parni iz BakuЧлены легендарной команды КВН Парни из Баку, актеры Театра «Планета Парни из Баку» Азер Мамедзаде, Бахрам Багирзаде, Джабир Иманов и Тахир Иманов в интервью сайту Оху.Аз рассказали о трудностях, с которыми они столкнулась.

Так, один из лучших коллективов страны сегодня столкнулся с беспрецедентным давлением, на их пути ставят преграды, и КВН-щики надеются только на помощь главы независимого азербайджанского государства — Ильхама Алиева.

По словам Тахира Иманова, все началось с того, что весной они запустили последний на сегодняшний день проект «Сборная смеха», где собрали ведущих юмористов страны.

Приводим интервью без сокращений:

«У нас там есть рубрика под названием «Хит-парад». Там был музыкальный номер, где одним из главных героев был полицейский. И я обнаружил, что во время трансляции на телеканале этого полицейского безобразным образом вырезали.

При том так безобразно, что в итоге все выступление выглядело крайне непрофессионально. Потом вообще начали вырезать все отрывки, связанные с полицией. Я звоню руководству Space. Никто на мои телефонные звонки на протяжении двух дней не отвечает.

Исполнительный директор сказал, что «Я ничего не знаю, я не в курсе. Я выясню и скажу вам». Потом меня приглашает руководство телеканала во главе с Вагифом Мустафаевым.

Мне сказали, что «нельзя критиковать полицию». Говорю: «Почему? Почему в 90-х годах можно было, в 2000-х годах можно было, до февраля 2015 года можно было, а сейчас нельзя?» Говорит: «Нельзя и все». Я спросил: «А что, вам звонили из руководства полиции?»

Он ответил, что нет, мол, он сам так решил. Тогда я говорю: «А с чего это вы так решили?» Говорит: «Нельзя и все». Я спросил: «А остальных можно?» Отвечает: «Пока остальных можно, а их нельзя»», — руководитель театра не понимает «новые условия».

По словам Тахира Иманова, понять смысл происходящего для него не является возможным:

«А нам заявляют: «Вы знаете, вы наносите ущерб имиджу полицейских!»

Мы КВН-щики, чемпионы 20 века, заслуженные артисты, чемпионы сезона 92 года, обладатели кубка чемпионов 95 года: Азер Мамедзаде, Бахрам Багирзаде, Джабир Иманов, Тахир Иманов – мы наносим ущерб всему имиджу полицейских. Это же смешно, это же нонсенс!

Я говорю: «Хорошо Вагиф муаллим, а как же тогда ролики, которые выложены в YouTube? Многочисленные ролики, где представлены компрометирующие материалы, Где сами же полицейские себя дискредитируют.

МВД говорит, что «да мы знаем, что такие минусы есть, и почти ежемесячно за грубейшие ошибки снимаются с должности и назначаются новые». Мы же ничего нового не придумали. Если руководство страны на каждом совещании говорит о том, что в правоохранительных органах есть негативные моменты, почему мы не можем говорить?

Мы живем с Вами в демократической стране. Мы не живем в Северной Корее, мы не живем в 1937 году. Мы в принципе занимаемся тем, чем занимались на протяжении 20 лет и даже больше.

На следующий год будет 25 лет нашей деятельности. Почему в 1999 году, когда была большая сцена, N-сайлы полис болмеси, когда в зале присутствовало все руководство страны, это можно было? До сих пор полицейские вспоминают и смеются».

— Когда шоу создается и представляется руководству телеканала, где это шоу должно демонстрироваться, заключается определенный договор. Были ли какие-то пункты в договоре о том, что нельзя критиковать?

— Дело в том, что мы являемся одной из немногих, даже, может быть, единственной организацией, которую никто никогда не проверял. Даже когда мы выступали перед руководством страны. Даже когда выступали перед Общенациональным лидером Гейдаром Алиевым, даже перед нынешним руководством. Потому что все знали, что мы за рамки дозволенного не выйдем. Наша сфера – это сатира, которую мы знаем как свои пять пальцев. В других делах мы учимся всегда, архитектуре например, вот Бахрам изучает азы этого дела. А здесь мы профессионалы.

