4129596

Серия терактов произошла вечером 13 ноября в Париже и столичном пригороде Сен-Дени у стадиона Stade de France, где проходил футбольный матч между сборными Франции и Германии.

По последним данным, в результате атак террористов погибли 129 человек, еще 352 ранены.

Президент Франции Франсуа Олланд объявил о введении в стране режима чрезвычайного положения и закрытии государственных границ. В стране объявлен трехдневный траур.

Что пишут СМИ о терактах в Париже — читайте в нижеследующем обзоре, передает Minval.az со ссылкой на ТАСС.

Канадские СМИ о взрывах и стрельбе во Франции

Globe and Mail: «Теракты в Париже были спланированы и тактически скоординированы лучше, чем январское нападение на редакцию сатирического журнала Charlie Hebdo и бойня в еврейском магазине, и серьезно нарушили мирное течение жизни в одном из великих городов Запада. И эта атака была одним из беспрецедентных по своему хладнокровию актов. Сравнится с ней может террористическая атака на Мумбаи 26 ноября 2008 года. Но почему только Париж? Неужели это насилие стало результатом идеологического вируса, выращенного внутри этого города (на редакцию Charlie Hebdo в январе этого года напали парижане, выросшие в приемных семьях), или это связано с увеличением интенсивности боев в Ираке и Сирии, к которым Франция имеет отношение?»

National post:»Нападения произошли в то время, как французские военные продолжают бомбить позиции боевиков группировки «Исламское государство» в Сирии и Ираке, а также бороться с экстремизмом в Африке. Различные экстремистские группировки неоднократно уже угрожали Франции в прошлом, а французские официальные лица уже бывали чрезвычайно озабочены по поводу угроз, исходящих от доморощенных исламистов-радикалов, которые проходили обучение в террористических лагерях в Сирии.»

CBC: «Французские официальные лица до сих пор не уверены, кто устроил теракты в Париже. Семь из восьми нападавших подорвали себя, а рядом с останками, по-видимому, одного из них, полиция нашла сирийский паспорт. Франция (после случившегося) должна бояться много. Есть данные по крайней мере о 570 французских джихадистах, которые сумели добраться до Сирии, чтобы сражаться в рядах «Исламского государства».

Это мрачная ирония. После январского нападения (на редакцию сатирического журнала) на следующий день на улицах Парижа было много военных, много говорилось об усилении мер безопасности. Но пятничные теракты случились менее, чем в 200 метрах от офиса редакции этого журнала.»

Норвежские СМИ о произошедшем

«По заявлениям президента Франции ясно, что говорится военный ответ, однако вопрос в том, насколько мудро такое решение, — говорит профессор Высшей школы полиции Норвегии Туре Бьергу в комментарии газете Aftenposten, полагая, что именно такой реакции ИГ и хочет добиться. — Возможно, что цель терактов — спровоцировать излишне жесткую военную реакцию со стороны западных стран, которые могут глубоко увязнуть в конфликте на территории Сирии и Ирака. Вооруженное давление на ИГ в этом случае безусловно усилится, однако это может привести к расколу среди мусульман Европы и их радикализации. Можно создать ситуацию, на которую совершенно не рассчитываешь, как это получилось в результате военных вмешательств в Афганистане и Ираке. Дилемма именно в этом».

«Взрывающие себя смертники, нападения на случайных прохожих на улицах стали для мира повседневностью… События пятницы застали врасплох французские спецслужбы, но сам факт того, что это произошло, отнюдь не был для них неожиданность», — отмечает uлава редакции политической информацииAftenposten Трине Эйлертсен, подчеркивая, что европейские силовики отвечают уже не на вопрос о том, может ли теракт произойти, а пытаются понять когда он произойдет.

«В открытом демократическом обществе невозможно предотвратить все теракты, эта задача становится тем сложнее, чем более изощренные методы применяют террористы. Они стали намного лучше разбираться в компьютерных технологиях и научились избегать наблюдения. Сотрудники спецслужб говорят, что Эдвард Сноуден серьезно усложнил их работу. Применяемые ими методики наблюдения теряют легитимность в глазах общества. Все большей угрозой становятся террористы-одиночки, которые не тратят времени на то, чтобы обсуждать свои планы с кем-либо другим. В Норвегии слишком хорошо знают как сложно их выявить и сколько вреда они способны нанести», — пишет Эйлертсен.

