С момента обретения независимости Азербайджан борется с терроризмом.  И очередной указ президента Азербайджана Ильхама Алиева о вступлении в силу изменений в закон от 20 октября 2015 года «О противодействии легализации денежных средств или другого имущества, полученного преступным путем, и финансированию терроризма» — один из этапов этой борьбы.

При слове «терроризм» в Азербайджане обычно вспоминают армянский терроризм, от которого сильнее всего пострадала наша страна. Однако недавно МИД Армении в лице заместителя министра иностранных дел Шаварша Кочаряна обвинил Азербайджан ни много ни мало — в пособничестве международному терроризму. Заявление было примечательным, из серии «слышал звон, да не знает где он». Сказано было, например, о действовавшем в Баку «представительстве Аль-Каиды». Давайте разберемся.

Я начал писать на тему международного терроризма еще в конце 90-х-начале 2000-х гг.  Баку действительно имеет прямое отношение к «Аль-Каиде». Но не в качестве пособника. Именно в столице Азербайджана международные террористы потерпели сокрушительное поражение. Именно в Баку американские и азербайджанские спецслужбы задержали руководителей организации «Египетский исламский джихад», которая слилась с «Аль-Каидой». Именно здесь были изъяты планы по проведению 100 операций против США и Израиля по всему миру, что спасло сотни, если не тысячи жизней. И именно в Баку правая рука Усамы бен Ладена – Айман аль Завахири (ныне он глава «Аль Каиды», хотя еще при жизни бен Ладена именно Завахири считался мозговым центром организации), потерпел фиаско.

Начать, наверное, стоит с личности Аймана аль-Завахири. Врач, один из основателей организации «Египетский исламский джихад». Обвиняется в убийстве граждан США за пределами Соединенных Штатов, заговоре с целью убийства граждан США за пределами Штатов, атаке на государственные учреждения США, которые привели к гибели людей. Находится в розыске с 7 августа 1998 года в связи с причастностью к взрывам посольств США в Дар-эс-Саламе (Танзания) и Найроби (Кения), в результате которых погибли более 200 человек. Несколько лет назад была объявлена награда: до 25 миллионов долларов за информацию, ведущую к его задержанию. На страницах газет уже много лет мелькают даже его подпольные клички: «Доктор», «Учитель» и почему-то «Юстас» — кодовое имя Штирлица-Исаева из «17 мгновений весны». Многие считают, что именно аль-Завахири был одним из организаторов, спланировавших в 1980 году убийство египетского президента Анвара Садата.

 В 1993 он возглавил «Египетский исламский джихад», и эта организация сразу же «расцвела»: последовала кровавая серия терактов. В одном случае в результате взрыва автомобиля, целью которого был премьер-министр Египта, погибла школьница.

 В феврале 1998 года Египетский исламский джихад объединился с организацией бен Ладена «Аль-Каида» и выпустил фетву под названием «Международный исламский фронт джихада против иудеев и крестоносцев», согласно которой мусульмане должны уничтожать американцев. Именно с тех пор аль-Завахири считался правой рукой бен Ладена.

В июне 2001 года сотрудничество «Аль-Каиды» и Египетского исламского джихада приобрело новую форму — появилась организация «Аль-Каида аль-Джихад групп». Когда началось «распределение» стран, как я писал несколько лет назад в echo.az, Айман аль-Завахири «застолбил» за собой Азербайджан. Сюда сразу же были направлены эмиссары «Египетского исламского джихада». Как ни странно, многие шумные дела и скандалы, которые, казалось бы, не имеют отношения к террористам, связаны именно с ними.

Речь идет, в первую очередь, о случае с переселением жителей домов возле американского посольства и перекрытием улицы им. Сулеймана Рустама. Несмотря на то, что всплеск общественного внимания к закрытой улице произошел только в 2001 году, передвижение транспорта было ограничено в 1998 году, примерно в то время, как в Кении и Танзании прогремели взрывы в американских посольствах. И это не случайно.

У бен Ладена (а фактически у аль-Завахири) были «удачные» операции, такие, как теракты против двух американских посольств в Кении и Танзании 7 августа 1998 года, в результате которых было убито около 250 и ранено более четырех с половиной тысяч человек. Другой «триумф» бен Ладена — октябрь 1993 года. Тогда американцы попытались захватить двух советников местного сомалийского «авторитета» генерала Магомеда Фарраха Айдида — Османа Салаха и Магомеда Хассана Авали, которые находились в отеле «Олимпик» в столице Сомали Могадишу. Однако после приземления американских вертолетов начался бой. В результате два вертолета были уничтожены, а еще один разбился в аэропорту Могадишу. Итогом сражения стала гибель 18 американских рейнджеров и бойцов спецназа «Дельта». По этому эпизоду через несколько лет даже был снят голливудский фильм «Падение Черного ястреба».

