1346987851_D0BFD180D0B5D181D181D0B0

Я злой журналист. Не желаю нравиться депутатам, чиновникам, «звездным» экспертам, адвокатам, разным корпоративщикам,  пиарщикам, НПО-щникам. Я не доллар…

Не хочу нравиться даже тем читателям, которые сидят на информационной игле, жаждут сенсаций, которые не хотят думать.

Разве кому-то нравится ходить к врачу, зная, что тот скальпелем может сделать больно, разрезать рану, очистить от гноя? Но терпим, иного пути нет, болезнь уничтожит любого человека, если не лечить.  Но если врач плохой, безграмотный, то он просто пропишет аспирин и отправит пациента домой, где у него начнется гангрена.

Злой журналист – это как хороший врач, он обязан вскрывать гнойные раны общества независимо от мнения «пациентов», а то наступит гангрена.

Журналистов нигде в мире не любят. Считают, что мы продажные, необъективные, пишем и готовим «заказные» статьи.

Каждый член общества хочет читать разоблачительные публикации, громкие истории о коррупции, но чтобы это было из другой сферы. Например, работник Минсвязи  с интересом читает разоблачения в связи с делом МНБ, но не желает таких же разоблачений в своем департаменте, сотрудник мобильной связи радуется, если дело касается конкурирующей фирмы, но если всплывают факты из собственной компании, то обзывает журналиста продажным, а статью заказной.

Да, на свете много продажных журналистов, заказных статей. Это не очень приятно осознавать. Вместо того, чтобы исследовать факты в публикации журналиста, что-то изменить в работе компании, корпоративный работник, скорее всего, обвинит журналистов в том, что они вместо освещения проблем сферы образования и здравоохранения копаются в их грязном белье. Задаются вопросом, почему, дескать, нет честных, действительно стоящих разоблачений?

Это все от инфантильности, незнания сложностей работы журналиста. Порой получить небольшой комментарий даже от открытого для прессы эксперта, юриста не представляется возможным, ваш запрос может на месяцы застрять в пресс-службе госучреждения. На ваши телефонные звонки не будут отвечать.

Иногда в соцсетях какой-нибудь «умник» обвиняет журналиста в некомпетентности, а предлагаешь ему дать экспертное мнение по актуальной теме, сразу уходит в кусты. Типа я могу что-то рассказать, но без упоминания моего имени. А лучше всего, вот вам ссылки на источник в интернете, и оставьте меня в покое.

Общество, не способное найти в себе смелости высказывать свою точку зрения, ждет почему-то от нас, журналистов, мужества противостоять порокам, несправедливостям и коррупции. Сами как страус прячут голову в кусты, а от нас ждут геройства в зонах конфликта, разоблачительных статей. Журналиста могут убить у собственного подъезда, могут проехаться машиной по ногам, могут пырнуть ножом, могут избить, могут посадить. Но это мало кого волнует.

Я хочу нравиться всем истинным интеллигентам, бомжам, простым людям, безработным, даже бродячим собакам и кошкам.

Я злой журналист, хочу чтобы меня не любили как журналиста. Если журналист нравится так называемой элите, но вызывает отвращение у обычных людей, то это одно название.

Я злой журналист, я не доллар…

 

Исмаил Рафигоглу