“После обострения в сентябре сопредседатели Минской группы заявляли, что намерены подготовить встречу президентов Армении и Азербайджана. Это основная цель визита. Кроме того, нужно предпринять меры для ослабления напряженности на линии соприкосновения. Все остальное – из области предположений, и многие не могут понять, почему в сентябре Азербайджан внезапно обострил ситуацию, и зачем Серж Саркисян вдруг сказал такую речь, заявив, что Карабах – это часть Армении. Время покажет, какие цели поставлены и зачем нужна встреча президентов”.

Как передает Minval.az, об этом заявил руководитель Армянского центра национальных и стратегических исследований Манвел Саркисян в интервью порталу Lragir.am.

Отвечая на вопрос «Что сделала армянская дипломатия по урегулированию карабахского конфликта и вероятна ли развязка в этой ситуации?», политолог сказал следующее:

«А что должна делать наша дипломатия, тем более, что у нее нет выработанного курса. Власти Армении то заявляют, что Карабах – не часть Армении, на следующий день говорят, что часть, и нужно признать независимость Карабаха. И что вообще подразумевается под развязкой? О ней говорить вообще бессмысленно, потому что никто не имеет об этом представления. Азербайджан четко представляет свою задачу и сделал все, чтобы Карабах был признан частью Азербайджана. Они говорят – либо Армения признает позицию Азербайджана, либо мы все разгромим. Какова позиция Армении, я не понимаю. До сих пор она о ней не заявляла”.

Эксперт также коснулся вопроса утверждения ЕС мандата на новые переговоры с Арменией. По его словам, Европа предлагает Армении подписать соглашение, настаивая на том, что это не ассоциация. Сейчас Армения, прежде чем подписывать договоры, должна будет консультироваться с членами ЕАЭС, считает он.

«Я не знаю, к чему Армения придет с ЕС, но что-то подпишут. И вряд ли это будет интересовать Россию”,- отметил он.

Кроме того, политолог отметил, что проект Восточное партнерство потерпел фиаско.

«Такого проекта нет, Азербайджан давно от него отказался, Беларусь вообще не была им воодушевлена, а Украина заявляет, что этот проект соответствует ее интересам. Мне кажется, что проект этот был не антироссийским по сути, это был план некоего укрепления границ Восточной Европы, который решает также экономические вопросы и задачи безопасности. Потом что-то провалило этот проект. Мир пошел вперед, Россия приступила к новой политике, США также, после чего стало ясно, что на старых концепциях далеко не уедешь”.