3de513c2-d69b-46ba-923f-2a2c6daf4620 (1)

Властям удалось повернуть события в Нардаране в свою пользу и завершить процесс. Выглядящая с первого взгляда неудачной операция развязала руки властям, проблемный поселок, расположенный в 15-ти километрах от столицы, перестал быть таковым. Следует признать, что власти Азербайджана не могли полностью контролировать Нардаран, это выглядело возможным только с помощью применения силы. Но для того, чтобы применить силу, нужны были основания, ну или хотя бы отговорки.

Гаджи Тале Багирзаде и его радикальное окружение дали властям такую возможность. Постоянно выступающий с провокационными заявлениями после выхода из тюрьмы Багирзаде, старавшийся привлечь всех недовольных властью, но несмотря на все свои старания смог заручиться поддержкой только по двум направлениям. Одни из них – созданный в свое время при поддержке и по сценарию России Национальный совет и составляющая его основу ПНФА. Члены этой группировки, особенно лидер и активисты ПНФА, как и Тале Багирзаде, были людьми с психологией реакционеров, авантюристами и разрушителями. Они считаются ИГИЛовцами демократии: хотят уничтожить всех, кто не такой, как они сами. Для них критикующий и оскорбляющий власти Азербайджана бывший посол Ариф Мамедов сразу превратился в идола, как и наглядный пример религиозного экстремизма – Тале Багирзаде…

Кроме того, Багирзаде поддерживала связанная с Ираном небольшая группа в Нардаране. Хорошо осведомленная о религиозной атмосфере газета «Йени Мусават» узнала, что руководители большинства действующих в стране шиитских и джафари общин много раз доводили до сведения аксакалов Нардарана, что видят опасность в сближении Гаджи Тале с известной группой из поселка, и что ему не надо давать волю. Но подчинявшаяся Гажди Тале группа не собиралась никого слушать.

За счет Национального совета Гаджи Тале заручился политической поддержкой, финансовой поддержкой определенных кругов Ирана, а за счет своих сторонников в различных регионах Азербайджана — поддержкой людей. Гаджи Тале, который превратил Нардаран в свое убежище, стал тайно собирать там своих сторонников из регионов. Источники из Нардарана рассказали Minval.az, что проведенная 26 ноября спецоперация, в ходе которой погибли 6 человек, на самом деле была осуществлена с целью прекращения этой секретной консолидации. Но из-за вторжения а поселок началась перестрелка и произошла трагедия. Неслучайно двое из 4 погибших в перестрелке гражданских лиц (еще один человек впоследствии скончался от полученного ранения) были приезжими из других регионов: Сарван Сафаров –из Евлаха, Аббас Гусейн – из Масаллы. Затем, в результате переговоров, ночью 30 ноября прибывшие из других регионов в поселок сторонники Гаджи Тале были вывезены на 7 автобусах, выделенных силами местных властей. Всего их было около 250 человек. После этого процесса, прошедшего при поддержке аксакалов поселка, ранним утром 1 декабря в Нардаране началась спецоперация.

Таким образом, Гаджи Тале стал для властей предлогом, чтобы распутать «нардаранский узел», вопрос был решен с некоторыми потерями.

Будучи политической силой и стороной, азербайджанская власть в политической плоскости страны намного превосходит конкурентов, гибка и подготовлена. Те, кто организует оппозицию, ни по отдельности, ни все вместе не в силах соревноваться с ней.  Речь идет не о физической силе – а гибкости, адекватном отношении к процессам, подготовке пакета предложений, способности принимать определенные критические решения. События в Нардаране обнажили неприятную сцену – политическая оппозиция Азербайджана не может адекватно реагировать на процессы и даже сделать заявление. С этой точки зрения власти не переживают из-за политической сцены, однако Азербайджану поступают угрозы изнутри и извне. Разоблачение внутри властного силового центра раскрыло серьезную и ужасающую картину: оказывается внутри самой власти имеются группы, представляющие опасность для нее и, в целом, всей страны! Он связаны с иностранными силами. Президент Ильхам Алиев, рискуя, дал старт процессу решительно и последовательно устранить эту опасность. После разоблачения Махмудова и его банды внутренняя угроза властям сократилась, были приструнены другие силовые центры, вслед за этим был дан старт Нардаранским процессам. Началась борьба с экспортной идеологией и структурами.

Как сообщили Minval.az, аналогичный процесс начнется и в отношении организованных на религиозных основах других общин, представляющих угрозу для страны. На примере операции против Тале Багирзаде азербайджанские власти взяли под контроль поселок, который не могли взять под контроль долгие годы. Но этот процесс вовсе не был расценен как антишиитский. Даже Иран не сделал подобного заявления, не встал на защиту Гаджи Тале. Другие религиозные общины не проявили никакой солидарности, кроме человеческих смертей, операцию не осуждали. Только связанные с Али Керимли СМИ и политические организации проявили иное отношение. Но у них не осталось сил влиять на какие-либо процессы.

Что будет после? Какое отношение будут проявлять власти Азербайджана по отношению к обществу, религиозным общинам и политической оппозиции? Согласно анализу газеты «Йени Мусават», власти продолжат «атаковать». Несмотря на это, никакие карательные меры в отношении и без того ослабнувшей политической оппозиции не ожидаются. Однако Национальный совет и ПНФА – это исключение. Приближенное к Гаджи Тале руководство этой структуры может быть привлечено к следствию.

Спецопераций против суннитских и шиитских общин Азербайджана не ожидается. Однако созданное Тале Багирзаде при помощи финансовой поддержки извне движение «Мусульманское единство» будет полностью ликвидировано. Интенсивные аресты подтверждают это.

Власти продолжат чистку в своих кругах. Следует отметить, что в настоящее время самую большую опасность для Азербайджана представляют внутренние отступники и группы, думающие о собственной прибыли. Президент Ильхам Алиев анонсировал, что начался процесс перевода всех госструктур на модель ASAN, оказывается серьезное сопротивление, но работа идет. С этой точки зрения, в предстоящий период в Азербайджане ожидаются аресты и увольнения новых чиновников.