«Экстремисты того и другого толка не будут вести классическую войну друг против друга. И те и другие будут воевать против нас всех. Однако ни тем, ни другим не удастся сломить нас лишь с помощью насилия, — пишет она.  — Тем не менее, они могут победить, укоренив в нас страх, подозрительность и и заставив принять их способ делить мир на своих и чужих».

«Слишком много людей не различает экстремистов и беженцев, полагая что все они одного поля ягоды, — заявил газете Nordlys эксперт по терроризму Ларс Гуле, преподающий в Высшей школе Осло и Акерсхуса. — Если реакцией на теракты будет усиление страха и ненависти в обществе, это вызовет раскол, на который и рассчитывают террористы. Они хотят, чтобы большинство населения боялось меньшинств. Это значительно облегчит задачу вербовщикам террористов».

Исследователь проблем терроризма Ян Оскар Энгене из Университета Бергена, со своей стороны, полагает, что ответом европейских спецслужб на теракты станет усиление контроля за средствами связи и Интернетом. «Здесь прослеживается определенная закономерность, — заявил он журналистам Nordlys. — Мы наблюдали это после терактов в Мадриде, Лондоне и Норвегии. У властей появился повод осуществлять наблюдение и просушку, и во многих случаях это зашло достаточно далеко».

Британские СМИ о трагедии

Financial Times: «Одним из возможных последствий (терактов в Париже) могла бы стать еще более четкая концентрация усилий на разгроме ваххабитов из ИГ и одновременное снижение внимания к второстепенным целям, таким как отстранение от власти сирийского президента Башара Асада. Но Франция была на передовых позициях стран, которые утверждали, что в центре проблем Сирии стоит Асад. Полный пересмотр политики в отношении Асада вряд ли возможен на протяжении последующих недель. Более вероятно то, что эта политика в ближайшие месяцы эволюционирует, по мере того, как будут осознаны уроки и глубокий шок от парижских терактов».

The Guardian: «В то время, как нет разведывательных данных, указывающих на то, что Великобритания находится в ситуации более высокого риска атак, в течение долгого времени официальные лица опасались, что здесь (в Великобритании) произойдут чудовищные преступления в такой форме и масштабе, как в Париже. Уже в этом году полиция в Лондоне провела учения, чтобы протестировать, как они будут отвечать на атаку с применением оружия в центре столицы. Последние учения последовали за нападениями на редакцию Charlie Hebdo во Франции».

The Daily Telegraph: «Французские эксперты по терроризму предупреждали на протяжении месяцев, что страна находится перед лицом неотвратимых атак, как со стороны доморощенных террористов, так со стороны вооруженных людей, возвращающихся с войн в Сирии и Ираке. Их предсказания оказались очень точными. На улицах страны уже находятся 7 тыс. военных в рамках введенного после январских атак в Париже плана под названием Sentinelle. Их присутствие не смогло остановить террористов вчера ночью».

Independent: «Парижская атака свидетельствует о существенных изменениях в стратегии группировки «Исламское государство» (ИГ)… которая хочет  продемонстрировать, что способна действовать в самых разных частях мира, а не только в лишенных центральной власти районах Ирака и Сирии. Если за нынешним терактом действительно стоят исламисты, это будет означать серьезный пересмотр стратегии безопасности в Европе и мире в целом».

The Times: «В отличие от нападения на редакцию сатирического еженедельника Charlie Hebdo, вчерашние атаки во Франции нельзя назвать неожиданными. Правительство Олланда уже не раз предупреждало, что это лишь вопрос времени, когда французские исламисты попытаются совершить на родине новый теракт. При том, что сотни граждан страны воюют на стороне ИГ в Ираке и Сирии, а в самих французских городах действуют подпольные группировки, полиции лишь в этом году уже удалось предотвратить с полдюжины попыток устроить резню в общественных местах».

Daily Express: «По одной из теорий события вчерашнего вечера стали скоординированными атаками в ответ на удар с беспилотника, в результате которого ранее в этот же день был убит Джихади Джон».