— Никаких разумных объяснений, почему срезали эти сцены и не разрешили дать в эфир, вам никто не дал?

— Просто сказали нельзя и все. Мы ушли на другой канал. В АТВ нам сказали больше:

«Нельзя критиковать полицию, нельзя критиковать налоговую инспекцию, нельзя критиковать таможню и МЧС и т.д.». Нам заявили, что «вы критикуете налоговую, они потом присылают к нам проверку, либо тот или иной министр звонит с угрозами».

Они спекулируют именем руководства страны, по их словам именно руководство страны запрещает это. Чушь, бред, ерунда. В это мы никогда не поверим. Потому что мы знаем, что руководство страны всегда за демократические решения любой проблемы.

По словам другого участника театра, Азера Мамедзаде, Общенациональный лидер Азербайджанского народа Гейдар Алиев всегда поддерживал КВН:

«Если бы руководству страны это не нравилось, они бы не приходили на концерт. Если что-то не понравилось бы, дали бы указание закрыть нас, и мы ничего не сказали бы. Наоборот, Гейдар Алиев всегда поддерживал нас. Все знали, что он и за кулисы приходил, всегда поддерживал и говорил, чтобы мы продолжали свою деятельность, развивали юмор и сатиру в стране».

Тахир Иманов:

«Покойный Гейдар Алиев говорил, что необходимо показывать минусы и проблемы, которые существуют в той или иной сфере, как например на том ударном концерте со сценкой «N-сайлы полис болмеси», «Хестехана», «Школа», то есть трех наиболее важных сфер жизни общества.

И когда Г. Алиев встретился с нами после концерта, то сказал, что «вы делаете полезное дело. Вы показываете минусы, и правильно делаете». Все это делается для того, чтобы каждый видел свои минусы и старался их исправить. Все, что мы делаем, мы делаем из-за любви к своей стране, в стремлении искоренить эти минусы.

Мы не смеемся над страной, мы смеемся сами над собой. И хотим, чтобы у нас было здоровое общество. Нынешний президент очень хорошо к нам относится, он был нашим духовным наставником, человеком, который руководил КВН-овским движением в Азербайджане. Без его поддержки ни о каких победах команды «Парни из Баку» нельзя было бы говорить. И сейчас говорить от его имени в таком контексте неправильно.

Это и есть провокация. Я задал вопрос: «Если вы говорите, что мы наносим ущерб имиджу полиции, то что тогда делать Луи де Фюнесу, который создал образ бездарного полицейского?» Это всего лишь направление в кинематографе. В России сериал про милиционеров назывался «Менты». И все нормально это воспринимали. В сериале был и умный, и дурачок, и сильный, т.е. все это было показано сквозь призму сатиры.

Азер Мамедзаде:

«В сериале «Полицейская академия» постоянно пародируются полицейские. Речь не столько об этом, столько о том, что нам говорят, что это не нравится руководству страны. Идет совершенно неправильный посыл, именно это нас и возмущает».

Тахир Иманов:

«Два последних наших концерта не дали в эфир. Последний концерт должны были показать весной, в преддверии его, около недели, шел анонс. В воскресный день мне звонят из АТВ и говорят: «Мы срезаем сцену, где вы высмеиваете детство министров, сцены, где критикуете полицию, таможню, налоговую…».

— И что собирались оставить?

— Вот и я спросил: «А что остается, только текст ведущего?» Говорят: «Срезаем и все». И тогда я сказал, что «если нас не срезали, когда на концерты приходило руководство, то теперь это срезать никто не имеет права». Ничего, я согласен на то, чтобы наши концерты не показывали два или три года, пусть лежат на полках, мы потом их покажем.

— А вам предлагали поменять форму критического и пародийного подхода?

— Нет, нам сказали конкретно: «Телевизия сизлик дейил. Создайте на YouTube канал, там и показывайте свои концерты». Понимаете, создается парадоксальная ситуация, извините за нескромность, но я говорю фактами: людям, которые поднимали знамя этой страны в начале 90-х, в опасное время, когда мы прорывали информационные блокады, и вдруг говорить такое.

