Rezanov

В Москве умер легендарный советский режиссер, народный артист СССР Эльдар Рязанов. 

Режиссера срочно госпитализировали 21 ноября, состояние его здоровья ухудшилось по ряду жизненных показателей и оценивалось как тяжелое.

В начале августа режиссера также госпитализировали из-за одышки и боли в сердце. В итоге медики обнаружили у него сужение коронарных сосудов в сердце и провели успешную операцию по стентированию. В сентябре режиссера госпитализировали с подозрением на инфаркт.

Эльдар Рязанов снял около 30 фильмов, которые стали классикой советского кино. Его самые знаменитые фильмы — «Карнавальная ночь»,»Гусарская баллада», «Берегись автомобиля», «Жестокий романс», «Служебный роман», «Гараж», «Ирония судьбы, или С легким паром», «Вокзал для двоих».

Острые, мудрые и просто лучшие высказывания, пожалуй, самого лучшего кинорежиссера, которого мы навсегда оставим в своем сердце:

Цитати на языке оригинала.

1. «Русские, если почитать фольклор, всегда хотели получить все, сразу и много и при этом не работать. Русские сказки — это и есть, к сожалению, национальная идея. Менталитет, который, мягко сказать, симпатии не вызывает. Лучшие люди в России всегда существуют вопреки ему».

2. «Я не верю в Бога, потому что в то время верить в него нельзя было. Я родился в 27-м году, когда сносили церкви, расстреливали богослужителей. Я никогда не верил, но всегда с уважением относился к верующим, ну, кроме тех, кто обманывает с помощью веры».

3. «Я в свое время тоже снимал фильмы, где действие происходило на помойке. Это были «Небеса обетованные». А сейчас все на помойке, и люди, которые действуют там, тоже помоечные. Понимаете, они такие забытые понятия, как честь, совесть, благородство вообще, искренность, нежность — это все забыто. Потому что это какие-то ужас питекантропы, которых невозможно вообще смотреть, не хочется».

4. «Я очень многие поступки Ельцина одобряю. Но единственное, что я не могу ему простить, это то, что он назначил такого преемника…, который, во-первых, просто поднял опять, так сказать, то, что было отодвинуто историей — слой этих жадных, страшных, темных людей, которые представляли у нас самые страшные, злые силы, за которыми стоят толпы казненных, окровавленных и так далее, и так далее. Вот, чего я простить ему не могу, к сожалению».

5. «Жить бы мне

В такой стране,

Чтобы ей гордиться.

Только мне

В большом говне

Довелось родиться.

Не помог России Бог,

Царь или республика,

Наш народ

Ворует, пьет,

Гадит из-за рублика.

Обмануть, Предать, надуть,

Обокрасть — как славно-то?

Страшен путь

Во мрак и жуть,

Родина державная.

Сколько лет

Все нет и нет

Жизни человеческой.

Мчат года…

Всегда беда

Над тобой, Отечество».

6. «Как много песен о любви к Отчизне!

Певцы со всех экранов и эстрад,

что, мол, для Родины не пожалеют жизни,

через динамики на всю страну кричат.

А я б о том, что глубоко интимно,

не декламировал, не пел бы, не орал.

Когда о сокровенном пишут гимны,

похоже, наживают капитал».

7. «Можно сказать, что я живу только благодаря Эмме (супруга Рязанова Эмма Абайдуллина, — ред.). Всегда в жизни нужно находить хотя бы какой-то смысл. И я такой человек — могу долго хандрить. В последней главе своей книги я написал про нас с Эммой такую фразу: «Мы с ней, как лошади, которые кладут головы одна на холку другой». И мне нечего к этому добавить. Она мне часто говорит: «Ты, главное, за меня держись». Вот я и держусь…».

8. «В мои годы сердечная лирика?

Ничего нет смешней и опасней

Лучше с тонкой улыбкой сатирика

Сочинять ядовитые басни

Не давать над собой насмехаться,

Тайники схоронить в неизвестность…

И о чувствах своих отмолчаться,

Понимая всю их неуместность…».

