Сознательно пойдя на атаку российского бомбардировщика Су-24, президент Турции Реджеп Эрдоган сделал то, что хотели, но не могли предпринять другие члены НАТО, воздушное пространство которых нарушала РФ. Для Кремля установили «красную черту», а Владимиру Путину дали оплеуху в его собственном стиле.

Такое мнение российский политолог Лилия Шевцовае высказала в интервью сайту «Апостроф».

«В последнее время все вдруг стали специалистами по Турции. Я провожу ночи и читаю весь материал, посвященный этой теме. Занимаюсь самообразованием, так сказать. Это очень рискованно для человека, который не занимался Турцией и Ближним Востоком, вдруг что-то серьезное сказать и с уверенностью прокомментировать ситуацию. И это меня очень угнетает. В свое время, когда началась украинская драма, мы все стали специалистами по Украине. И наговорили столько глупостей, что иногда хочется даже забыть, что было сказано. Теперь я никогда не комментирую внутренние украинские проблемы. Сейчас я с риском для собственной репутации могу сказать лишь следующее: как мне кажется, это будет позиция леймена (от англ. layman — аматор), непрофессионала, глядящего из московского окошка на эту очень сложную проблему. Первое: в чем мы, российские наблюдатели, ошибались, глядя на российско-турецкие взаимоотношения? Мы ошибались, когда думали, что идеологическая близость Путина и Эрдогана может привести к более или менее стабильному диалогу между Москвой и Анкарой. Мы забыли, что отношения между тоталитарными и авторитарными лидерами гораздо более сейсмические и взрывоопасные, чем отношения между лидерами демократического генезиса.

Второе — мы, очевидно, не учли той возможности, что Турция, у которой интересы в Сирии перпендикулярно иные, чем интересы России, захочет «бросить камень в стекло», как это постоянно делает Путин. По сути, Эрдоган сделал то, что хотели бы сделать Меркель, Кэмерон, Олланд и Обама. Но они никогда не могли рискнуть, потому что это не входит в их понятия политической рациональности и культуры. А Эрдоган и Турция как член НАТО, имея совершенно другую психологию и политическую ментальность, были первыми, кто в путинском стиле дал Путину оплеуху. Чего сам Путин, скорее всего, никогда не ожидал. И Эрдоган это сделал не потому что, если верить картам, российские самолеты время от времени залетали на турецкую территорию и делали то, что они постоянно делают в Балтийском море или вблизи воздушных и водных границ Великобритании, на что ни одна из западных стран-членов НАТО не рискует ответить. Эрдоган сбил российский самолет совершенно по другой причине», — отметила она.

По ее мнению, турецкий лидер это сделал для того, чтобы сказать: Россия больше не имеет права бомбить его союзников — сирийских турков. «И вообще, я ставлю вам красную черту, когда мы выясняем отношения в Сирии», добавила она.

«То есть, это иная психология. Все это было неожиданным для нас, мы увидели, что страна не западной психологии, но член НАТО, определила красную черту и принесла определенную пользу западным союзникам. И теперь мы видим, что обе стороны — и Россия, и Анкара — ищут способы деэскалации ситуации. Обе стороны пытаются найти пути сохранения собственного лица и отхода назад. Но, в то же время, эти страны в ближайшее время не вернутся к прежнему экономическому сотрудничеству», — пояснила политолог.

Говоря о том, на каких сферах двухстороннего сотрудничества это может отразиться, Шевцова отметила, что для России по товарообороту Турция была шестым партнером: $32 млрд от торговли с Анкарой в 2015 году.

«Очевидно, Россия потеряла возможность строить «Турецкий поток». Украина, кстати, от этого может выиграть. Потому что исчезает возможность южной альтернативы украинской газовой ветке. Кроме того, Россия потеряла на ближайшее время возможность продолжать проект по строительству атомной электростанции в Турции. РФ наказала сама себя санкциями. Очевидно — правительство РФ введет санкции против турецких товаров, и мы потеряем турецкие цитрусовые (Лилия Шевцова предсказала введение российских санкций в отношении Турции, поскольку инетервью с ней состоялся за день до объявления об ограничительных мерах). Наша туристическая индустрия, очевидно, ляжет на дно. Потому что после египетского ареала россияне потеряют возможность в ближайший год оказаться на турецких курортах. Все это ударит по нашим интересам и нашему образу жизни. Но мы привыкли. Вместе с тем, Турция стала очень серьезным фактором, который будет создавать для Запада поле для тестирования того, где красная черта в отношениях с Путиным», — подчеркнула она.

Российский политолог считает, что президент Владимир Путин потерпел полное поражение в Украине.

«Проигрыш Кремля в Украине заключается в том, что Путин потерял ее как государство. Потому что основная мега-цель Москвы состояла в том, чтобы задержать движение Киева в Европу, Украины как государства, как целостности, как нации. И предотвратить превращение Украины в нацию, сохранить страну в серой зоне, в болоте, где она барахталась последние 20 лет: ни туда, ни сюда. Сохранить Украину в «финляндизации» (предполагающей ограничение ее суверенитета, — ред.). Как часть российского тела и российской государственности. Это была основная цель Кремля», — пояснила политолог.

По словам Шевцовой, российская политическая элита «не выдержала испытания Украиной», поэтому «мега-цель провалилась».