На Лидер ТВ мы с 2003 года запрещены конкретно, на АНС нам сказали: «Ваш формат нам не подходит». В эти телеканалы нам вход воспрещен. А для людей, которые играют с чувствами азербайджанского народа, вход свободен. Телеведущая сказала про сгоревшее здание, что, мол, «бир филм иди кулек иди олду кечди», и ей это простили. Она до сих пор там, а нам вход воспрещен. Дикторам, которые неправильно название стран говорят, необразованным ведущим вход разрешен.

Азер Мамедзаде:

«Я опять таки вернусь к теме Comedy Woman. Армянский проект можно приводить, а нам, видите ли, нельзя выступать. Там целая машина, индустрия – постоянно идет пропаганда армян и армянства».

— Но этого не произошло, концерт был отменен.

— Давайте говорить начистоту: это произошло благодаря вам, Оху.Аз, и нам. Если бы мы промолчали с вами вместе, то эти люди, которые своей необразованностью оскорбляют азербайджанский народ, сняли бы это и преподнесли нам с таким пафосом, мол, «Бакыда комеди вуменин консерти кечди и т.д.», задали бы им бездарные вопросы, и на этом все бы и закончилось.

Больше года продолжается аннексия Крыма, все правильно говорят название этой страны, только наши говорят «Украйня», «Дамбасс». Президент страны — Порошенко. Наши говорят «Парашенко». Вот таким бездарям разрешается быть в эфире, а нам нет. Нас называют «севиййесиз». Это телеканал Lider нас так называл. Говорили, что таких «севиййесиз коллективи, ефсаневи сехнелере бурахмаг олмаз».

Значит, когда в 90-х годах мы выступали перед руководством страны, перед министрами, нас называли «Бизим фехримиз». А сейчас называют «севиййесиз». Если честно, из тех, кто называл нас гордостью и предлагал свою помощь в случае каких-то проблем, свои обещания не забыли максимум два-три министра. К остальным же мы не можем попасть на прием.

— Вот из-за этих проблем с телеканалами вы к кому-то обращались?

— Цель нашего прихода к вам сегодня — это с помощью вашего сайта довести до руководства страны, до многоуважаемого Президента, до многоуважаемой Первой леди, наш крик души. В нашем коллективе работают около 60 человек, и все они до сих пор сидят без зарплаты.

Вы знаете, если сейчас вы обратитесь к руководству телеканалов, они будут говорить, что мы все придумали. А я вам больше скажу, после этой статьи руководители телеканалов наймут каких-нибудь псевдо-критиков, псевдо-драматургов, которые просто попытаются очернить наше имя, либо снимут о нас какую-нибудь клеветническую передачу.

Один из директоров канала даже нам сказал, что «на ваших концертах не хватает пяти кадров с участием президента. Вот будет сидеть он на десятом ряду и хлопать, вот тогда я дам ваш концерт в эфир». Я не назову его имени, потому что он, вероятнее всего, откажется от слов.

Азер Мамедзаде:

«Мы хотим чтобы нас поняли правильно: мы не жалуемся на наше материальное положение, мы жалуемся на негативное отношение некоторых чиновников.

Да, на интернет-канале есть все наши выступления, но ведь эфир – это совсем другое. Я недавно с одним товарищем говорил на эту тему, и мы пришли к выводу, что, как бы ни развивались интернет-порталы и каналы, телевидение, эфир – это другое. Ведь далеко не все жители страны пользуются интернетом.

И такого фактора звукового и визуального влияния, как у телевидения, ни у какого масс-медиа нет. И теперь хотят развалить нашу работу, ту работу, которую мы выполняли в течение 25 лет, нам перекрывают кислород. Не знаю, какие цели преследуют эти люди, ведь все прекрасно знают, что к нам всегда хорошо относилось руководство страны, и президент, и первая леди Мехрибан ханум Алиева, и их дети, и поддерживали. Мне больше нечего сказать».

— Кроме вас никто полицейских не критикует?

Тахир Иманов:

«Критикуют, но им запретили. Очень многие продакшны критиковали в своих проектах, сериалах и т.д., но им запретили. Я вам заявляю открыто, так и напишите: они боятся давления чиновников. Если молчат, значит, боятся. Не говорят. Представители пресс-службы МВД позвонили на телеканалы и сказали, что нельзя критиковать полицию и точка. У пресс-службы МВД нет других дел, кроме как смотреть наши проекты, они наши концерты знают наизусть».

