В минувшую пятницу члены Совета Федерации и депутаты Госдумы впервые с момента присоединения Крыма к РФ собрались на совместное заседание для обсуждения дальнейшей борьбы с международным терроризмом. Участники призвали к новым изменениям законодательства, при этом ни о каких определенных шагах парламентарии заявить так и не решились. Тем не менее эксперты не исключают, что уже в самое ближайшее время можно ожидать серьезное «закручивание гаек», делится информацией издание Новые Известия.

Совместное собрание двух палат Федерального собрания было назначено после терактов в Париже и на борту российского самолета А321, ответственность за которые взяла на себя запрещенная в России группировка «Исламское государство». Практически все собравшиеся в Колонном зале Дома союзов в один голос призвали к единению вокруг президента страны, ранее пообещавшего найти виновных во взрыве на борту российского самолета «в любой точке планеты и покарать». О поддержке курса главы государства высказался даже лидер коммунистов Геннадий Зюганов, заодно посоветовавший нынешним властям учесть в вопросе укрепления национальной безопасности советский опыт.Выступающие пообещали ужесточить уголовную ответственность за терроризм, усилить меры безопасности в общественных местах, на транспорте и во время проведения массовых мероприятий, а также предпринять «необходимые меры по профилактике религиозного, этнического и иных форм экстремизма», говорится в решении, принятом по итогам заседания.

Говоря о частных предложениях, стоит отметить, что вице-спикер Совета Федерации (СФ) Ильяс Умаханов призвал к изолированию террористов в отдельных тюрьмах, а лидер «Справедливой России» Сергей Миронов – к отмене моратория на смертную казнь для террористов (только в мае подобный законопроект либерал-демократов был Госдумой отклонен), а также к лишению террористов гражданства. Спикер СФ Валентина Матвиенко предложила добиться международного трибунала для террористов и их пособников, а кроме того, призвала к расширению полномочий спецслужб в данном вопросе. К последнему предложению скептически отнесся глава президентской администрации Сергей Иванов. «Что касается усиления роли спецслужб – на моей памяти после каждого теракта, а, к сожалению, их было много на территории РФ, этот вопрос постоянно возникал. Не обижая и относясь с глубоким уважением к нашим законодателям, я бы предпочел руководствоваться мнением спецслужб, а не законодателей», – обозначил свою позицию Сергей Иванов. Идея же восстановления смертной казни в стране, по мнению г-на Иванова, «мягко говоря, преждевременна и нецелесообразна».

«По итогам мероприятия не было принято, по сути, никаких решений. Более того, мы предметно не поговорили ни о причинах теракта в Египте, ни о природе терроризма, не обсудили политику наших силовых ведомств. А что нужно ужесточать антитеррористическое законодательство и давать деньги спецслужбам, и так каждый день звучит в Госдуме», – сказал «НИ» депутат ГД Дмитрий Гудков. «4 декабря будет послание президента Федеральному собранию, и не исключено, что по его итогам будут приняты какие-то серьезные решения», – спрогнозировал Дмитрий Гудков.

По мнению политолога Дмитрия Орешкина, для того чтобы обсуждать ужесточение антитеррористического законодательства, не надо было собираться в Колонном зале. «Парламент и так принимает все, что спускается сверху. Что они еще могут сделать? Безопасность же они обеспечить не могут. Могут только завинтить «гайки». Вот и будут завинчивать», – заявил «НИ» г-н Орешкин.

Напомним, после подрыва российского А321 в Египте российские народные избранники с новыми силами принялись править антитеррористическое законодательство. В частности, появились предложения ограничить поездки россиян в страны с высокой террористической угрозой, проводить на границе усиленные проверки граждан, более двух месяцев находившихся в таких странах, ввести обязательную дактилоскопию для граждан неблагонадежных стран или вовсе запретить им въезд в РФ, закрыть доступ российских пользователей к мессенджеру Telegram, которым пользуются боевики запрещенного в России «Исламского государства». Кроме того, в нижней палате готовятся предложения о расширении полномочий правоохранительных органов, в том числе в Интернете, мерой по борьбе с терроризмом может быть признано и увеличение финансирования спецслужб. А перед совместным заседанием глава думского комитета по безопасности Ирина Яровая заявила, что совместно со спецслужбами уже выработан новый «большой антитеррористический пакет» поправок.

«Левада-Центр» опубликовал результаты опроса, темами которого стала возможность военного столкновения России с ИГИЛ (группировка запрещена в РФ), НАТО и Китаем, а также восприятие россиянами Германии, Франции и Китая. Согласно полученным данным, 59% опрошенных считают возможным крупное военное столкновение российских войск с «Исламским государством» вне территории РФ и 33% – на границе и в пределах российских границ в ближайшее десятилетие. 28% опрошенных уверены в вероятности вооруженного конфликта между РФ и странами НАТО, в то время как лишь 13% респондентов положительно оценивают возможность подобного конфликта между РФ и Китаем.
Кроме того, опрос показал динамику изменения отношения россиян к другим странам. Так, по сравнению с данными 2003 года восприятие Франции гражданами РФ ухудшилось на 7%, а Германии, сравнивая с результатами 2011 года, – на 10%. Также 9% россиян изменили свое отношение к Китаю в лучшую сторону.
В разговоре с «НИ» замдиректора «Левада-Центра» Алексей Гражданкин отметил, что «цифры здесь всё и говорят: страны Запада, представленные НАТО, в общественном сознании воспринимаются как потенциальный противник в гораздо большей степени, чем Китай». Такую ситуацию он объяснил фактом обострения отношений между Россией и Западом после крымских событий. Опасения в отношении ИГИЛ г-н Гражданкин связывает с осознанием россиянами ИГИЛ не только как «возможного противника, но и как вполне реальную угрозу для собственной безопасности».
Политолог Андрей Пионтковский в комментарии для «НИ» не разделяет страхов россиян. Он считает проведение масштабной наземной операции России против ИГИЛ маловероятной. Тревогу же россиян политолог рассматривает как закономерный результат той информационной обстановки, которую в последнее время создают государственные СМИ.