dcb678db51fc1

26 ноября в Нардаране произошли столкновения полиции с верующими, унесших жизнь двух стражей порядка и  пяти прихожан местной мечети. Столкновения были спровоцированы спецоперацией, которая завершилась  арестом 14 человек во главе с авторитетным теологом Талехом Багирзаде.

Напряжение между властью и общиной в последнее время шла по нарастающей, что выразилось в произведенных   в начале ноября краткосрочных арестах  нескольких  верующих, включая  Талеха Багирзаде,  и массовых протестах его сторонников. Все это  демонстрировало некий рост протестных настроений не только в селе. Превентивные аресты и беседы  были произведены и в других регионах страны.

Бакинский пригород Нардаран вполне можно назвать индикатором общественных  настроений и процессов в Азербайджане. Во всяком случае, девятитысячный поселок, живущий по патриархальным и шиитским канонам, напоминает о себе в периоды роста социально-экономического или политического напряжения в стране. Это связано с тем, что Нардаран отличается от других бакинских сел и старых кварталов столицы строгой внутреннеобщинной организацией, управляемой общим собранием села под эгидой старейшин и религиозных авторитетов.

История противостояния власти и нардаранцев показывает, что нынешний кризис отношений связан  с экономическими трудностями, с которыми столкнулась  страна после непродолжительного нефтяного бума и нарушения координат в системе власти, что выразилось в скандалах в МБА, МНБ, МСИТ.

Традиционно власти тщательно отслеживают как общественные настроения, так и их индикаторы, типа Нардаран, что предпринять превентивные меры для предотвращения расползания  общественного недовольства в организованной форме и в других регионах страны.

В 1995  году после расправы над вышедшей из подчинения полицией особого назначения и начала этапа «закручивания гаек» во всех сферах, власти запрещают Исламскую партию,  арестовывают ее лидера нардаранца гаджи Аликрама и умиротворяют поселок.  В 2002 году в  последний год  финансового кризиса, затронувшего и Азербайджан, власти пытаются силой укротить выступивших с социальными требованиями нардарнцев. Но в результате упорного сопротивления нардаранцев и во избежание крови, власть идет на компромисс с населением по ряду социальных вопросов. В декабре 2010 года после недемократических парламентских выборов в стране начинается, по сути, движение за свободу хиджаба, что можно рассматривать более широко, как протест против узурпации власти. И опять в центре внимания Нардаран. В январе 2011 года движение захлебывается после арестов  лидера запрещенной Исламской партии  Мовсум Самедов и других по обвинению в подготовке терактов и беспорядков.  В апреле 2013 года накануне президентских выборов власти арестовывают богослова Талеха Багирзаде и тем самым провоцируют выход на площадь Хусейна в Нардаране местных жителей, скандировавших лозунги типа смерть Америке и Израилю. Глубоко набожные шииты — нардаранцы не без утайки поглядывают на Иран, как оплот веры и борьбы за справедливое исламское общество, что дает основание говорить о них как о выразителях интересов официального Тегерана.

Нынешний нардаранский кризис также стал следствием превентивных мер властей, пытающихся предотвратить все возможные эксцессы, вытекающие из складывающейся нелицеприятной социально-экономической картины, падением уровня благосостояния населения, потерей рабочих мест, деловой активности, и как следствие, ростом недовольства различных слоев общества.

Следует ожидать, что, как и в прежние сложные времена, власть будет использовать в Нардаране тактику «отделения  зерен от  плевел». Демонстрируя жесткость к наиболее радикальным членам общины и исламским активистам, власть продемонстрирует определенное понимание в решении социально-экономических проблем общины. Президент Ильхам Алиев уже попытался сделать это, выступая в парламенте, где он обозначил себя и государство защитником исламских ценностей, в том числе, и шиитских традиций, пишет Туран.