30 ноября Московская школа управления СКОЛКОВО в рамках своего проекта Speakers night провела встречу «Арас Агаларов: дирижер из списка Forbes», пишет издание «Россия для всех».

Арас Искендерович Агаларов — глава группы компаний Crocus Group. Родился в Баку, окончил Бакинский политехнический институт по специальности «Инженер электронно-вычислительных машин». Работал в научно-исследовательском институте, затем в профсоюзах и в 34 года создал советско-американское совместное предприятие Crocus International, которое в дальнейшем преобразовалось в группу компаний Crocus Group. Помимо огромного количества государственных и негосударственных наград российских и зарубежных, хотелось бы обратить внимание на участие Араса Искендеровича в строительстве Дальневосточного федерального университета на острове Русский, строительство станции метро «Мякинино» в Москве, это, пожалуй, первый опыт частно-государственного партнерства в такой сложной сфере как строительство станции метрополитена. Кроме того является членом президиума Всероссийской общественной организации «Всероссийский азербайджанский конгресс», членом правления Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России», президентом Некоммерческой организации «Союз производителей и импортеров», также является учредителем Фонда культурно-музыкального наследия Муслима Магомаева, членом правления Российского союза промышленников и предпринимателей и почетным членом Российской академии художеств.

Ведущий вечера — ректор Московской школы управления СКОЛКОВО Андрей Шаронов — напомнил присутствующим, что 4 августа 2008 года в «Коммерсанте» («Секрет фирмы») вышла статья об Арасе Агаларове, в которой приводится следующая его цитата, ставшая одной из самых известных в бизнес-биографии российского предпринимателя: «Я не строитель, не выставочник, не ритейлер, я дирижер: контролирую, чтобы все работало слаженно и получалось красиво. Главное — взмахнуть палочкой в нужное время и в нужном месте, а то и музыку можно испортить».

В ходе встречи Арас Агаларов рассказал о некоторых периодах своей биографии, о том, как создавались проекты, о сложностях, с которыми пришлось столкнуться в процессе построения бизнеса, о сотрудничестве с властью, своих взглядах на бизнес, о сыне и просто интересных эпизодах из жизни.

О первой компьютерной выставке в Советском Союзе

В 1987 году я закончил аспирантуру и, получив степень кандидата экономических наук,  должен был отправиться по распределению в Азербайджан для работы каким-то номенклатурным кадром. Я этого совсем не хотел делать. Потому остался в Москве в Институте повышения квалификации специалистов. Тогда профсоюзное движение было очень мощным, у него была своя научная база. И я понял, что в стране назревают очень большие перемены. Я не хотел оставаться ни на государственной службе, ни идти по научному поприщу. И я открыл небольшой кооператив. Это было в 1988 году. И как все предприниматели тогда, мы занимались поставками. В зале много молодых людей, не знаю, знают ли они, что тогда в советских магазинах ничего, кроме березового сока и морской капусты не было, поэтому можно было заполнять прилавки магазинов, больших гастрономов. Никаких компьютеров тогда и в помине не было. Поэтому привлекательной казалась возможность торговать вычислительной техникой. В 1989 году я попал в Ганновер и обратил внимание на то, что существует огромная выставочная индустрия, о которой у нас в стране ничего неизвестно. Я нашел партнеров в Америке, и в 1990 году мы провели первую в Советском Союзе компьютерную выставку. Выставка называлась «Комтек». В 1995 году эта выставка стала третьей по значимости в мире.