Азер Мамедзаде:

«В том качестве, в котором мы показываем, простите за нескромность, на таком высоком уровне никто больше не работает. Наверное, поэтому и хотят забросать камнями».

Тахир Иманов:

«Причем многие из них, когда нас видят, говорят нам: «Сиз бизим феримизсиниз, гениально, потрясающе». Это что, двойная игра получается что ли? Никогда не забуду первый случай давления со стороны чиновников, которое я лично на себе испытал. 1996 год, легендарная сцена «Милли Меджлис». Я — один единственный актер, который сидел, смотря в зал, остальные сидели спиной и не видели реакцию.

Тогдашний спикер Расул Кулиев подошел и в агрессивной форме заявил: «Sən idin məni yamsılayan? Sən idin?» несколько раз. Увидев это, Гейдар Алиев подошел и разрядил обстановку. Он сказал: «Sən səhnədə başqa cür görsənirsən, indi başqa cür», т.е. там был смелый, а здесь стоишь такой трусливый. Это была первая поддержка со стороны главы государства, которая фактически означала: я здесь, я с вами.

А 30 декабря 2000 года он сказал: «Heç kəsdən qorxmayın». Ни одну другую команду в истории КВН так не поддерживал глава государства, как нас поддерживал Г. Алиев.

Азер Мамедзаде:

«Это было в канун нового, 2001 года. В эфир это прошло. Тогда мы стали чемпионами. Он сам детально вспоминал наши шутки».

Тахир Иманов:

В 2014 году на нашем концерте была сценка про детство министров. Руководители телеканалов у нас спрашивают: «Почему вы показываете детство министров?» А почему бы и нет? Как будто они неприкасаемые. Посмотрите любую международную игру КВН: полиция, армия, школа — везде есть эти отрасли. Мы, т.е. все КВН-щики, критикуем то, что на поверхности. Любые международные игры посмотрите: врачи обязательно, полицейские, учителя, МЧС, таможня… Это наш день. Откроем любой новостной сайт, вот ваш например, идет новость: уволен кто-то, назначен кто-то. А за что уволен? За хорошее поведение? Снят кто-то за ошибки. За то, что не оправдал доверие государства. Мы это и критикуем.

Если так, то возьмите и сожгите произведения Джалила Мамекулизаде, который сказал: «Elmi olanın hörməti yoxdur, hörməti olanın elmi yoxdur». Он дискредитирует, наносит ущерб, создает плохой имидж для общества. Или сожгите Мирза Алекпер Сабира, который сказал: «Kim nə deyər bizdə olan qeyrətə…». Сожгите! Почему называете их великими? Мы не претендуем на имя великих, и никогда ими не будем. Может быть, после нашей смерти АзТВ сделает передачу, где покажут фото Бахрама Багирзаде с концерта и расскажут о том, каким он был великим актером». (смеется)

Бахрам Багирзаде:

«Покойный Хабил Алиев говорил, что столько хвалят умерших, что так и хочется умереть». (смеются)

Джабир Иманов:

«Вышеупомянутые люди думают, что мы эти истории придумываем или по чьему-то заказу делаем. А на самом деле, это все из жизни. И это все правда. И каждый человек сталкивается с этим. Это общество. Мы же делаем это во благо, мы же не говорим, что вы все плохие. Мы хотим показать, что есть такие люди в той или иной структуре. Это все называется сатира».

Азер Мамедзаде:

«Простому народу то, что мы делаем, нравится. Но некоторые из тех, кто на должностях недовольны».

