Турции будет сложно найти другого поставщика газа, если она перестанет импортировать его из России, пишет политический аналитик и эксперт Российского совета по международным делам Николай Пахомов в журнале The National Interest, передает РИА Новости.

Существующий конфликт между Турцией и Россией имеет много последствий, и одним из них стало замораживание проекта «Турецкий поток», считает аналитик. В этой связи возникает ряд вопросов: сможет ли Турция найти адекватных поставщиков энергии и сможет ли кто-либо поставить газ Европе через Турцию вместо России.

Пахомов отмечает, что потребление природного газа в Турции неуклонно росло в течение последних лет и достигло 1,7 триллиона кубических футов в 2014 году. Почти все это потребление удовлетворяется с помощью экспорта, в основном из России, составившего 57% в 2013 году. Аналитик также отмечает стабильный и значительный рост в турецкой экономике, существовавший в течение последних десятилетий, и, по его мнению, нет оснований предполагать, что данная тенденция прекратится. Однако в то же время, как считают в Энергетической информационной администрации США, ежегодное потребление природного газа в Турции приближается к границам пропускной способности импортной инфраструктуры Турции.

Следующим вариантом для Анкары является Иран. Отношения между странами сложные, но эта страна обладает вторыми по объемам запасами природного газа в мире. Пахомов отмечает, что процесс отмены международных санкций против Ирана запущен, а ЕС желает улучшить отношения с этой страной. Таким образом, Турция могла бы стать мостом между иранскими газовыми богатствами и европейскими покупателями. Однако и в этом варианте есть проблема, связанная с отсутствием новых трубопроводов, способных доставить иранский газ в Европу или даже в Турцию. Кроме того, непонятно, сможет ли иранская промышленность реализовать настолько значительный проект. Обозреватель пишет, что спустя годы санкций иранская газовая промышленность не является самой современной и эффективной. Кроме того, у Ирана имеются внутренние проблемы. В частности, Дэвид Рэмин Джэливэнд из Оксфордского института энергетических исследований упоминает такие факторы, как разрозненная экономика, субсидии, неприязнь к иностранному участию в иранском энергетическом секторе, а также политические и институциональные конфликты.

Пахомов считает, что эти проблемы могут быть решены, но данный момент нельзя сказать, что иранский газ удовлетворит турецкий спрос, прокладывая дорогу к европейским рынкам.

Единственным поставщиком в этой ситуации остается Азербайджан. У обеих стран хорошие отношения, они строят Трансанатолийский газопровод (TANAP). Неслучайно, что после начала кризиса в отношениях Турции и России, было объявлено, что строительство газопровода будет ускорено, хотя изначально отмечалось, что он должен быть закончен в 2018 году.

Однако и в этом случае возникает много вопросов. Сможет ли Азербайджан сдержать свои обещания? Известно, что месторождение Шах-Дениз должно стать главным источником газа для газопровода, а ранее другой газопровод, в котором находится азербайджанский газ, — Трансадриатический – получил расширение льгот по третьему энергетическому пакету от Евросоюза. В свою очередь в последнее десятилетие Грузия перешла от российского газа к азербайджанскому, однако сегодня есть информация о возможных переговорах России и Грузии по поводу увеличения российских поставок. Министр энергетики Грузии Каха Каладзе уже заявлял, что его страна будет вынуждена купить газ у «Газпрома», если Азербайджан не увеличит поставки из своего месторождения Шах-Дениз. Кроме того, отмечает Пахомов, перед тем, как задаваться вопросом о возможном увеличении экспорта азербайджанского газа в Турцию и ЕС, надо помнить, что у этой страны хорошие отношения с Россией.

В любом случае в независимости от выбора другого поставщика, удовлетворить спрос Турции на газ без России будет сложно и дорого, заключает обозреватель.