968880351

Парламентские выборы в Грузии 2012 года неожиданно для многих завершились поражением партии власти. «Единое национальное движение» несмотря на все ожидания проиграло выборы  блоку «Грузинская мечта — Демократическая Грузия» во главе с Бидзиной Иванишвили. Эра президента Михаила Саакашвили завершилась, и Грузия резко поменяла внешний курс.

Одной из главных причин поражения властных сил, по мнению многих аналитиков, послужила скандальная видеозапись пыток, издевательств и насилия в Глданской тюрьме, которую обнародовали местные телеканалы.

1 ноября в Азербайджане пройдут парламентские выборы. И коррупционный скандал вокруг МНБ, сопровождающийся арестами высокопоставленных сотрудников министерства, даже отодвинул информацию о выборах со страниц СМИ на задний план.

Возможно ли повторение грузинского сценария в Азербайджане? Может ли коррупционный скандал изменить расстановку сил в Милли Меджлисе Азербайджане? Эти вопросы Minval.az направил экспертам.

Глава информационного агентства «Туран» Мехман Алиев считает, что в Грузии была иная, нежели в Азербайджане, ситуация: «Не для того создавали «Грузинскую мечту», чтобы они проиграли. Саакашвили до конца убеждал своих сторонников, чтобы те не разбежались. Типа, все идет нормально, Грузия будет парламентской республикой, а я буду премьер-министром. На самом деле – это было не так. Там уже было решение о смене власти и поэтому все произошло так, как произошло. В Грузии, действительно, были демократические выборы. У грузин была политическая система, в предыдущем парламенте была реальная оппозиция. Она была в меньшинстве. После создания Иванишвили «Грузинской мечты» это движение объединило все политические силы, которые противостояли Саакашвили. У них были свои финансовые ресурсы, достаточно мощные. Были задействованы медийные структуры, телеканалы. Оппозиция получила возможность сильно поработать с аудиторией. Тем более при всех плюсах люди устали, и требовалось новое лицо. Тем более все помнили кризис 2008 года, столкновения в ходе избрания Саакашвили.

На парламентских выборах 2012 года оппозиция рассчитывала на 35 процентов голосов. Я говорил с руководителями оппозиции на тот момент. Они не были в курсе относительно видеоролика. Есть мнение, что это организовал Иванишвили, но на самом деле это было большим подарком для оппозиции. Она этого не ожидала. Видеоролик прибавил им порядка 20 процентов голосов избирателей.

В Азербайджане власти полностью контролируют ситуацию в стране, у нас нет свободных СМИ и телеканалов, финансовых ресурсов у оппозиции нет. Власти имеют административные, медийные, финансовые ресурсы. Оппозиция не может воспользоваться даже скандалом вокруг дела МНБ, у нее нет времени. Кампания проходит всего за 20 дней, а не 2 месяца, чтобы говорить об этом с населением. Не в скандалах дело. Сама экономическая ситуация ухудшается с каждым днем. Это самый важный фактор на сегодняшний день. В нормальной демократической стране правящая партия наверняка проиграла бы выборы. Девальвация маната 30-процентная, сокращение рабочих мест, зарплат, доходов населения, упадок на рынках, падают цены на машины, недвижимость. В данной ситуации власть не может победить на демократических выборах. У нас с Грузией абсолютно разная ситуация».

Эксперт по международному праву Эркин Гадирли считает, что если в Азербайджане были бы выборы, то что-то могло произойти: «Но выборов нет. При нормальной политической системе с функционирующим парламентом такой скандал привел бы к отставке правительства. Это жутчайший скандал, раскрылось дело такого масштаба. Даже все детали происходящего не совсем известны. Поборы с предпринимателей, взятки – секрет полишинеля, всем это давно было известно. Наверняка, реальная причина другая. Ни в парламенте, ни в правительство это даже к обсуждениям не привело, ни то чтобы к отставкам.

У нас другая политическая система, нежели в Грузии. В Грузии центральное правительство не могло контролировать круг событий, поэтому случилось, то, что случилось. Причем это не связано с оппозицией. Оппозиция есть всегда, невозможно, чтобы не было оппозиции. Или она существует легально, или же нелегально на маргинальной основе. Наша политическая система основана на незаработанных огромных нефтяных доходах. Иностранные компании добывают нефть, продают и отдают нам нашу долю. Все, что у нас происходит, связано с серьезным падением цен на нефть. Риски увеличиваются, денег становится меньше, правящие круги начинают обрубать какие-то собственные каналы, чтобы минимизировать свои риски. Угроза для власти исходит не от оппозиции, а изнутри самой системы. Она может стать неуправляемой. Тут много  родственных связей. Снимают одного министра, выясняется, как много у него родственников на разных должностях. Сами министры породнились, и на среднем уровне породнились. Пока были деньги, можно было управлять этой системой. Теперь денег меньше, и будет еще меньше, поэтому они применяют такие превентивные меры. Они оппозицию в течение последних двух лет фактически уничтожили, но угроза исходит не от гражданского общества, а от той системы, которую они сами построили.

Плюс очевидные проблемы с Западом. Эта власть все время удерживалась благодаря поддержке Запада. Я не говорю, что поддержки нет, она есть. Словесная перепалка никому не интересна. В Конгрессе какие-то обсуждения, в Европарламенте какие-то резолюции, здесь какие-то ответные обсуждения. Все это видимость, реальная подоплека совершенно иная. В Грузии всего этого не было. Не было желания кого-то удержать у власти. Они просто наблюдали как протекает процесс. Когда Саакашвили оказался реальной политической фигурой, они его поддержали. То же самое, когда они увидели, что Саакашвили теряет контроль, они не стали его поддерживать.

Здесь совершенна иная ситуация, все держатся за стабильность. Всех интересует один вопрос: кто сможет удержать ситуацию под контролем. Никого не волнует ни демократия, ни права человека, ни законность. На словах, конечно, об этом будут говорить, но реальные интересы гораздо важнее».

Исмаил Рафигоглу.