Тахир Иманов:

«Если проблема эфира решится, другие проблемы мы сами решим. Каждый год одна и та же проблема — найти спонсора. Это для нас как найти иголку в стоге сена. На какие-то конкурсы красоты спонсоры находятся сразу, а мы не можем никого найти. Не можем. Приходишь к потенциальному спонсору, а у него дочь вышла замуж за сына чиновника, или же сын женился на дочке какого-то министра. И он нам говорит, что «вот вы его критикуете, я не могу вас спонсировать». Вы себе представить не можете, какой это унизительный процесс – просить кого-то стать спонсором концерта. Хотя было время, когда спонсоры выстраивались в очередь чтобы финансировать наш концерт. Есть компания «Yeni Həyat»,в 2007 году мы договорились, что они будут генеральными спонсорами нашего концерта. Вдруг нам звонит руководитель и говорит, что «siz bir ssenarini gətirin görüm, orda nə yazmısız». Я отказался от спонсорства. Лучше пусть будет в минус, я не получу эти деньги. Зато моя совесть перед руководством страны будет чиста. Выступали перед руководством страны – нас никто не проверял, и вдруг руководство какой-то компании нас проверяет».

— Т.е. вы хотите сказать, что до сих пор в течение всего времени существования команды, ваши сценарии никто не смотрел?

— Никто. Никогда. Насколько было доверие сильное, что нас не проверяли. Мы выступали на закрытых ужинах, в честь приезда президента Молдовы Петро Лучинского, выступали во время первого визита президента России с 9 по 11-го января 2001 года в Гюлистане.

Азер Мамедзаде:

«За один день до мероприятия нам говорили, что мы выступаем. Мы готовили сценарий вечером или днем, делали постановку и выступали».

Тахир Иманов:

«Ни один театр не был приглашен, пригласили только нас. Потому что знали, что мы сделаем все качественно, в том же патриотическом духе, в котором всегда делали, и скажем то, что другие не смогут сказать.

Сидели министры наши и Российской Федерации, и мы сидели. Мы думали, что будем выступать как все артисты, но Гейдар Алиев посадил нас за стол».

 

Азер Мамедзаде:

«Честное слово, я не побоюсь этого слова и скажу, что мне кажется, что Гейдар Алиев гордился нами. Тогда он лично поздоровался с нами, и Путин тоже. И Гейдар Алиев сказал Путину на ухо: «Они армян выиграли», — и сказал это он не без гордости. Мы все это слышали. Он гордился нами. Мы чувствовали стену за собой».

Тахир Иманов:

«Он каждый раз спрашивал, какие у нас проблемы. Проблем было масса, а мы говорили, что все хорошо. Мы никогда не жаловались ни Гейдару Алиеву, ни Ильхаму Гейдаровичу. Однажды Ильхам Гейдарович спросил у меня, что случилось, почему я такой грустный, и я сказал, что ничего. Но он чувствовал, и правильно чувствовал. В 1995 году меня отчислили из ВУЗа. За пропуски. А я не ходил на занятия потому, что готовился к игре Баку-Одесса. Занимался «маленьким делом» – представлял страну. Так считал ректор, для него это было маленьким делом. Ильхам Алиев помог, меня восстановили. Я не могу понять, почему любую проблему должен решать руководитель страны. Почему чиновники не могут решать проблемы?»

Азер Мамедзаде:

«В 2000 году он мне тоже помог. Когда матери нужна была дорогостоящая операция, я обратился, и он без всяких обсуждений решил все вопросы».

Тахир Иманов:

«Ильхам Гейдарович нам всем помогал. Тогда он был вице-президент госнефткомпании, а теперь он – глава государства. Но, к сожалению, на данный момент мы не можем обратиться напрямую к руководству страны, как делали это в 90-х годах. Наши обращения либо пропадают где-то, либо просто не доходят до адресата».

Азер Мамедзаде:

«Мы больше 20 лет этим занимаемся, и команда КВН «Парни из Баку» никогда не продавалась и не покупалась за деньги. А компания «Yeni həyat» подумала, что купила нас за деньги. И имеет право цензуру проводить».

Тахир Иманов:

«Некоторые чиновники говорят, что вот если мы какую-то структуру критикуем, значит, нам это заказали. Наша команда никогда ни по чьему заказу не выступала».

Азер Мамедзаде:

«Это свидетельствует об узости мышления и о том, что эти люди мерят все на свой аршин».

