В пятницу 4 декабря 2015 года на морской стационарной платформе № 10 в Азербайджанском секторе Каспийского моря, по предварительным данным, в результате разрыва газопровода и последующей разгерметизации скважин произошел сильный пожар. Штормовой ветер и волнение значительно затруднили проведение спасательных работ.

По данным на вчера, в результате аварии 7 человек погибли, 23 считаются пропавшими без вести,  33 спасены.

Анализируя случившуюся на Каспии трагедию – пожар на морской платформе, унесший жизни людей, – задаешься вопросом: случившееся неизбежно или этого можно было избежать?

Те скудные видеоматериалы, выложенные в YouTube и показанные по телевизионным новостям, а также мой более 15-летний опыт работы по охране морских объектов добычи нефти и газа позволяют поставить под сомнение необходимость эвакуации персонала платформы на шлюпках, да еще в штормовую погоду.

Морские платформы проектируются и строятся так, чтобы жилой модуль находился на максимальном удалении от скважин, сверху модуль защищается от падения вышки вертолетной площадкой. Сама платформа ориентирована по розе ветров таким образом, чтобы жилой модуль находился с наветренной стороны от преобладающих ветров.

В видеоматериалах хорошо видно, что жилой модуль от огня практически не пострадал и находящиеся за ним и в нем самом люди были бы в относительной безопасности. Тем более что сам жилой модуль имеет водяное орошение по периметру стены, обращенной к скважинам. Эвакуацию персонала в этих условиях можно объяснить только тем, что руководство платформы и его персонал растерялись и дальнейшие их действия не были рациональными.

Попытки спустить спасательные шлюпки, в которых находился персонал платформы, привели к трагическим последствиям.

Что касается действий аварийно-спасательных кораблей, то их первая задача на пожарах и авариях – спасение людей, терпящих бедствие. И при очень тяжелых погодных условиях в районе месторождения задача по спасению людей с платформы должна была выполняться неукоснительно, даже с риском для корабля и его личного состава.

В данной трагедии прослеживается человеческий фактор – недостаточная обученность персонала платформы действиям в аварийной ситуации, равно как отсутствие должной практики судоводителей аварийно-спасательных кораблей подходу и швартовке к морскому основанию в сложных погодных условиях.

Очевидно, что выводы из данной трагедии необходимо сделать, и думаю, они будут сделаны как руководством нефтяной компании, так и МЧС в части обучения персонала платформ и боевой подготовки личного состава аварийно-спасательных судов.

Кроме того, вызывает сомнения и обещание спасателей потушить пожар на платформе за сутки.

Пожар на газопроводе можно ликвидировать без последствий, просто перекрыв подачу газа. Что касается скважин, особенно нефтяных, здесь все гораздо сложнее. Горение скважины означает ее разгерметизацию и утечку углеводородов под давлением.

При тушении пожара на подобной скважине без устранения утечки неизбежны разлив нефти и загрязнение акватории моря. В таких случаях задействуют специальные суда с постановкой боновых заграждений для ограничения распространения пролива и сбора нефти.

Для экологии предпочтительнее, чтобы фонтанирующая нефть горела и не загрязняла окружающую среду. Как правило, сегодня горящий фонтан тушится по решению штаба по ликвидации аварии непосредственно перед его ликвидацией, то есть после проведения комплекса подготовительных работ по очистке устья скважины, подготовке для наведения на фонтанирующую скважину фонтанной арматуры. Проведение всех этих работ сильно зависит от погоды и массы других условий и, как правило, продолжается не один день.

Рамис Тагиев – доктор технических наук, профессор, заместитель генерального директора ООО «Газпром газобезопасность» по пожарной безопасности, нормативной работе и новой технике.

Источник: «Независимая газета»