aq

Опрошенные Русской службой «Голоса Америки» эксперты разошлись во мнениях относительно инцидента со сбитым российским бомбардировщиком.

Независимый военный аналитик Александр Гольц считает, что основная тяжесть ответственности в конкретном случае лежит на Турции.

«Потому что в момент нанесения удара было очевидно, что от российского самолета не было никакой угрозы турецкой территории, – пояснил он. – Су-24 не наносил удар по Турции и не проводил разведку ее территории».

На взгляд Гольца, уничтожение российского самолета носило вполне демонстративный характер:

«И имело целью выразить неудовольствие Анкары тем, что делает (в регионе) Россия. Понятно, это не лежит в рамках сколько-нибудь цивилизованных отношений».

Однако эксперт полагает, что Россия в известной степени спровоцировала то, что произошло.

«Ведь с самого начала операции в Сирии Москва действовала следующим образом: она громко заявляла, что необходима широкая международная коалиция (по борьбе с «ИГ») и в то же время ставила возможных членов этой коалиции перед фактом, – продолжил он. – А дальше оставляла на их усмотрение – начинать ли немедленно переговоры об избежании инцидентов в воздушном пространстве, что собственно произошло с Израилем и США, или не вести такие переговоры, что произошло с Турцией».

С точки зрения политического аналитика Андрея Пионтковского, Владимир Путин своим заявлением раскрыл, «в чем смысл провокации, которая больше месяца продолжалась со стороны России».

«Видимо, эскалация обострения отношений и фактически война с членом НАТО (пока еще гибридно-виртуальная) нужна для телевизионной картинки, как обычно, – рассуждает он. – Путину нужно продемонстрировать себя как победителя, как неустанного борца с Америкой, с кем угодно».

Пионтковский также заметил, что нарушения турецких воздушных границ российскими самолетами начались уже давно.

«Один раз России пришлось официально извиняться за это, – напомнил он. – До того в Минобороны ссылались то на плохую видимость, то еще на что-то. Турки же несколько раз предупреждали нас весьма недвусмысленно по этому поводу».

Пионтковский предполагает, что негативные побочные эффекты для Москвы будут только возрастать по мере расширения ее военной операции в Сирии.

«Война – это не прогулка по Невскому проспекту, – констатировал он. – Здесь, с одной стороны, гибнут мирные жители, а с другой – погибают военнослужащие, выполняющие дурацкий приказ».

Эксперт Московского центра Карнеги, профессор Алексей Малашенко выразил сомнение, можно ли в принципе с помощью бомбардировок в Сирии искоренить угрозу терроризма.

«Терроризм – это метод, – считает он. – Если вы уничтожите отдельных фанатиков, идея-то все равно останется, и теракты будут продолжаться».

К тому же «ИГ» еще надо разбомбить, заметил профессор.

«А пока непонятно, куда падают российские бомбы, – продолжил он. – Непонятно даже, какое количество населения находится в этом халифате. Называют цифры от 6 до 10 миллионов, хоть и неизвестно, откуда взялись эти данные. Но в любом случае, разве возможно уничтожить их всех до единого?»

Как представляется Малашенко, в случае военного разгрома исламисты уйдут в партизаны и рассредоточатся по всему Ближнему Востоку и далее – везде.

«Где они сконцентрируются, мы не знаем, – подчеркнул он. – В Европе их уже предостаточно. Словом, одной военной операцией все не кончится».

Как ему видится, у российской пропаганды при показе хода военной операции в Сирии «концы с концами не сходятся».

«То, как нам всем преподносят, у критически мыслящих людей вызывает массу вопросов. Сплошь – демагогия», – обобщил эксперт.

По словам Александра Гольца, Россия влезла в войну, где замешены интересы многих стран.

«И за то, что буквально в течение двух месяцев страна, с которой у Москвы были максимально доброжелательные отношения, очевидные взаимные экономические интересы, превратилась практически в военного противника, немалая доля ответственности лежит на России», – резюмировал он.

Как ему кажется, обстоятельства, которые привели к трагедии, заставляют задуматься над тем, насколько были продуманы и взвешены действия Москвы, когда она начинала военную операцию в Сирии.

«Понятно, что войны не будет, – прогнозирует аналитик. – А дальше у России есть весь спектр как дипломатических, так и экономических мер для выражения своего неудовольствия вплоть до отзыва своего посла (из Турции) или выдворения турецкого посла (из Москвы)», – заключил он.

Кроме того Гольц не исключил введения Москвой экономических санкций в отношении Анкары.

«Уже звучат предложения о прекращении авиасообщения с Турцией и, стало быть, прекращения всего потока туристов, что уж точно окончательно угробит российскую туристическую индустрию, – заметил он. – Такое вполне возможно».