О первом магазине Sergio Rossi в Москве

Параллельно мы занимались ритейлом, то есть открывали разные магазины. Есть такая известная марка обуви как Sergio Rossi, могу рассказать маленькую историю, связанную с ней. Это был 1990-91 год. Я пришел в Versace, стал рассматривать обувь, мне нужно было собрать коллекцию, сделать заказ. Рядом стоял молодой человек. Я смотрю, на обуви написано Sergio Rossi. Я у молодого человека спрашиваю: «А почему это Versace, но на обуви написано Sergio Rossi?» Он ответил: «Просто это наша фабрика, фабрика моего отца, мы работаем на Versace». Я спросил: «А что если я у вас куплю обувь напрямую под маркой Sergio Rossi, за какую цену вы мне отдадите?» Он говорит: «На 50 долларов дешевле». Ну тогда цены закупочные были немного другие, чем сейчас. И я заказал 3 тысячи пар. У парня был легкий шок, потому что обычно заказывают максимум 100 пар. Тогда они попросили 100% предоплаты, потому что отношений с Россией в это время боялись. Закупленная обувь у нас распродалась. И мы предложили Sergio Rossi открыть у нас магазин. Они согласились. Так получилось, что первый в мире магазин Sergio Rossi был открыт в Москве. И вообще марка Sergio Rossi пошла из Москвы в Нью-Йорк и так далее. То есть это первый случай, когда отсюда был старт. И как-то Sergio Rossi подарили мне первую деревянную колодку — ту, с которой все начиналось в 1953 году…

О сети магазинов «Твой дом»

В это же время у меня на фоне частых поездок в Америку, где я видел огромные гипермаркеты, появилась идея создания сети таких магазинов в Москве, в которой было бы представлено и продовольствие, и товары для дома, в общем, все. Так появилась сеть магазинов «Твой дом».

Кризис 1998-го и идея «собрать все в одном месте» — Crocus City Mall

В 1998 году, когда произошел в России финансовый кризис, одна компания очень успешно воспользовалась ситуацией, что цены выросли, и нас убрали из Экспоцентра как главного конкурента, причем убрали таким образом, что нам запретили в долг проводить выставки, то есть без предоплаты, а у нас на тот момент просто не было денег. И мы нашу программу вынуждены были продать этой компании, причем надо сказать, что до кризиса она предлагала нам 70 млн, и мы не соглашались, а в момент кризиса уже вынуждены были продать за 18 млн., потому что другого выхода не было.

Зародилась идея собрать разные наши проекты в одном месте. Как раз нужна была площадка, я ее начал искать как раз после кризиса 1998 года. И если уж совсем драматизировать события, скажу, что перед кризисом оборот нашей компании был порядка 200 млн долларов в год (а это был огромный оборот по тем временам), после кризиса мы ушли в минус на 50 млн долларов. И для тех небольших итальянских компаний, с которыми мы работали, эта сумма была просто неподъемной. Итальянцы просили нас заплатить хоть что-то. Я сказал, что хоть что-то не надо, я заплачу все, только дайте нам время, хотя на тот момент можно было платить 20-30 центов за доллар, и все соглашались.

Но мы к 2000 году мы со всеми рассчитались, в 2001 году открыли первый гипермаркет Crocus City «Твой дом», в 2002 году открыли Crocus City Mall. И тогда в СМИ очень часто писали, что у Агаларова не все в порядке с головой: в месте, где ездят одни грузовики, открывать брендовый молл вообще бессмысленно. Даже в центре Москвы люди в магазины не всегда идут, очень скрупулезно выбирают места. Но тогда меня спасла та ситуация, что я со всеми расплатился и не попросил скидки, когда обратился с просьбой помочь открыть мне Crocus City Mall. Тогда многие компании, скажу без преувеличения, их было около 60 или даже 70,  открыли в молле свои магазины.

Андрей Шаронов: Вы видели, чтобы где-нибудь такое количество бутиков было сосредоточено в одном месте?

Агаларов: Да, есть такие. Вот наш ближайший конкурент был — Harbour в Майами. В принципе, многое я делал под влиянием и наподобие этого магазина, единственное, у них зелень, пальмы — под открытым небом, так как там тепло, а я сделал то же самое, но под стеклом. Я сделал это в надежде на то, что люди, которым будет не по карману что-то купить, хотя бы будут там гулять по Crocus City Mall.

