени, начиная с января, если не будут предприняты указанные мною шаги, возникнет опасность очень серьезного кризиса. Об этом говорится, обсуждается. Я полагаю, если не произойдут изменение, это станет неизбежным…

— Что может взять на себя оппозиция на этом этапе?

— На самом деле ответом на этот вопрос является продолжением вышесказанного. Есть разные альтернативы. Например, уже долгое время многие, в том числе и я, выступают с такими предложениями, ситуация требует разделить ответственность, что требует разделения власти. Если этого не будет, невозможно нормально выйти из этой ситуации. Как это сделать? Говорят о внеочередных выборах. Если честно, я не считаю возможным проведение нормальных выборов в такой ситуации. Поэтому я имею ввиду политические договоренности, компромиссы. На определенном этапе будут проведены свободные и демократичные выборы, но до этого, переходный период – это одна из альтернатив и самый оптимальный вариант».

Мне кажется, что ответственный за судьбу страны глава государства Ильхам Алиев должен собрать всех лидеров политической оппозиции и выслушать их предложения. Мне кажется, с политической оппозицией страны следует пойти на определенный компромисс, как это делается с внешними силами.  Ясно, что правящей политической воли и позиции может оказаться недостаточно для того, чтобы начать и продолжить такой процесс. Это можно обеспечить, создав движение национальной солидарности. Наши усилия с единомышленниками направлены на это.