9. «Когда я снимаю фильмы, мне просто некогда болеть. Как только фильм кончается, болезнь и хвороба начинает выползать из всех щелей. Поэтому для меня — это рецепт только для меня — мне надо все время работать».

10. «Я никогда не пробовал наркотики, но читал про это много. Кино пострашнее любого наркотика. Человек, попробовавший кино, добровольно не уходит, есть только единичные случаи».

МНЕ НРАВИТСЯ все потертое и рваное.

У МЕНЯ ТАКАЯ ХОРОШАЯ ПАМЯТЬ, что я помню даже свой довоенный телефон: Г-69132. Я помню, что банка крабов в войну стоила 77 копеек. Приходишь в любой магазин — а там одни крабы; их не покупал никто. Что это и где это водится — никто ни фига не знал.

Я МНОГО с кем делал интервью — с Бельмондо, Клодом Лелюшем, Филиппом Нуаре, Альберто Сорди, но лишь когда я шел к Феллини, я шел и думал: «Иду к королю». Похожее чувство я испытал в 1968-м или в 1969-м, когда вез с «Мосфильма» Солженицына до его дома. Чувствовал, что у меня в машине что-то бесценное.

ТОЛЬКО ДУРАКИ думают над тем, как себя преподносить. Это, пожалуй, главное, чему я научился у Эйзенштейна.

СЕГОДНЯШНЮЮ ПОЛИТИЧЕСКУЮ СИТУАЦИЮ я сквозь себя абсолютно никак не пропускаю. Я не знаю, в какой стране живу, не знаю, какой у нас строй. Я не понимаю, условно говоря, за что сидит Ходорковский, а другой олигарх почему не сидит. Я понимаю одно: кроме русского языка, нас ничего больше не объединяет. Я сегодня живу не в стране, а на своей территории.

ВЫ НЕ СМОТРЕЛИ моего «Андерсена»? Боитесь, что я сделал говно? А я последние два года жил ради этого фильма. Андерсен — кипяток со льдом и перец с вареньем. Все тут замешано. У него мать — алкоголичка, сестра — проститутка, дед — сумасшедший, а он — гений. Да, он отрекся от сестры и не приехал на похороны матери, но он не преступник. Пусть каждый в своей биографии поищет, не предавал ли он свою мать, не отрекался ли он от своих родственников, нет ли у него каких-то тараканов в голове.

ГДЕ ЕСТЬ ЮМОР — там есть и правда.

«ИЗОБРАЖАЯ ЖЕРТВУ» — антипоколенческая вещь. Матерный монолог следователя о молодых людях, которым все по фигу, — это сильно. Я не люблю картины с матом, но я бы на его месте говорил так же. Ненавижу это невежественное племя мальчиков и девочек.

РУССКИЕ, ЕСЛИ ПОЧИТАТЬ ФОЛЬКЛОР, всегда хотели получить все сразу и много, и при этом не работать. Русские сказки — это и есть, к сожалению, национальная идея. Менталитет, который, мягко сказать, симпатии не вызывает. Лучшие люди в России всегда существуют вопреки ему.

САМОЕ ТРУДНОЕ, НО И САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ и благодарное — делать комедии о хороших и добрых людях. Мольер не написал ни одной комедии, где действовали бы герои, которым мы хотим сочувствовать. Чтобы работать в этом русле, надо иметь такое чутье и так любить людей, как мало кто умеет. В нашем кино в этом жанре кроме нас с Эмилем Брагинским никто не работал. Чаплин делал такое, но только лучше, чем мы.

ЧТО МЕНЯ ТРОГАЛО в пятидесятые, шестидесятые, семидесятые и восьмидесятые — это же трогало и огромное количество людей, большинство. Сегодня таких, как я, все меньше и меньше. Феллини в восьмидесятых говорил: «Мой зритель уже умер». Это ужасная правда.

Источники — Unian.net, esquire.ru