Андрей Шаронов: Там девушки в бассейне плавали… Они до сих пор плавают?

Агаларов: До сих пор плавают, и я сейчас расскажу, почему они до сих пор плавают в Crocus City Mall. Это тоже интересная история. Это было открытие магазина, мы хотели сделать его максимально помпезным. И я подумал, что будет очень красиво, если в бассейн запустить синхронисток. Синхронистки попросили за выступление какие-то смешные деньги, меньше всех. И когда они выступили, деньги получили, тренер сказала: «Вы знаете, мы никогда за деньги не выступали». Я сказал: «Ну оставайтесь, выступайте каждую субботу-воскресенье». Вот так с тех пор они и остались…

Андрей Шаронов: Они там, наверное, замуж повыходили все, с детьми плавают…

Агаларов: Не знаю, я за их семейным положением не слежу. Но во всяком случае, они счастливы.

Vegas вместо казино. Очень интересная история…

Андрей Шаронов: Так что было дальше после сети магазинов «Твой дом», Crocus City Mall.

Агаларов: У нас была площадка под полномасштабный… у нас это называют досуговый центр, но если называть все своими именами… на месте Vegas должно было быть казино. Это очень интересная история. Мы хотели построить казино, долго привлекали партнеров, я несколько раз ездил в Лас-Вегас, договаривался. В Москву трижды приезжали владельцы разных казино. Но регулярно складывалась странная ситуация: американцы уже после всех договоренностей в последний момент говорили: «Нет, нам в Россию нельзя». Видимо, они спрашивали разрешение в Госдепе или где-то еще… Тогда мы перекинули свой взор на Австралию, потому что там есть большая группа казино в Сиднее. И австралийцы оказались очень заинтересованы в нашем рынке. Я даже съездил посмотрел, как у них это все организовано. Для меня удивительна следующая картина: в казино сидит налоговая служба, и налоги перечисляются ежедневно, причем примерно 60-70% от ежедневного дохода. Также в казино сидят бывшие шулеры и отслеживают аферистов в зале: камеры наводят на лица игроков, на руки, смотрят, с кем они переглядываются… Такая очень интересная работа. Но не в этом дело… Мы с австралийцами договорились, начали делать проект, стали класть фундамент, и вдруг выясняется, что казино в Москве будут запрещены, причем это выяснилось на том этапе, когда мы уже потратили на фундамент, на проектирование, на согласование 36 млн долларов. Я тогда пошел к Герману Оскаровичу Грефу, рассказал о том, что мы собираемся построить, а построить мы должны были… Мне очень понравилась идея в Лас-Вегасе, когда у казино плавают гондолы. Вы знаете, в архитектуре ничего нового придумать невозможно, все друг у друга что-то подсматривают, доделывают, переделывают. А здесь — гондолы. И у нашего казино я хотел сделать что-то похожее на лас-вегасскую задумку, но немного в французском стиле и назвать это «Московская ривьера». Также мы собирались провести каналы, по которым, как в Венеции, ездят водные такси. Ну не важно… Пришел к Герману Оскаровичу, рассказал ему о своих планах, он сказал, что идея очень хорошая и что он сегодня пойдет к начальнику — имеется ввиду, к Президенту, потому что нельзя допустить, чтобы такой объект не был построен (а бюджет на объект был порядка 600 млн долларов). Причем австралийцы готовы были все это профинансировать. Потом Греф мне честно позвонил, где-то половину второго ночи, я так понимаю, что в это время он только вышел от руководства страны, и сказал, что, к сожалению, решение уже принято, ничего изменить нельзя. В итоге мы на этом месте, где должно было появиться казино, построили Vegas. После Vegas мы строили выставочный комплекс, причем каждый год мы строили по корпусу. И на последнем третьем корпусе мы поставили мировой рекорд — 450 тысяч метров мы построили за 10 месяцев. Никто в мире за такие сроки ничего никогда не делал. А это сложнейшее инженерное сооружение.

