В последнее время политические процессы в стране и за рубежом развиваются с большой скоростью. В связи с политическими процессами внутри страны и за ее пределами председатель ПНФА Рази Нуруллаев дал интервью сайту Ölkə.Az:

— Здравствуйте. Каково ваше положение и состояние партии?

— Здравствуйте. Все хорошо.

— Имеются ли новые члены, вступившие в вашу партию?

— Если откровенно, никогда не был сторонником искусственного увеличения числа членов партии. То есть, мы не выполняем пятилетний план. Думаю, что численность членов партии еще не говорит о силе этой партии. ПЕА заявляет, что у нее более 600 тысяч членов. Выходит, что весь Азербайджан состоит в ПЕА. Это не правильный подход. По моему мнению, у партии должны быть сильные активисты и личности. Потому что в Азербайджане в периоды вне выборов не представляется возможным добиться чего либо. На выборах человек, лучше владеющий ораторским мастерством, у которого программа лучше твоей, может добиться того, что и твои сторонники отдадут свои голоса за него. В партиях должны быть люди, умеющие правильно общатья, с нормальным политическим мировоззрением.

— Уже утвержден состав парламента. Когда вы смотрите на список депутатов, не чувствуете ли сожаление о том, что не выдвинули свою кандидатуру?  

— Никогда не думал об этом. Очень сожалею в связи с новым составом парламента. Я ожидал, что в парламенте сменятся уже порядком приевшиеся лица. Я хотел, чтобы сменили хотя бы 60% прошлого состава парламента. Мы критикуем тот факт, что с 1988-го года в азербайджанской оппозиции наблюдаются одни и те же лица, то же самое относится и к парламенту Азербайджана. Видимо, власть и оппозиция находятся в одинаковом состоянии. Поэтому я не сожалею, что не выдвинул свою кандидатуру.

— Огтай Асадов снова избран председателем парламента. Все депутаты проголосовали за него. Никто не воздержался, не проголосовал против. Каково ваше отношение к этому?

— Заранее желаю удачи Огтаю Асадову (смеется). Желаю ему ещё больших высот. Просто это не правильно. Если в парламенте была бы демократия, то хоть кто-то проголосовал бы против, несколько человек воздержались бы. Хотя, ради имитации демократии надо было этого сделать. «Фаты встань, Фаты садись» — не к лицу Азербайджанскому парламенту.

— Министерство юстиции не зарегистрировало ПНФА под руководством Али Керимли. Дает ли это надежду руководимой вами ПНФА на получение желаемой печати?

— Естественно. Этот факт вызвал серьезное воодушевление среди наших членов. Поднял дух. Мне тоже было приятно. У нас зародилась надежда. На данный момент наши документы в суде. Мы подали в суд на Министерство юстиции, чтобы ускорили данный вопрос.

— В Азербайджане политические организации выделяются своими пророссийскими и прозападными взглядами. ПНФА пророссийская, прозападная или национальная партия?

— То, какого мировоззрения мы придерживаемся, открыто показал наш съезд. На съезде доверия ПНФА от 18 октября были сделаны поправки в устав, и положение об интеграции в Европу было принята в качестве требования устава. Интеграция в Европу является требованием устава ПНФА. Наша партия проевропейская.

— На каком крыле политики стоит ваша новая политическая организация?

— Я бы не назвал ПНФА под моим руководством радикальной. Нам предъявляют претензии, почему мы пишем радикальные статьи, делаем такие же заявления, разве сайты и газеты под нашим руководством склоняются к радикализму? Мы не провластная партия, а оппозиция. В определенных обстоятельствах мы соблюдаем границы. Мы не намерены проводить несанкционированные акции. Мы, как партия, должны сформироваться в новой форме, и люди должны увидеть, что имеется отличительная партия. Азербайджанская оппозиция была черносотенной. Мы — партия, которая держится в стороне от черносотенцев. Мы намерены построить в Азербайджане еще более аристократичную, цивилизованную, культурную партию, к которой все будут относиться с уважением. Я считаю, что мы в достаточной степени добились этого.

— Съезд вы уже провели. Хотите ли вы провести митинг?

— Естественно, были такие обсуждения. Но в ближайшем будущем планов по проведению митинга нет. К концу году определим границы своей силы, если она будет соответствовать программе, проведем и митинг. Было бы не правдой, если бы я сказал, что мы проведем митинг, соберемся, осуществим революцию. Народ уже достаточно обманывали подобными популистскими призывами. Ему уже осточертела политика.

— Какую основную цель ставит перед собой ваша партия?

— На данном этапе самой главной задачей нашей партии является подготовка к президентским выборам 2018-го года. Уже начата подготовка к этому. Для нас основная цель — активное участие в президентских выборах 2018-го года. Я не говорю, что мы можем в одиночку прийти к власти. В связи с этим идут переговоры, сейчас ничего не могу сказать. Для того, чтобы добиться результатов в президентской гонке, необходимо вернуть в политику веру людей.

