tumblr_mnoo5ewALy1r9khx4o1_1280«Самый старый и самый опасный конфликт на постсоветском пространстве – в Нагорном Карабахе – снова просыпается. Перемирие, заключенное Арменией и Азербайджаном в 1994 году, соблюдается все меньше. Там, где два года назад лишь изредка звучали выстрелы, теперь ведутся минометные обстрелы, число жертв которых только за одну неделю больше десяти человек. Это еще не полноценная война, как в начале 90-х, но лидеры Армении и Азербайджана все глубже окапываются в своих воинственных позициях, отступить от которых будет очень непросто», — пишет эксперт Фонда Карнеги по Кавказу Томас де Валл в статье, опубликованной в  Politico Europe.

Minval.az приводит его статью с небольшими сокращениями: 

Речь не о том, что Россия пытается организовать в регионе очередную многоходовку, хотя ее поведение действительно слабо способствует урегулированию. Главная опасность Кавказа в том и состоит, что там ни у кого ничего не получается организовать. Поэтому высок риск того, что Карабах может вписаться очередным звеном в цепочку конфликтов – от Украины до Сирии, где Россия вмешивается в ситуацию, но полностью ее не контролирует.

Карабахский конфликт так и не стал по-настоящему замороженным с тех пор, как боевые действия были остановлены в 1994 году. А у России так и не получилось поставить этот конфликт под свой контроль. Еще с горбачевских времен в основе карабахских событий всегда лежали какие-то местные причины, растущие из борьбы двух радикальных националистических движений за контроль над регионом. После распада СССР эта борьба национализмов вылилась в полномасштабную войну между двумя новыми государствами. Двадцать тысяч человек погибли, больше миллиона стали беженцами. В 1994 году Армения одержала военную победу, и Баку с Ереваном подписали перемирие.

Но потушить конфликт по-настоящему так и не удалось. Хотя он заметно тормозит развитие и Армении, и Азербайджана, лидеры обеих стран, пекущиеся больше о выживании своих режимов, не готовы к серьезным компромиссам для полноценного урегулирования. Наоборот, они периодически пользуются карабахской проблемой, чтобы подогреть националистические настроения и сплотить вокруг себя население.

Президент Ильхам Алиев называет армян «фашистами» и «террористами». Президент Серж Саргсян, возглавляющий полудемократический режим в Армении, отбросил все прежние недомолвки и прямо объявляет Карабах «неотъемлемой частью Армении».

В этом противостоянии Россия не контролирует ни одну из сторон, но время от времени пытается повлиять на развитие событий. Порой вполне конструктивно, так как сама заинтересована в долгосрочном мире (например, в 2011 году президент Медведев стал посредником на переговорах между Баку и Ереваном). Но периодически Россия использует карабахский конфликт в своих интересах, ведя тактические игры с Арменией и Азербайджаном, чтобы сохранить свое влияние на Южном Кавказе.

Во время войны в начале 90-х годов Россия помогала обеим сторонам конфликта. На финальном этапе поддержала Армению. В последние годы Москва укрепляет свой долгосрочный альянс с Ереваном: срок пребывания российской военной базы в Гюмри продлен до 2044 года, Армения получила приглашение в Евразийский экономический союз. В то же время Россия сближается и с Азербайджаном, в том числе продает ему тяжелые вооружения.

Россия вместе с Францией и США входит в так называемую Минскую группу ОБСЕ по Нагорному Карабаху. Но в последнее время эта группа занята в основном тем, что разводит участников конфликта по углам после мелких стычек, а о возможности полномасштабного урегулирования никто уже не вспоминает.

Дополнительные сложности теперь создает и противостояние России и Запада из-за Украины. Как показывает пример Сирии, даже когда у Москвы и Запада находятся общие цели, нормально сотрудничать им все равно мешают разные представления о методах их достижения и глубокое недоверие друг другу.

Возможно, если бы у России был для Кавказа какой-нибудь имперский проект, то урегулировать конфликт было бы даже проще. Но если такой проект и существует, то он явно не работает. Похоже, что российское руководство действует скорее ситуативно, опираясь больше на пиар и импровизацию, а не на серьезный стратегический расчет, что только повышает неопределенность.

Если посмотреть на последние действия России на постсоветском пространстве, то не похоже, что дела идут особенно успешно или хотя бы так, как планировалось.

Путин действительно одержал тактическую победу, присоединив Крым в 2014 году. Но там Россия располагала мощной поддержкой населения и всеми рычагами влияния, при этом власти в Киеве в это время, по сути, не было. Более масштабный проект «Новороссия» закончился тем, что Донбасс превратился в черную дыру под управлением преступников и экстремистов, которым Кремль не доверяет.

Еще один пример – Абхазия и Южная Осетия, независимость которых Россия признала в 2008 году. Несмотря на почти полную финансовую зависимость от Москвы, они регулярно подбрасывают России неприятные сюрпризы. В 2011 году Кремль даже не смог с первого раза добиться избрания своего кандидата президентом Южной Осетии, притом что там живет всего 30 тысяч человек. Признание независимости этих территорий не получило серьезной международной поддержки, но исключило возможность сближения с Грузией, что принесло бы более серьезные выгоды.

Вообще, на постсоветском пространстве для Москвы все идет не так. Украина намерена решительно порвать с Россией. Одни лидеры, например Узбекистана, окапываются, закрываясь от любых внешних влияний. Другие, включая участников Евразийского союза Назарбаева и Лукашенко, усиленно лавируют между Россией и Западом.

Азербайджан тут скорее попадает в одну категорию с Узбекистаном. Алиев пытается исключить любые возможные угрозы для режима. Это вроде бы должно отдалить Баку от Запада и сблизить с Москвой, но такому сближению мешают несовпадающие интересы в энергетике и сильные связи Азербайджана с Турцией. С другой стороны, Армения, как и Белоруссия с Казахстаном, все время лавирует: пытается сохранить формальный союз с Россией, но одновременно хватается за любую возможность улучшить отношения с Грузией, ЕС, НАТО и США.

Москва не в состоянии навязать свою волю ни Армении, ни Азербайджану, особенно по такому больному вопросу, как Карабах. Но, продавая оружие обеим сторонам конфликта и используя вражду между ними ради собственной тактической выгоды, Россия ставит под угрозу тот хрупкий мир, которого удалось достичь в 1994 году.

Сегодня Кавказ нестабилен и непредсказуем, как никогда. Каждое новое столкновение между Арменией и Азербайджаном повышает риск локальной войны. Она не выгодна никому, но ни Баку, ни Ереван, похоже, не готовы отступать назад. Российское вмешательство лишь усугубляет эти риски. Но и предотвратить такой катастрофический сценарий сегодня может только Россия.