Проекты государственного масштаба

А на госстройки мы «залетели» каким образом… Нам поручили подготовить Владивосток и остров Русский к саммиту АТЭС-2012. Наверное, в тот момент за три года было трудно найти компанию, которая взялась бы за такую безумную идею как строительство Дальневосточного федерального университета общей площадью в 1 млн квадратных метров. Причем представьте, это подготовка острова: тяжелые климатические условия, полное отсутствие инфраструктуры, полное непонимание того, откуда доставлять строительные материалы… И для нас эти три года — с 2009 по 2012 были годами «строгого режима», мы намучались очень серьезно. За 36 месяцев на место стройки мы летали раз 70, причем каждый вылет был всего лишь на 2-3 дня.

Сейчас нам поручили строительство двух стадионов (для чемпионата мира по футболу 2018 года в России — ред.) — в Калининграде и Ростове. Я считаю, что из 7 стадионов эти два — самые сложные, потому что строительство их ведется на болотистых местах. Если стадион в Ростове мы начали в прошлом году, то стадион в Калининграде мы начали только сейчас, и построить его надо за 2 года. Я думаю, что это будет очередной рекорд.

Андрей Шаронов: Арас Искендерович, коль уж мы начали эту тему, скажите, пожалуйста, два слова о строительстве станции метро «Мякинино», и я знаю, что вы выступили с инициативой построить еще один мост в сторону Красногорска.

Агаларов: С метро получилась такая история. Когда мы узнали, что через нашу территорию должна пройти ветка метро, выяснилось, что построить метростанцию возможности нет, поскольку по нормативам она там не проходит. Тогда я выступил с предложением самому построить станцию, потому что линия проходит, глупо не построить. Подсчитали, выяснилось, что станция будет стоить 20 млн долларов. И нам сказали, что при ее строительстве все затраченные деньги вы не получите, вы должны будете просто построить и сдать. Но я все равно согласился, потому что все-таки станция метро — это история, это очень серьезно. Станцию мы финансировали, Метрострой вел работы, мы помогали. Сейчас рядом мы строим на наземной части станции метро паркинг на 200 тысяч машин, пока он построен наполовину.  По-моему это будет самый большой паркинг в мире, таких паркингов нигде нет. Но такой паркинг нам очень нужен, потому что во время автомобильной выставки, которая проводится у нас 2 раза в год, через нашу территорию проходит до 60 тысяч машин в день, а людей — до 200 тысяч в день. Поэтому нам нужен паркинг, нужны мосты, эстакады… Все это мы будем делать за свой счет. То есть будет двухполосная эстакада, которая в первую половину дня будет работать от Новой Риги до «Крокуса», во вторую — в обратную сторону. Таким вещам как инфраструктура мы уделяем огромное внимание. Что касается пешеходного моста, это была не моя идея, а губернатора Московской области. Мы его построили (от идеи до реализации) меньше, чем за год.

Также я хотел провести наземную линию метро между аэропортами, между аэропортом Домодедово и Vegas, это получается недорого, порядка 25 млн. Когда я эту идею начал реализовывать, у меня была встреча c Mitsubishi. Я им все объяснил, и они на меня такие смотрят: «А зачем вам наземное метро, там же есть земля, пустая». Я говорю: «Да, есть». -«Так пустите автобус обычный, зачем вам нужно столько денег тратить?». Я так очнулся, подумал… И это было 4 года назад, и 4 года я занимаюсь этой дорогой, потому что там расположен заповедник, ну вы знаете, что в Москве все эти дела очень сложные. Я был у мэра, мэр нас поддержал. Посмотрим, сколько времени понадобится на то, чтобы реализовать эту идею.

Андрей Шаронов: А зачем Вам это нужно? Это способ привести дополнительных покупателей или это просто способ создать нечто выдающееся, которое само по себе будет привлекать внимание людей.