Тахир Иманов:

«Некоторые чиновники даже здороваются с нами через не могу. Вы себе не можете представить, каких мне усилий стоило выбить из АЗАЛ старый самолет, чтобы снять начальную и финальную сцены к/ф «Мехелле». Нам сказали, что ввиду боязни совершения терактов, мы не можем вам самолет предоставить. Нам не разрешали в самолете сцену снимать, и только после звонка сверху, нам разрешили провести съемки в паршивом самолете, и при этом проверяли как последних бандитов и при входе, и при выходе. Еще и заявили, что скажите своему спонсору, пусть сделает вам декорацию самолета. Каждый раз мы сталкиваемся с аналогичными проблемами».

Азер Мамедзаде:

«Это надо так написать, чтобы поняли, что это крик нашей души. Потому что найдутся люди, которые скажут,«pulları var, maşınları var, şikayət edirlər». Но хотя бы другая половина услышит и поймет нас. В первую очередь, как в самом начале было сказано, руководство, уважаемый господин президент.

Тахир Иманов:

«Это открытое обращение команды КВН к руководству страны. Ведь если бы мы не заслужили уважения, то 14 сентября эти два человека – Бахрам Багирзаде и Джабир Иманов, не получили бы звания заслуженных артистов от имени президента».

— И ваша команда не продержалась бы столько лет..

— Да… именно.

Проект «Сборная смеха» мы создали в последний момент и вынужденно.

— Почему вынужденно?

— Сейчас объясню. В 2012 году президент выделил деньги на развитие отечественных сериалов. 3 года я молчал, потому что руководство Space меня просило молчать. Если меня услышит многоуважаемая Севиль ханум Алиева, одна из акционеров канала, то будет отлично. Мы сняли 31 серию, на последние 9 серий не выделили деньги.

Джабир Иманов:

«И сериал остался, естественно, незаконченным. Финала нет».

Тахир Иманов:

«И при том последние 18 серий снимали на свои средства, нам сказали: «Снимайте, мы потом вам деньги дадим». Но до сих пор мы ничего не получили, и на сегодняшний день они нам должны 99 тысяч манатов.

Последняя договоренность со Space была такова: нам сказали: «Создайте проект». Я спросил: «А как создать?» Нам сказали: «Найдите спонсора и создайте». Я ответил: «Ок. Найду». Нашел спонсора. И нам сказали, что «мы найдем вам спонсора показа». Нам ни одной копейки не вернули. И при том просят, чтоб мы не говорили об этом в СМИ. Я неделями звоню исполнительному продюсеру, он говорит: «Я занят, я в Америке, у меня дела и т.д.». Как будто я звоню, чтоб пойти где-то развлечься?

Я ведь тоже по делу звоню. Т.е. для них не приоритет вернуть долг человеку. Я не могу понять, если вы нам должны деньги, то как вы можете строить новые павильоны, новые сериалы снимать. Уже три с половиной года прошло, нам деньги не вернули».

— Как вы думаете, в чем причина такого отношения?

— Я думаю, что причина в том, что КВН остался без хозяина. У всех федераций есть свой руководитель, хозяин. Например, у художников есть свой хозяин в лице уважаемой Аиды Махмудовой, которая создала коллектив «Ярат» и с удовольствием руководит ими, добивается с ними успехов. Только мы, как бездомные коты, стучимся в двери и просим стать спонсорами наших концертов. Вы себе представить не можете, как это унизительно, какие они ставят условия.

Мы очень хотим, и вас просим, донести этот наш душевный разговор до руководства страны. Донести, что, именно спекулируя именем руководства страны, нам запрещают выходить в эфир, запрещают критиковать негативные явления социальной и политической жизни страны. Просто запрещают заниматься любимым делом.

Бахрам Багирзаде:

«Я в конце хочу сказать, что ребята на эмоциях выступают, а я последнее время стал не очень эмоциональным и к этому нормально отношусь. В Америке очень известного режиссёра пригласили выступить в Зеленом театре. Человек этот получил очень много наград, я сейчас не могу вспомнить его имени. В день выступления пошел дождь. И он, когда вышел на сцену, увидел в зале, рассчитанном на 3 тысячи зрителей, только 12 человек.