Немецкие СМИ о терактах в Париже

Действия террористов против цивилизованного мира переходят на следующую ступень эскалации — такова основная мысль большинства публикаций в немецких СМИ, касающихся терактов в Париже, которые унесли жизни более 100 человек.

«Атаки террористов направлены на товарищеский матч, на посетителей концерта, невинных людей в парижских кафе — именно такого сценария мы все опасались после теракта в редакции газеты Charlie Hebdo. За счет этой коварной стратегии они хотят посеять страх, вызвать политический хаос и разрушить свободный порядок, в котором мы живем», — написал немецкий журнал Der Spiegel.

Серия произошедших в Париже нападений «изменит Францию и Европу больше, все другие теракты до этого», считает обозреватель журнала. «Найдутся те, кто теперь будет призывать к расширению присутствия полиции, требовать ужесточения действий в Сирии.., возможно, использования наземных войск против исламистов, — написало издание, подчеркнув, что «демократии должны со всей жесткостью бороться против врагов — но делать это обдуманно, не отказываясь от собственных принципов».

«Мы должны исходить из того, что это (борьба с терроризмом) — долгий процесс, и еще будет много погибших, в том числе, среди нас, — констатировал Der Spiegel. — Европа и Франция должны действовать постепенно. Нужно продвинуться вперед в реализации мирного плана по урегулированию в Сирии, чтобы вместе с другими сторонами — Россией, Ираном, Саудовской Аравией — изолировать группировку «Исламское государство». Это предусматривает улучшение сотрудничества между силами безопасности в Европе, усиление преследования исламистских сетей».

«Сейчас действительно необходимо добиться единства Европы. Исламистам не следует недооценивать решительность демократов. Они еще не знают об этом, но они потерпят поражение в борьбе», — заключило издание.

«Если спецслужбы западных государств правы, то и катастрофа российского пассажирского самолета в небе над Синаем было делом рук ИГ и должна быть включена в цепочку террористических атак», — отметил обозреватель информагентства DPA.

«Уже после крушения лайнера эксперты сделали вывод, что ИГ все сильнее интернационализируется и обращает свой взгляд на регионы, выходящие из зоны ее контроля в Сирии и Ираке. Нападения в Париже подтверждают предположение, которое особенно беспокоит спецслужбы на Западе», — подчеркнуло агентство. «По-прежнему экстремисты удерживают огромные области в Сирии и Ираке, но их продвижение затормозилось — в обеих странах они потерпели несколько поражений. Когда «халифат» в военном плане оказывается под давлением, они ищет внимания за счет других акций, в том числе, за счет распространения жестких видео обезглавливания своих врагов. ИГ нуждается в военных успехах и громких терактах, чтобы обеспечить себе приток сторонников», — подчеркнуло DPA.

«Терактами в Париже ИГ достигло следующей цели: группировка окончательно сместила «Аль-Каиду» в мире глобального джихада с позиции самой мощной и опасной террористической организации», — констатировало агентство.

Как подчеркнула, в свою очередь, газетаFrankfurter Allgemeine Zeitung, «уже сейчас ясно, что эти преступления вдохнут новую жизнь в центральные внутриполитические дебаты в Европе и, особенно, в Германии». «Они будут иметь последствия, усилят арсенал сил безопасности и тем самым приведут к ограничению гражданских прав. Требования ограничить поток беженцев станут громче», — написало издание.

«При этом в том, что касается защиты граждан от атак, снова допустили промахи органы безопасности, — продолжала газета. — И это несмотря на то, что минувшим летом Франция приняла один из самых жестких законов».

Tagesspiegel подчеркнула, что «это война». «Кадры прошедшей ночи столь ужасны, непостижимы, архаично кровавы, что, кажется, невозможно не осознавать, что навязывают нам, Западу, да и всему миру: третью мировую войну, ассиметричный конфликт, не знающий границ, — написала газета. — На этот раз нет нейтральных государств, островов мира. Зато есть извращенная, но очень эффективная медиастратегия: бомбы взрываются в то время, как мир следит на футбольным матчем. Террор в реальном времени, в вашей квартире».