Но случались и неудачи. По информации спецслужб США, им совместно с дружественными зарубежными организациями удалось предотвратить атаки бен Ладена против посольств Соединенных Штатов в Баку (Азербайджан), Тиране (Албания), Душанбе (Таджикистан), Кампале (Уганда), Монтевидео (Уругвай), Абиджане (Берег Слоновой Кости).

… Если и существует всемирный заговор по уничтожению американцев, организованный Усамой бен Ладеном, то его часть должна проявиться в телефонных разговорах, заявил еще в апреле 2001 года сотрудник CNN Фил Хиршкорн (он следил за ходом следствия по делу о взрывах в американских посольствах с 1998 года). Американские спецслужбы располагают длинными счетами, которые показывают, как бен Ладен связывался с обвиняемыми с помощью спутникового телефона из Афганистана, однако сама связь организовывалась из Нью-Йорка.

Находящаяся на острове Лонг-Айленд (близ Нью-Йорка) компания O’Gara Satellite Networks продала в ноябре 1996 года телефон модели «Compact M» за семь с половиной тысяч долларов частному лицу, представившемуся как Зия Халил из Вирджинии. Следователи выяснили, что покупку телефона организовал Халид эль-Фавваз, оперативник бен Ладена в Лондоне, который и привез его бен Ладену.

Записи телефонной компании за два последовавших года показали, что 2 тысячи 200 минут были проданы (обычно частями по 400 минут) абоненту с номером Усамы бен Ладена: 873 682 505 331. Отмечалось, что префикс 873 обозначал регион Индийского океана, который включает в себя и Афганистан.

Эль-Фавваз чаще всего разговаривал с бен Ладеном по его спутниковому телефону — зарегистрировано 143 звонка на номер эль-Фавваза в Лондоне. Больше двухсот звонков с номера бен Ладена было сделано в Йемен, свыше 100 в Судан и Иран. Примерно по 60 раз бен Ладен звонил в Саудовскую Аравию, Пакистан и Баку (Азербайджан). И только 16 звонков было зафиксировано в Кению, страну, где планировалось взорвать посольство США. Здесь отвечал на звонки некий Вадих эль-Хагг.

…Типичная террористическая операция выполняется обычно двумя группами. Первая контролирует ситуацию и готовит план. Вторая — исполняет. По словам агента ФБР Джона Античева, который допрашивал подсудимого Одеха в тюрьме Кении, именно в результате этого к нему пришло понимание технологии террора. Мохамед Садик Одех — один из четырех террористов, представших в начале 2001 года перед судом по обвинению во взрыве двух посольств США в Восточной Африке.

Одех в разговоре с агентом ФБР отверг обвинения в том, что он играл ведущую роль в терактах, однако признал, что находился в компании людей, которые изготовляли взрывное устройство в Найроби. Агенту Античеву со слов Одеха стало известно, что оперативные сотрудники террористической «Аль-Каиды» в своих переговорах использовали кодовые слова.

Это дало возможность декодировать перехваченные разговоры по домашнему телефону другого подсудимого — кенийца Вадиха эль-Хагга. Как выясняется, записи разговоров эль-Хагга начались за два года до взрыва посольства США в Кении. И они показывают, что эль-Хагг беседовал с оперативниками организации «Аль-Каида», Гаруном и ага Фазилем Абдуллой Мохаммедом (известный как создатель бомбы, взорвавшейся в Найроби).

На одной из записей (а телефон эль-Хагга использовался террористами для переговоров) Гарун и Одех говорят об общих знакомых, деньгах и «директоре» (так называли бен Ладена). На другой записи, озвученной в суде, эль-Хагг пытался через агента компании по доставке DHL отыскать посылку, которую он отправил в столицу Азербайджана — Баку.

В мае 2000 года госдепартамент США распространил официальное сообщение в связи с терактами против посольств Соединенных Штатов в Кении и Танзании. Из него следовало, что Соединенные Штаты предъявили дополнительные обвинение двум египтянам, задержанным в Лондоне по обвинению в проведении терактов. Обвинительный акт был зарегистрирован в Нью-Йорке. Всего же обвинялись 17 человек.

В обвинительном акте назывались двое дополнительных ответчиков — Ибрагим Эйдаруз и Адель Абдель Бари, которые в разное время возглавляли ячейки «Египетского исламского джихада».

Тут стоит отметить, что многие из ведущих членов «Джихада» стали влиятельными членами «Аль- Каиды», и в их числе обвиняемые Айман аль-Завахири и Мухаммад Атеф. Согласно обвинительному акту, Эйдаруз до сентября 1997 года возглавлял ячейку «Египетского исламского джихада» в Баку, затем его «перевели» в Лондон на ту же должность — руководителя ячейки. После переезда он непосредственно контактировал с аль-Завахири.