— Как по вашему, с чем связан крах азербайджанской оппозиции?

— Оппозиция терпит крах, потому что народ устал от избиений, ругательств, обмана. На каждых выборах оппозиция говорит, что «этот год – наш год», некоторые публикуют списки теневых кабинетов, но каждый раз все заканчивается крахом. Люди устали. Люди, которые считали для себя честью быть избитыми на улицах, сегодня живут жизнью политэмигрантов в Европе. В Азербайджане нет такой семьи, чтоб в ней не было хотя бы одного сторонника Народного фронта. Их обманывали, поэтому они отошли от политических процессов. Не нужно настраивать людей на противостояние. До проведения в Азербайджане несанкционированных акций, была нормальная политика. Не хочу, чтобы азербайджанцы истекали кровью в столкновениях с полицией. Если нужно воевать, давайте поедем воевать в Карабах.

— После проведения вами съезда несколько партий заявили, что в качестве ПНФА признают партию, руководимую Али Керимли. Поддержала ли вас какая-та партия?

— Если честно, мы даже не ожидали, что они нас поддержат. Руководство нескольких партий поддержало нас. Будут ли поддерживать нас другие партии, для меня не имеет важного значения. Не думаю, что признание или непризнание этих партий работает в мою пользу. Потому что сегодня все эти партии управляются людьми, выбравшими неудачный и безрезультативный путь. Мы боремся именно против этих людей. В таком случае, их поддержка или не признание уже не имеют значения. После того, как нас признает народ, все эти политические партии сами захотят быть с нами. В мире и в Азербайджане все считаются с силой. Где сила, там и люди. И сегодня мы стремимся стать этой силой.

— Некоторых лидеров оппозиции называют «Политическими идолами». По-вашему, это так?

— Политики в различных политических условиях раскрывают свой потенциал. Нынешняя политическая ситуация превратила их в политических идолов. В нынешней стабильной политической ситуации они не могут раскрыть свой потенциал. Только противостояние, хаос…

— Что теперь делать, устроить в стране противостояние, чтобы они смогли раскрыться? (смеемся)

— Они будут сильными при революционных изменения, если, конечно, такие процессы будут имеет место. Но нет такой гарантии и даже ожиданий, что вновь повторятся подобные события. Поэтому, невозможно их воскрешение, выход из политического идола, становление их реальными лидерами.

— Многие говорят о существовании в стане оппозиции «новой силы». Существует ли такая сила?

— Мы думаем, что «Новая сила» — это мы и есть. Мы думаем и действуем иначе. Некоторые не признают нас потому, что видят в нас «новую силу». Основные политические силы Азербайджана очень серьезно опасаются нас. Они не знают наших планов, откуда и как мы черпаем силы. Не могут предугадать наши будущие действия.

— Поговорим немого и о международной политике. Может ли привести к новой турецко-русской войне сбивание русского самолета?

— Не думаю, что Россия заинтересована в войне с Турцией. На самом деле, обе страны очень серьезно нуждаются друг в друге. Кажется, сбив российский самолет, Турция несколько поторопилась. На самом деле, Россия не намеревалась показать свою силу в Сирии именно Турции. Россия показывает свою силу НАТО и Западу. Турция и Россия исправят свои ошибки, и ситуация не перейдет тот рубеж, после которого может начаться новая турецко-русская война. Господин Путин, конечно захочет наказать Турцию. И это наказание может быть осуществлено рукою ПКК.

— Может ли привести к Третьей мировой войне то, что в Сирии собрались армии самых сильных государств мира?

— На самом деле Третья мировая война уже идет. Просто мы не можем ожидать новую войну в том формате, в каком они были в 1914 и 1939 гг., когда начались соответственно, Первая и Вторая Мировая Война. Сейчас идет информационная и воздушная война. Основные силы мира уже в Сирии. Если посмотреть на количество стран, вовлеченных в Первые и Вторые мировые войны, то сегодня в Сирии сосредоточено гораздо больше стран. С учетом этого можно говорить, что Третья мировая война ужа началась. Слабый ход войны связан с развитием технологий. Ракета, выпущенная Россией с Каспийского моря, попадает в Сирию, пролетая над головами нескольких стран. Это уже война.

— Могут ли радикальные верующие устроить противостояние в Азербайджане, ждет ли Азербайджан угроза ИГИЛ?

— Не думаю, что для Азербайджана существует угроза со стороны ИГИЛ. Мы владеем более светской религией. Да, есть те, кто, получив образование за границей, приезжают сюда, собирают вокруг себя людей, радикализируя их. Но их не так много, чтоб они могли создать серьезную угрозу. Но они тоже начали серьезно множить свои ряды. Поэтому в будущем могут стать реальной угрозой.

— Благодарим вам за интервью.

— Спасибо вам. Было очень приятно.