Агаларов: Дело в том, что у нас пока цифры отстают от европейских, американских по количеству квадратных метров на душу населения. Выживут те торговые центры, которые максимально обеспечены инфраструктурой, метро, автобусами.

Арас Агаларов: вопросы и ответы

Вопрос: Как вы полагаете, в какой момент и почему вы попали в высшую лигу российского бизнеса?

Агаларов: Честно говоря, не знаю. Я как-то за этим не следил. Тяжело работали все это время, потом посмотрели — что-то опубликовали в журнале. На самом деле, это все не имеет никакого значения. Просто если вы чем-то занимаетесь, надо заниматься этим очень профессионально и разбираться во всех деталях. Вот если говорить о строительстве, то я обжегся на строительстве своего первого дома. Есть такой Agalarov House в центре Москвы, может кто слышал… Когда мы его строили, поменялось несколько подрядчиков, и я понял, что все это гиблое дело и надо самому вникнуть и cамому достроить. Так и сделал. И разобравшись на примере Agalarov House, мы потом начали профессионально строить сами. Cами — это когда у вас свои строители, свое снабжение, свой склад, свой технический контроль, своя  архитектурная группа и так далее. И за счет этого вы строите значительно дешевле, чем конкуренты. Потому что те вынуждены проводить тендеры и отдавать подряд какой-то организации, у которой в стоимость строительства заложена прибыль и т.д., а у нас это все внутри компании остается. Мы всем управляем сами: сеть магазинов «Твой дом» полностью оперируется нашей компанией, Crocus City Mall оперируется нашей компанией, Vegas, выставочными площадями оперируем сами. Я эту индустрию знаю изнутри, я сам занимался проведением выставок, начиная с 90-х годов. Поэтому если вы во все вникаете, получается высокая эффективность, наверное, поэтому мы куда-то и попали…

Вопрос: О чем мечтал Арас Искендерович Агаларов лет 20-25 назад? Есть ли у Вас нереализованная мечта?

Агаларов: На самом деле нереализованная мечта (сразу начну с конца) — в том, чтобы человек всегда мог мечтать, вот это самое главное. Когда перестаешь мечтать — это трагедия, жизнь кончилась. По поводу того, что было 25 лет назад и что сейчас. Я вам историю расскажу, наверное, забавную. В молодости, это был 1978-79 год, я тогда уже закончил институт, немножко баловался видеопиратством. Тогда очень сложно было достать видеопродукцию. Что-то я доставал, записывали с магнитофона на магнитофон… Я вообще считаю, что кино того времени, такое как «Крестный отец», «Почтальон всегда звонит дважды», «Марафонец», «Пролетая над гнездом кукушки» — потрясающее. Сейчас фильмы какие-то снимают — сказки для взрослых. Это не очень хочется смотреть по сравнению с тем кинематографом. И в тот период самым популярным в нашем понимании актером был Роберт Де Ниро. Вдруг моя жизнь сложилась так, что мы с ним встречаемся в Дубае. Мы договорились о том, что будем открывать Nobu, я поехал на встречу с Де Ниро. Смотрю, у него на руке какие-то странные часы. Думаю: «Надо ему хорошие часы подарить». Но как-то неудобно при первой встрече… На следующий день мы встретились еще раз, и я ему говорю: «У меня перед Вами должок». Он спрашивает: «Какой?». Говорю: «Я столько продал Ваших фильмов, а Вы с этого ничего не получили, поэтому дарю Вам часы». Он принял этот подарок… Мы с ним потом разговорились, он стал приезжать к нам в Москву на наши мероприятия. И когда мы открывали первый Vegas, была реализована идея закладки звезды Роберта Де Ниро. Мы приехали, там толпа безумных поклонников, в общем, нас чуть не снесли, и мы забежали в кинотеатр. Там, помню, шел какой-то не очень хороший фильм, ему он, кстати, тоже не нравился. Он говорит: «Я в последнее время снимаюсь в таких фильмах, которые мне не очень нравятся, но я вынужден, потому что предлагают большие деньги». И мы смотрим фильм, я сижу рядом и говорю: «А что-то будем пить?» Он: «Да, было бы неплохо». Де Ниро любит так дегустировать, рюмку русской водки там, хорошей, с лимончиком. Мы так сидим с рюмкой водки и я думаю: «Если бы мне кто-то сказал 30 лет назад, что буду сидеть рядом с Робертом Де Ниро, смотреть его фильм в своем кинотеатре и пить водку, я бы подумал что это нечто из области фантастики?!» Так что, надо мечтать!

