get_imgПЕА отреагировала на заявление сына члена правящей Партии Ени Азербайджан, бывшего начальника пресс-службы Минобороны Эльдара Сабироглу — Руфата Сафарова о его отставке из органов прокуратуры и переходе в оппозицию.

Руководитель пресс-службы ПЕА Гусейн Пашаев в своем интервью сайту Modern.az высказал сожаление о том, что Э.Сабироглу является членом ПЕА.

«Эльдар Сабироглу несколько раз менял свою политическую позицию. Являясь членом ПЕА, он и сегодня продолжает высказывает обвинения в адрес конкретных лиц. У него такой характер», — отметил Г.Пашаев.

Сайт musavat.com поинтересовался мнением Эльдара Сабироглу на счет шага его сына и реакции ПЕА.

— Эльдар муаллим, знакомы ли вы с позицией пресс-секретаря ПЕА Гусейна Пашаева?

— Да, знаком. Так и напишите он <вырезано цензурой > связал этот конфликт с семейным конфликтом. Он даже предположил, что Руфат получил такое воспитание в семье. Сам он невоспитанный. Мой сын и моя семья воспитанные и обладают высокоморальными качествами. Никому не позволено ставить на повестку дня вопросы семьи, это аморально. Его заставляет говорить Сиявуш Новрузов, он <вырезано цензурой >. Прошу все это написать.

— Выражайтесь так, чтобы это можно было написать…

— Нет, пишите как есть. При чем тут семейный конфликт? Какой может быть конфликт, чтобы он такое заявлял?

— Возможно это мнение сформировал ваш ответ и обращение к сыну посредством СМИ…

— Это нормальный ответ, и там нет ничего касающегося семейных вопросов.

— Ваш сын говорит, что вы позвонили и оскорбили его…

— Знаете, что он считает оскорблением? Я спросил у него, почему он так поступил, он посчитал это оскорблением. Но это не семейный конфликт, у нас нет никакого конфликта. Я считаю безнравственным того, кто поднимает такой вопрос.  В свое время Гусейн Пашаев был моим сотрудником, я научил его всему. Мой сын успешно окончил два вуза. А Гусейн Пашаев вечно получал двойки и срезы. Однажды он пришел и сказал, что учитель по имени Арастун поставил ему двойку. Я спросил его за что. Он сказал, что учитель спросил его из какой он партии, а тот ответил, что из ПЕА, поэтому ему поставили двойку. Потом я узнал, что он мне соврал, а на самом деле не смог ответить на вопросы. Теперь этот невежда будет меня учить?

— Мы обсуждаем не прошлое Гусейна Пашаева. Факт то, что ваш сын пошел на такой шаг, это было неожиданным и для ПЕА.

— Для меня это тоже было неожиданностью. Вы наверное читали мое послание сыну. Но такое отношение выражать нельзя!

— Был ли ваш сын оппозиционно настроен?

— Нет. Я за ним ничего подобного не замечал.

— Что же тогда произошло?

— За день до этого я с ним 3-4 раза говорил по телефону. Мы разговаривали, смеялись, все было нормально. И вдруг это произошло, очень неожиданно. Я не знаю как и о чем он думал, это его дело. Я не согласен с его заявлением, у меня есть своя позиция. Я слышу о том, что мне предлагают покинуть ряды ПЕА, но я не собираюсь этого делать. ПЕА для меня родная партия, я не просто так вступил в нее.  Я пришел туда веря в политику Гейдара Алиева и до конца своих дней буду ее членом. Прошу, чтобы газета «Йени Мусават» тоже не высказывала такой позиции, пользуясь свободой слова. Какое еще семейный конфликт?

— Когда ваш сын в последний раз был в Баку, когда вы встречались с ним?

— В последний раз неделю назад он приезжал для доклада в Генпрокуратуре. Он сказал, что его доклад приняли, он был доволен работой.

— Интересно, если он был всем доволен, почему перешел в оппозицию?

— В чем заключалось его недовольство? Как сын, он был поддавлен отношением ко мне.

— Но ваши резкие высказывания в адрес представителей власти, будучи при этом членом ПЕА, не могли быть встречены нормально, разве вы не согласны с этим?

— Против кого я высказался?

— Да какая разница, против тех или иных представителей власти.

— Назовите имена, вы что, опасаетесь? Вы имеете ввиду Рамиза Мехдиева? Почему вы его боитесь?

— Речь идет не о страхе или осторожности. Суть вопроса в другом…

— Есть глава государства, президент. Я не могу пойти против него. К сожалению, я не смогу написать вторую часть моих статей про Рамиза Мехдиева из-за позиции моего сына. Если сможете напечатать, я отдам их вам, вы многого не знаете.

— Мы не знакомы с содержанием ваших статей, поэтому ничего не могу сказать. Последнее слово за руководством газеты.

— Если я скажу что-то плохое про Ильхама Алиева, то вы тут же напечатаете.

— Ваша позиция и подход несправедливы.

— А я говорю, что это ваш подход несправедлив. Вам не стоит опускаться до уровня Гусейна Пашаева. Я говорю вам про него, а вы уводите разговор в другое русло.

— В какой-то момент вы отошли от основной темы и начали нас обвинять, наезжать на нас, это и есть ваша справедливая позиция?

— Я на вас не наезжал, что я вам сделаю-то?

— Считаете вы себя виноватым за позицию вашего сына?

— Считаю, в том смысле, что не верил, что он может сделать такое. Ему 34 года. В его отношении тоже проявляли несправедливость. 5-6 лет он жил в Зардабе, однако остальных лиц, которые сдали экзамены и были направлены в районы, затем перевели в другие места.

— Я хотел донести до вас, что оставаясь членом ПЕА, вы критикуете руководство партии и представителей власти. Это невозможно в реалиях Азербайджана…

— Есть устав партии и управляющие государством лица. В стране есть свобода слова и права человека. Основываясь на устав, я высказал свое мнение, устав этого не запрещает. То, о чем вы говорите, было во времена коммунистов.

— По логике, если вы выступаете против руководства партии, председателем которой является глава государства и лиц, которым он оказывает доверие, то значит вы выступаете против него самого?

— Нет. Высказывание позиции на счет госчиновника не противоречит государству и политике президента.

— Значит, вы останетесь в ПЕА?

— Конечно.

— Не волнуетесь ли вы за сына? Есть информация, что отправлена спецгруппа для его проверки.

— Зачем мне волноваться, он самостоятельный независимый человек. Идет проверка, есть законы и правила, мне кажется, он будет им подчиняться. Если идет проверка, надо подождать ее результата.

В своем интервью газете «Йени Мусава» Гусейн Пашаев высказал свою позицию в отношении Эльдара Сабироглу:

«Я остаюсь при своем мнении. Все знающие Эльдара могут высказать эту позицию. Я говорил, что позиция, которую человек занимает в обществе зависит от полученного им воспитания в семье. Это не я придумал, это общепринятое мнение. Что касается других его мыслей, то я не действую под чью-то диктовку. Я знал Эльдара Сабироглу еще до Сиявуша Новрузова, мы работали в одном отделе.

В 1992 году я работал начальником отдела в газете «Səs». Эльдар Сабироглу стал моим сотрудником после 1993 года. Его слова, что я учился на «двойки» неправда, я закончил университет на 5-ки, у меня есть диплом.  Когда я был начальником политического отдела газеты, его взяли туда на работу по чье-то просьбе. Что можно ожидать от человека, который несколько раз менял свою политическую позицию».