Заявления официальных лиц по следам аварии    на морской нефтедобывающей платформе №10, произошедшей 4 декабря  и освещение большинством  СМИ трагедии как некоего фатального случая, неискренняя инициатива  консолидации     нации в  трагический час после гибели людей, подтверждают первичные выводы, что власть будет стремиться представлять произошедшее как случай, а не явление.  Президент SOCAR  представлен героем, который сажает свой вертолет на платформу после урагана, а МЧС спасителем спасшихся.

Вторые лица SOCAR на пресс-конференции говорили о причине возникновения пожара, о действиях  персонала платформы, спасательной операции. Однако не было получено ответов на главный вопрос: Были ли правильными действия руководства компании в преддверии трагедии  до последней минуты перед гибелью людей?

Существует жесткое  правило заблаговременного оповещения   морских нефтяников   о надвигающемся шторме,  и применения  норм безопасности, которые требуют сосредоточения персонала в безопасном месте. Так поступила компания BP, за день до урагана, вывезя 300 работников на корабле «Курбан Аббасов» на берег, чтобы переждать бурю.

Так было всегда в советское время со времени гибели группы нефтяников вовремя шторма на только что осваиваемом   месторождении «Нефт дашлыра» 21 ноября 1957 года. SOCAR этого не сделала.

По признанию руководства компании 60 работников погрузились на 2 спасательные шлюпки. Их подвинули к этому  пожар и опасность взрыва всей платформы. Однако обе шлюпки были спущены на промежуточную высоту между  морем и верхним основанием платформы. Они не рисковали  спускаться в бушующее море, но в тоже время оставались заложниками горящей платформы.  Они были скованы страхом, вызванным потерей управления ситуацией. Горела только рабочая часть платформы, там, где находилась буровая,  часть жизнеобеспечения платформы осталась нетронутой. И при взвешенном  принятии решений, персонал мог бы переместиться сюда. Помещения нахолодились на северной части, откуда дул ветер и пламя уходило в противоположную сторону. Так спаслись четверо рабочих. Хотя им было слишком жарко от огня горящей скважины, но в любом случае они остались живы.

Связь с сушей была, и персонал информировал берег о ситуации. И если персонал принял не самое верное решение, то возникает вопрос: Кто дал команду на погружение в шлюпки и были ли какие-либо команды?

Президент SOCAR Ровнаг Абдуллаев прибыл на платформу после перехода ураганного ветра  в штормовой,  и после  гибели людей. В прессе писали, что он, рискуя жизнью, заставил пилота приземлиться на платформу. Если вертолет летает, то это означает, что он способен взлетать и садиться. Спрашивается: Какая здесь опасность? И вообще, какая была необходимость (помимо PR)  прилета  на платформу постфактум. Решение надо было принимать до трагедии, тогда ее и не было бы.

Мехман Алиев, директор агентства Туран