Принятая накануне резолюция ПАСЕ по проблеме Нагорного Карабаха оказалась четким и сбалансированным заявлением, отразившим глубокое понимание этой европейской структурой всего комплекса вопросов, связанных с нагорно-карабахским конфликтом. Как передает Minval.az, об этом заявил в беседе с «Вестником Кавказа» бывший помощник американского госсекретаря по Южному Кавказу, экс-посол США в Азербайджане Мэтью Брайза.

«Принятием этого заявления Комитет по политическим вопросам выразил свое желание, чтобы Совет Европы занял более активную позицию по поддержке усилий Минской группы ОБСЕ, направленных на достижение рамочного соглашения по урегулированию конфликта на основе так называемых Мадридских базовых принципов, представленных Минской группой семь лет назад», — отметил в первую очередь американский дипломат.

Брайза напомнил, что подобные призывы к мировому сообществу о содействии выводу оккупационных войск с азербайджанских суверенных территорий в Нагорном Карабахе и в семи соседних районах звучат уже много лет. «Помимо этого, резолюция призывает к установлению промежуточного правового статуса Нагорного Карабаха. Эти факторы, наряду с призывом немедленно прекратить вооруженные столкновения на линии соприкосновения обеими сторонами, подчеркивают три ключевых элемента Хельсинской декларации, на которых должно быть основано любое разрешение данного конфликта: территориальная целостность государств, право народов на самоопределение и неприменение силы», — подчеркнул бывший посол США в Азербайджане.

Также он обратил внимание и на то, что в ПАСЕ не преминули упрекнуть Россию за поставки вооружений в Армению. «В документе Парламентская ассамблея Совета Европы сетует на то, что Армения отказывается сотрудничать по этому вопросу с Комитетом по политическим вопросам», — добавил дипломат.

При всем позитиве перспектив у этой резолюции Мэтью Брайза не видит. «Таким образом, это замечательно составленное ради благих целей заявление, как и заявление десятилетней давности, к которому оно нас отсылает, однако оно может не иметь никакого практического применения, так как у Совета Европы нет механизма по претворению в жизнь таких документов», — заключил он.