Andrey-PiontkovskiyРоссийские власти твердо встали на путь “имперских понтов“, но “преувеличили имперско-шовинистический потенциал русского народа“. Об этом заявил российский историк и публицист Андрей Пионтковский в интервью журналисту Андрею Верникову, передает интернет-издание Гордон.

“Его нет, такого потенциала. Почему провалился “русский мир“ и “Новороссия“? Замах-то громадный был. По существу, нацистский замах. Вся эта идеология русского мира, соединения исторических земель, национал-предатели – это все римейк гитлеровских 30-х“, – отметил Пионтковский.

Он напомнил, что Путина даже сравнивали с “хорошим Гитлером“ на ранней стадии правления.

“Не зацепило. Не пошло… Вот говорят про 85% поддержки. По телефону – это вообще ничто, это пустые разговоры. Это ни о чем: звонит человек, говорит, вы за Путина, или нет. Весь столетний генетический опыт советского человека подсказывает сказать “да“, – рассказал политолог.

Он подчеркнул, что оценить можно только конкретные действия. А на митинги оппозиции в Москве приходит в десять раз больше людей, чем на мероприятия “имперцев“.

“В политике никогда не решает 85% – решает активное меньшинство. Так вот, по крайней мере, в Москве это бесспорный социологический опыт, который убеждает в том, что активное меньшинство противников войны, людей антиимперской идеологии, оно на порядок больше, чем активное меньшинство имперцев, а именно, 50 тысяч против пяти“, – рассказал Пионтковский.

По его мнению, в России идет гонка двух процессов: кто уйдет первый – президент РФ Владимир Путин или Россия.

«Путин идет на пожизненную власть, он уходить не собирается. Если он продержится достаточно долго, 2-3 года, я думаю, что экономическое положение России будет ухудшаться и, соответственно, все другие факторы», – подчеркнул он.

По мнению политолога, в результате развалится Россия или произойдет тектонический сдвиг.

«Отсутствие хлеба в булочных Петербурга, «черный лебедь», он возникнет где-то в 2016 году. И уйдет первым Путин. Я думаю, 2016 год очень важен для решения этого фундаментального вопроса, кто уйдет первый – Путин или Россия. Ну уж если не 2016-й, то мистический 2017-й эту проблему закроет», – отметил Пионтковский.