А в 1998 году офис в Лондоне содержал Абдель Бари. И по сообщению Госдепа США, он служил для того, чтобы взять ответственность за совершенные теракты в Восточный Африке. На отправляемых сообщениях были найдены отпечатки пальцев Эйдаруза и Бари. Самое главное, что по данным ФБР факс в Лондон за час до взрыва американских посольств в Кении и Танзании был отправлен из Баку. Затем уже из Лондона его послали в некоторые другие европейские столицы…

В апреле 1999 года межарабская газета Al-Quds Al-Arabi сообщила о намерении исламских фундаменталистов атаковать объекты в США и Персидском заливе. Американские эксперты восприняли эту угрозу серьезно. Так базирующийся в Чикаго институт «Emergency Response and Research» указал, что есть несколько причин, по которым к сказанному стоит прислушаться.

Поводом для заявления, опубликованного в газете Al-Quds, стало решение египетского военного суда, который в начале апреля 1999 года приговорил к смерти девять из 107 обвиняемых членов экстремистских организаций. Слушавшееся дело называлось «Вернувшиеся из Албании».

Такое необычное название вызвано тем, что египетские правоохранительные органы получили нескольких обвиняемых от албанских полицейских. Среди них Мухаммад Ибрагим эль-Нажжар, Шауги Саламах, Мухаммад Хасан Мусаммад и Ахмад Исмаил Юсман. Саудовская Аравия в свою очередь передала Египту обвиняемого Саида Сейихида Саламаха, а Объединенные Арабские Эмираты — Мухаммада Саида эль-Ишри.

Но выяснилось, что и в Азербайджане были задержаны два других обвиняемых — Ахмад Салама Мабрук и Исам Хафиз Мабрук.

 …Уже после трагедии 11 сентября в США стали известны подробности «кавказской» эпопеи Аймана аль Завахири, в ходе которой он и сколачивал ячейку «Исламского джихада» в Азербайджане. В начале-середине девяностых годов Айман и его прямые помощники совершили по поддельным документам ряд поездок за рубеж с двумя целями: обеспечить «благотворительную» помощь для продолжения их преступной деятельности и создать новую оперативную базу «Аль-Джихада» за пределами Египта.

Газета «Сан-Франсиско кроникл» сообщила осенью 2001-го, что еще в начале 90-х годов прошлого века аль Завахири посетил такие города США, как Сакраменто, Санта-Клара и Стоктон, где получил от американских мусульман порядка полумиллиона долларов якобы на «помощь афганцам, пострадавшим от войны с СССР». Побывал он и в Боснии, где инструктировал местных мусульман, как им бороться против сербов, а его брат Мухаммед был долгое время резидентом «Аль Джихада» в этой стране и Албании.

Одновременно «ячейка» сколачивалась и в Азербайджане. Так или иначе, по информации «Уолл-стрит джорнэл», 1 декабря 1996 года Айман и два его помощника — Ахмед Салама Мабрук, представитель «Аль-Джихада» в Азербайджане под «крышей» торговой фирмы «Bavari-C», и Махмуд Хишам аль-Хинауи — с помощью проводника из среды «чеченских братьев» пересекли границу с Россией из Азербайджана.

Аль Завахири по подложным документам фигурировал как суданец Абдалла Имам Мухаммед Амин, Мабрук и аль Хинауи также имели фальшивки из Судана и Египта. Хотя непрошеные визитеры трижды меняли автомашины при проезде по Дагестану, спустя несколько часов они уже были арестованы.

Местное отделение ФСБ отправило переносной компьютер «г-на Амина» в Москву для просмотра, а самого его сотоварищи после трехдневных допросов посадили в махачкалинскую тюрьму. Когда начали разбираться с фирмой «Bavari-C», то в Баку ее регистрация зафиксирована не была. Все это вызвало немалые подозрения. На раздумья навела и неожиданно мощная кампания с требованиями немедленно освободить «невинных бизнесменов», которые приехали-де в Дагестан, пусть и нелегально, чтобы ознакомиться с ценами на кожу, ковры и прочие товары.

Особенно усердствовали дагестанские группировки ваххабитского толка. Письмо в защиту трио поступило от 26 имамов и других духовных лиц, причем русских следователей обвиняли в том, что они «работают на дьявола».

В то время член Госдумы РФ Надиршах Хачилаев в петиции на имя членов Верховного суда Дагестана также встал на защиту «гостей». Поступило письмо от человека, выдававшего себя за директора Bavari-C , который утверждал, что «честность и скромность являются неотделимыми чертами» арестованных арабов. Пожаловали в Махачкалу и арабские «купцы», которые якобы имели дело с этой фирмой, а на самом деле, как выяснилось позднее, были связаны с «Египетским исламским джихадом «.