Вопрос: Я в последнее время я прочитал энное количество Ваших интервью и заметил, что в них очень часто встречается сочетание «нам поручили». С одной стороны Вы масштабный предприниматель, у вас совершенно впечатляющие проекты. В какой степени вы себя ощущаете самостоятельным предпринимателем и в какой степени государственным человеком, который выполняет поручения? Как Вам это удается сочетать?

Агаларов: Вы знаете, я так глубоко к этому вопросу не подходил, я к нему отношусь немного проще и несколько по-другому. У нас успешные проекты, которые мы развиваем. И когда нас приглашают и говорят, что вот это надо сделать, и есть мнение, что это сделать можете только вы, это, наверное, ласкает самолюбие, может быть это какое-то тщеславие. Неважно, что это. Но факт, что когда тебе вот так поручают, хочется это выполнить. Потому что ты понимаешь, что, наверное, не так много людей, к которым могут так обратиться и такое попросить. Поэтому я отношусь к этому как в советские времена относились к субботникам: надо сделать. Тебе поручили, значит переключаемся и делаем. На Дальневосточном федеральном университете мы не то, что заработали, мы потеряли деньги. На стадионах я сомневаюсь, что нам удастся что-то заработать. И я пытаюсь сделать так, чтобы мы не очень много потеряли. Потому что когда мы делаем объект, мы делаем не так, что вот в смете есть что-то или нет…а так, чтобы он соответствовал и превосходил все мировые стандарты.

Вопрос: Вы можете отказать в случае такого предложения?

Агаларов: Нет.

Вопрос: Как возник ресторанный проект и насколько вы его считаете успешным?

Агаларов: Ну это вопрос скорее к моему сыну, чем ко мне… Первые рестораны, которые мы открыли, это была идея Эмина. Я просто ему не мешал.

Вопрос: Все это делалось на папины деньги?

Агаларов: У нас в компании такая структура, когда каждое направление ведет работу в рамках своего баланса. То есть у нас есть человек, который занимается выставочной деятельностью, у нас есть человек, который занимается и развивает сеть «Твой дом». У нас есть мой сын, он такой же вице-президент, как те люди, о которых я сказал, и он занимается сетью моллами, Vegas, концертным залом, ресторанами. В рамках каждого проекта у него есть свой баланс. Все филиалы могут развиваться в зависимости от того, сколько они зарабатывают денег и того, как обслуживают кредит. Поэтому скорее можно сказать, что папа тратит деньги сына.

Вопрос: Вы считает свою компанию семейным бизнесом?

Агаларов: Это не я так считаю, это все так считают.

Вопрос: Как Вам удалось воспитать такую достойную замену себе — Эмина? Какие у вас отношения в семье?

Агаларов: Для меня всегда примером был мой отец. Отца я потерял очень рано, мне было тогда неполных 14 лет. Отец никогда не делал мне никаких замечаний. И это все привело к тому, что мне достаточно было хмурого взгляда, чтобы я понял, что что-то не то сделал. И у меня по отношению к сыну было то же самое — я никогда не делал замечаний. Воспитание, я считаю, должно быть на личном примере. Я как-то ему пытался показать, как мужчина должен себя вести в разных ситуациях. Я думаю, что это сыграло и, наверное, гены в каком-то смысле повлияли. Как-то так получилось. Даже не могу сказать, что я ставил перед ним какие-то задачки. Но он получился лучше, чем я предполагал».