«Спонтанная реакция мирового сообщества должна быть такой: мы на стороне Франции. Мы поможем вам, чем сможем. Мы не оставим вас в беде», — отметило издание. — Однако надо подумать и о том, что это — не самые масштабные теракты. Не говоря уже о том, что есть страны, на которые удары обрушиваются чуть ли не каждую неделю: Сирия, Ирак, Афганистан, Нигерия, Сомали… Мы уже привыкли к соответствующим сообщениям: 100 погибших там-то, 80 жертв в другом месте. И солидарность всего мира пугающе ничтожна».

Итальянские СМИ о трагедии в Париже

«Теперь это настоящая война, — пишет Messaggero в связи с трагедией в Париже. — Сразу семь терактов за одну ночь  — это не простые акты, направленные на символические объекты. Жизнь всего города с 8-миллионным населением оказалась в заложниках террористов. Все, кто вышел в эту черную пятницу из дома во французской столице, оказались свидетелями этой настоящей бойни, которая больше характерна для Бейрута и Дамаска, но не европейской столицы. Франция стала целью террористов по двум очевидным причинам. Первая — это достаточно агрессивная линия, принятая президентом Олландом в отношении исламских экстремистов в Мали, а также бомбардировки французскими ВВС целей ИГ в Сирии. Вторая — исключительно внутренняя. Это — полное отсутствие контроля над целыми кварталами». По мнению издания, последние теракты продемонстрировали «качественное изменение исламского терроризма». Messaggero пишет, что военная операция в Сирии «была использована лишь предлогом для парижского ада».

«Семь терактов застали Париж врасплох. Вечер пятницы — кино, театры, рестораны полны людей. Погода хорошая. Люди ужинали, сидели в кафе под открытым небом. Приехавшие в центр с периферий выходили из метро. Подсвеченные собор Парижской Богоматери, Лувр, мосты через Сену. Взрывы сначала показались далекими, неопасными, глухими. Потом ситуация моментально стала драматической», — описывает произошедшееRepubblica. «Спецслужбы не сработали, как и с «Шарли эбдо», — продолжает издание. — Теракты стали неожиданными и для служб безопасности».

«Франция вновь оказалась под прицелом «джихада». На этот раз это больше не редакция и не еврейский ресторан. После атак «одиночек» теперь можно говорить о «рядовом каждодневном исламском терроризме». Это — закрытые школы, общественные места, 11 станций метро, парк Disneyland», — пишет Repubblica.

«После ночи пятницы весь мир узнал, что такое война в сердце города. Теперь мы знаем, что Париж может погибнуть как Багдад, Бейрут или Триполи. Эта террористическая атака на Францию — на самом деле атака на всю Европу, которая на собственном опыте переживает трагедию, которая произошла в США 11 сентября», — пишет Corriere della Sera. Издание указывает, что европейцы «проигнорировали слишком много сигналов о приближающейся опасности». «Мы думали перечеркнуть все миллионным шествием по парижскому бульвару после нападения на редакцию Charlie Hebdo. Но потом мы как будто не заметили нападение на парламент Канады. Канада казалась далекой, как далеким казалось «Исламское государство». Теперь один из фрагментов «третьей мировой войны», о которой говорит папа римский Франциск, у нас дома», — указывает газета.

Испанские СМИ о трагедии

«Необходимо бороться с терроризмом везде, где прячутся его сторонники. И это должно быть сделано рационально и скоординировано, поскольку невозможно противостоять ему эффективно без осознания, что мы столкнулись с глобальным явлением. Терроризм слеп и бьет туда, где меньше всего этого ожидают. Но его можно победить, если мобилизовано гражданское общество, и есть сотрудничество между правительствами с целью победить его. Это время для солидарности и твердых ответов на эту попытку разрушить наши ценности и наш образ жизни. Они этого не добьются никогда», пишет El Mundo.

«Атаки в пятницу 13 в Париже, которые произошли почти одновременно в разных частях города, привели к десяткам погибших и раненых и посеяли хаос. Этот огромный удар произошел за две недели до начала климатического саммита в Париже, намеченного на 30 ноября с участием почти 120 лидеров со всего мира», отмечает El País.