get_img

Сын экс-спикера Минобороны и известного «ЙАПиста» Эльдара Сабироглу Руфат Сафаров, накануне выступивший с сенсационными заявлениями в связи с решением об отставке из органов прокуратуры, дал интервью сайту Мейдан ТВ.

Минвал.аз приводит интервью без сокращений:

В первую очередь Сафаров прокомментировал обращение своего отца к нему через СМИ:

— В интервью сайту Модератор.аз он меня оскорбил. Я не могу принять одного. Отец связывает мое решение с Зардабским районом. Пользуясь случаем, я заявляю президенту Ильхаму Алиеву и всему народу, что Зардабский народ – мой дух, моя душа. На такое решение меня вдохновил Гасан бек Зардаби. Но это не означает, что отец может меня оскорбить перед всей общественностью.

— Прежде чем выступить с таким заявлением, был ли у вас с отцом какой-либо разговор?

— Нет. Мой отец был человеком, продвигающим политику Гейдара Алиева и Ильхама Алиева. Я говорю это ради справедливости. Вы знаете, что мой отец был одним из основоположников Партии «Ени Азербайджан». Я хочу сказать кое-что и прошу вас донести людям все как есть. Начиная с 1992 года, с основания Партии «Ени Азербайджан» и до того дня, как я начал работать, хлеб, который давал мне мой отец, считаю харамом. Считаю харамом тот хлеб, заработанный моим отцом у этого режима.

— Но ведь и вы работаете в этой системе…

— Несколько лет назад в СМИ я прочитал одно объявление. Прошел три этапа и последние пять лет проработал в органах прокуратуры. В принятии такого решения сыграло роль несколько факторов. В период моей работы в Зардабе несколько людей заходили в кабинет следователя и просили у него в долг денег. Вы можете себе это представить?

— Вы задумывались о том, что вас ожидает после вашего заявления?

— Мне 34 года. Понимаю, что после этого меня ожидают атаки. Но если я почувствую, что атаки стали серьезными, то откажусь от гражданства. Иммигрирую в Европу. Если в Европе есть демократия, то к моим словам прислушаются.

— Вы ознакомились с реакцией депутата от правящей партии Айдына Мирзазаде?

— Айдын Мирзазаде – один из многочисленных достойных членов партии.

— Мирзазаде заявил, что вы, будучи юристом, должны закрепить свои упреки фактами. Что можете сказать об этом?

— Я не могу понять, какие факты нужны. Происходит уничтожение народа. Это и есть общий факт. Если он требует от меня конкретные факты, позовите его, мы сядем и поговорим лицом к лицу. Я вырос перед ним. Знаю, что он один из основателей партии. Вырос перед отцом. Они знают, кто я. И еще. Хочу отметить: если Эльдар Сабироглу откажется от меня, а спустя 3-4 дня мой отец умрет, я выгравирую на надгробном камне отца всю анатомию этого режима.

— Что вы подразумеваете, говоря «если отец умрет»?

— Мой отец болен. Мать тоже. Он дважды, трижды звонил мне, оскорблял меня. Я через вас хочу передать отцу: Если мой отец умрет, я выгравирую на надгробном камне отца всю анатомию этого режима.

— То есть вопреки состоянию ваших родителей вы выступаете с таким заявлением?

— Я хочу сказать кое-что родителям. Уважаемый Эльдар Сабироглу, уважаемая Тахира Тахиргызы, вы дали мне жизнь. Я вам благодарен. Но это не значит, что вы должны управлять всей моей жизнью.

— Согласно распространенной информации, на данный момент перед вашим домом стоит полиция. Это правда?

— Я на данный момент нахожусь в своем рабочем кабинете. Поговорил с супругой. Да, перед домом стоит полиция. Я юрист, и прекрасно знаю, что означает право. Жду, чтобы наступит утро, обращусь Генеральному прокурору Закиру Гаралову. После этого покину свой кабинет.

— Уже 10 час вечера, а вы все еще в вашем кабинете. С чем связано, что вы до сих пор на работе?

— Мне звонят представители СМИ, задают вопросы. Поэтому жду. Жена дома боится… Она говорит, что перед домом стоят полицейские. Правда, я этого не видел. Будучи юристом, я должен полагаться на факты.

Скоро пойду домой. Я даже сказал своей жене, что если ты отказываешься от меня, звони своему отцу. Мой тесть – первый заместитель главы Евлахского района. Если боятся, пусть приедут за тобой. Она мне сказала: где ты, там и я.

— Вы боитесь вероятности своего ареста?

— Я в своем заявление сказал. Если бы я страшился чего-либо, конечно же, не предпринял бы такой шаг. Я получаю хорошую зарплату. Моя машине тоже неплохая, несмотря на то, что у меня есть и служебная машину. Есть дом. Но происходящее в стране вынудило меня пойти на такой шаг.