Вопрос: Арас Искендерович, дайте, пожалуйста, советы тем молодым людям, которые решили запустить свой стартап, решили открыть свой бизнес в России. И какими качествами нужно обладать, чтобы пройти этот непростой путь?

Агаларов: Вы знаете, в каждом отдельном случае свои рекомендации. Но самое главное для любого человека, который решил заниматься бизнесом, это, наверное, определенное упорство, граничащее с упрямством, потому что очень сложно начинать новый бизнес в такой конкурентной среде, с такими плохими кредитными ресурсами. Система факторов такая, не очень позитивная. Ко всему прочему, например, за то, что музыку в ресторанах крутите, деньги нужно платить и так далее. То есть везде появляются какие-то мелкие поборы. Могу сказать, что человеку, который решил в нынешней кризисной ситуации открывать свой бизнес, придется нелегко.

Вопрос: Вы сказали, что если занимаешься каким-то делом, надо заниматься этим профессионально. В чем бизнесмен, предприниматель должен быть лучше остальных?

Агаларов: Неважно что вы затеяли, вы лучше всех остальных должны понимать, к какому результату вы хотите прийти. Я вам приведу конкретный пример. Я в начале 90-х я ездил за закупками для своей компании: обувь мы покупали, одежду и так далее. Со мной ездили профессиональные закупщики, это были бывшие работники Внешторга. Я приезжаю с ними, они говорят: «Надо купить вот это, это и так далее». Я у них спрашиваю: «А как будет выглядеть человек, который будет носить такой костюм?» Они мне говорят: «Ну какая разница, как он будет выглядеть. Это хороший костюм такого-то размера, такого-то покроя». Со своей стороны я скажу: если вы ставите представляете какую-то идею, идея все равно всегда заканчивается каким-то потребителем. Вы должны сами себе ответить на вопрос: кто будет вашим потребителем, как выглядит этот человек, который будет носить ту или иную шубу или какого возраста тот человек, который придет в вашу клинику, зайдет в тот или иной магазин, ресторан. Вы должны для себя определить тип целевой аудитории. Если вы это поймете, у вас все получится.

Вопрос: Я представляю Арабские Эмираты. Было ли у вас когда-нибудь в планах сделать что-нибудь вне России, не менее грандиозное, в частности, в Дубае? Если да, то когда, если нет, то почему?

Агаларов: Вы знаете, мне действительно поступало очень много предложений из разных стран. Я даже удивляюсь, неужели в этих странах нет людей, которые могут реализовать эти проекты. Как-то мы были в Сингапуре по приглашению Ли Куан Ю, он тогда был жив. Мы сидели с коллегами из Москвы. И Ли Куан Ю во время ужина персонально с каждым разговаривал. Про меня он знал, что я занимаюсь бизнесом и предложил построить центр в Сингапуре, причем сразу сказал, что земля у него есть и кредит он найдет очень дешево. Но, понимаете, когда занимаешься каким-то строительством, надо на месте присутствовать. Если это происходит в Дубае или Сингапуре, нужно постоянно туда летать. Если бы я занимался этим всем немножко по-другому, более «правильно» (потому что то, как я делаю, я знаю, что так не совсем «правильно»), то есть нанял бы людей, которые, может быть, профессиональнее меня в чем-то, и они бы все этим управляли, тогда можно было бы начинать строительство и в Сингапуре, и в Дубае, и где-то еще. Но я знаю себя, я знаю свой характер: я буду мучиться, что они там без меня что-то не то делают, я буду летать, вникать и так далее. А объять необъятное невозможно. Поэтому ответ «нет». Будем все строить в России.