Их звали Ибрагим Эйдаруз и Сарват Салах Шихата. Последний даже посетил Аймана в тюрьме, получил от него кодированное послание, которое наши правоохранительные органы затем скопировали, но расшифровать не смогли. И, наконец, после визита в камеру аль Завахири обнаружили три тысячи долларов. Делались также попытки подкупа следствия. В перехваченном телефонном разговоре главарь ваххабитского гнезда в дагестанском селении Карамахи собирался выделить на эти цели 10 тыс. долларов. Все говорило о том, что в сети российских контрразведчиков попала крупная рыба.

Здесь, пожалуй, требуется пояснение. Как отметила в свое время обозреватель «Эхо» Нурани, мир еще не испытал шока в связи с 11 сентября, и даже еще не прогремели взрывы посольств США в Кении и Танзании. Но «на счету» египетских исламистов уже была серия крупных терактов, вплоть до убийства собственного президента Садата. Словом, такой человек, как Айман аль-Завахири, попади он в поле зрения правоохранительных органов, никак не мог выйти на свободу, отсидев всего шесть месяцев за нелегальный переход границы, если того не требовали некие «особые обстоятельства».

 Так или иначе, в апреле 1997 года состоялся суд. Завахири сидел в металлической клетке зала суда и непрерывно молился. Судье приходилось часто прерывать процесс из-за «благочестия» ответчиков.

Давая показания, «Абдулла Амин» заявил, что не знал о границах, появившихся после распада СССР: «Я не мог даже себе представить, что могут возникнуть такие проблемы». На вопрос о причине приезда в Россию, Завахири ответил: «Мы хотели выяснить цены на кожаные изделия, лекарства и другие товары». Однако то ли у Завахири оказались удивительные актерские способности, то ли еще по каким соображениям, но судья отказал обвинителям, требовавшим осудить «троицу», нелегально пересекшую границу, к трем годам заключения.

В итоге Завахири, Мабрук и Хеннави получили по шесть месяцев. Завахири удивительную снисходительность российского суда объяснил просто: «Бог затемнил их разум».

Однако если в России «джихадисты» пользовались «покровительством Всевышнего», то в Баку дела у них шли явно не так, как хотелось бы. Активистов «Исламского джихада» начали арестовывать и передавать спецслужбам других стран, в том числе США.

Именно так произошло в 1998 году, когда в Баку агентами ЦРУ был арестован Ахмад Салама Мабрук . Кроме всего прочего, в распоряжение правоохранительных органов попал диск, откуда удалось почерпнуть много интересного. Мабрук был приговорен к пожизненному сроку в египетской тюрьме, а подробности того, что оказалось на его диске, вскоре начали просачиваться в прессу.

В апреле 1999 года газета Al-Hayat напечатала интервью с Ахмад Салама Мабруком, которого газета называет руководителем военных операций организации «Джихад». По словам Мабрука, у его организации были разработаны планы проведения 100 атак против израильских и американских целей по всему миру, в том числе с использованием химического и бактериологического оружия (сибирской язвы). Все детали были записаны на компьютерный диск, который был конфискован сотрудниками ЦРУ. Произошло это в столице Азербайджана — Баку, где, по словам Мабрука, американские спецслужбы и арестовали его.

… Уже потом, после трагедии 11 сентября, в США придут к ошеломляющему выводу: теракт такого масштаба стал возможен лишь потому, что правоохранительные структуры, спецслужбы, разведка не торопились меняться друг с другом информацией. И когда шеф нью-йоркского офиса ФБР Джон О’Нейл получил от ЦРУ отказ, он, недолго думая, направил своего представителя в Азербайджан, рассчитывая получить информацию в Баку. Причем О’Нейл умудрился добиться того, чтобы Билл Клинтон, тогдашний президент США, обратился за содействием к президенту Азербайджана, чтобы представитель ФБР получил компьютерные файлы.  В итоге, степень партнерства по линии США-Азербайджан оказалась выше, чем между ЦРУ и ФБР. Кстати, Джон О’Нейл погиб 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке — к этому моменту он возглавлял службу безопасности в башнях-«близнецах».

А азербайджанским правоохранительным органам, как я уже отмечал несколько лет назад, не в чем себя упрекнуть, свою работу по обезвреживанию террористов они выполнили. «Аль-Каиде» и Айману аль-Завахири не удалось закрепиться в Баку, ячейку полностью разгромили. Не получится ничего в Баку и у ИГИЛ и его лидера аль-Багдади. Кстати, аль-Завахири отказался «присягать на верность» аль-Багдади. И у террористов есть конкуренция…

Наир Алиев.