И он сказал гениальную вещь: «Я столько фильмов снял, поставил столько спектаклей, столько призов получил. Хочу сказать вам, как много меня, и как мало вас». Сегодня я хочу сказать этим чиновников то же самое: как много нас и как мало вас. И мне жаль этих чиновников. Вот если выйти на эту улицу, где находится ваша редакция и провести социальный опрос, о том, кто были министрами во времена Узеира Гаджибекова, Муслима Магомаева, при Рашиде Бейбутове, при Вагифе Мустафазаде – уверяю вас, никто вам не ответит. Никто не вспомнит имена министров, но они помнят и будут помнить Узеира Гаджибекова, Муслима Магомаева, Рашида Бейбутова, Вагифа Мустафазаде. Мы же не хотим стать депутатами, министрами. Мы не хотим этого, мы просто хотим заниматься творчеством».

Азер Мамедзаде:

«Нам нужно просто, чтобы нам дали возможность заниматься своим делом. Раньше министры просто звонили, а сейчас звонят от их имени и угрожают.

Телеканалы и некоторые чиновники запрещают то, на что в свое время дал благословение сам Общенациональный лидер азербайджанского народа Гейдар Алиев.

Хочу сказать, что когда речь идет о министрах, мы не имеем ввиду всех. Потому что есть министры, с которыми мы не пересекаемся, и они, может быть, нас даже не знают. Просто есть такие чиновники, которые считают себя королями. И думают, что могут давать нам какие-то указания».

Тахир Иманов:

«А есть такие министры, которые говорят: «Меня тоже покажите». Однажды после очередного концерта общенациональный лидер Гейдар Алиев нам говорил: «А почему вы не показываете генпрокурора Эльдара Гасанова? МВД Рамиля Усубова, Муртуза Алескерова? Показывайте». А потом мы поняли его мудрость. Это был баланс, чтоб не было чувства, что кого-то показывают, а кого-то нет.

Азер Мамедзаде:

«Был Валентин Владимирович Крапива, известный КВН-щик, у которого мы много чему научились. Мы с ним дружили. Мы созванивались с ним, включали громкую связь и поздравляли его с каким-то праздником. И в последний звонок он сказал, что «ребята, я себя плохо чувствую, и, проанализировав свою жизнь образно, вам в лицо хочу сказать, что вы – лучшая команда КВН, которую я знал». Это сказал человек, который был представителем старой плеяды КВН-щиков».

Тахир Иманов:

«Все думают, что мы только эту власть критиковали. В1993 году 8 марта, в Филармонии проходил концерт, и все наше выступление было посвящено критике тогдашней власти. В зале сидели все, кроме А. Эльчибея. Мы собирались на четвертьфинал ехать. И мне тогда было 18 лет. И, честно скажу, ноги дрожали. Так как все слова текста были критикой. Прошлись по всем министрам. Тамерлан Караев, ИскендерГамидов и т.д. Рассказываю, что было дальше. В тот день после выступления к нам подошли только три человека: Фархад Бадалбейли, Чингиз Абдуллаев и Агабек Султанов.

Агабек Султанов сказал гениальную фразу: «Ребята, особенно не расстраивайтесь, если что, я скажу, что вы мои пациенты».

«То, что мы сегодня делаем – мы делаем из любви к нашей Родине. Ведь мы никогда не отрицаем все прекрасное, происходящее в Азербайджане под руководством нашего президента. Мы просто показываем те негативные моменты, решение которых позволит еще сильнее укрепить единство нашего народа и государства.

Господин президент Ильхам Алиев всегда говорит, что если вы недовольны деятельностью чиновников, то скажите мне. Мы поэтому и хотим донести свою жалобу до господина президента.

В конце я хочу позволить себе процитировать слова главы независимого азербайджанского государства. Эти слова были сказаны им на открытии нового административного здания Шекинского судебного комплекса:

«В Азербайджане ведется очень серьезная борьба с коррупцией и взяточничеством. Я неоднократно высказывал свое мнение по этим вопросам, были даны соответствующие указания. Здесь мы должны продолжать нашу работу в трех направлениях. Конечно, принимаются и будут приниматься административные меры, меры наказания. В последнее время общественность Азербайджана видит, что лица, допустившие коррупцию, взяточничество, беззаконие, независимо от занимаемого положения в обществе, несут серьезное наказание. Потому что в обществе никто не может быть неприкосновенным. Никто не может обладать иммунитетом».