Совместные стратегические цели в сирийском вопросе в последнее время сильно сблизили Россию и Иран. Снятие международных санкций с Ирана после соглашения по ядерной программе ускорило этот процесс и развязало руки Тегерану, расширив возможности для маневров.

Общие цели двух государств не ограничиваются поддержкой режима Башара Асада и борьбой против его вооруженных соперников (Сирийская свободная армия, ИГИЛ), они также заключаются в йеменском вопросе и уменьшении влияния Запада в акватории Каспия. Необходимость совместных учений или совместной демонстрации силы исходит именно из этого.

Пуск 7 октября Россией крылатых ракет по позициям ИГИЛ из акватории Каспийского моря, безусловно, тоже обусловлен этим. По мнению большинства аналитиков, эти действия также направлены на задержку строительства Транскаспийского газопровода в Европу при участии Туркменистана и Азербайджана.

То есть этими действиями Россия анонсировала, что пока статут Каспия не будет определен, газопроводу может грозить опасность. Кстати, несколько месяцев тому назад официальный представитель Министерства иностранных дел России Александр Лукашевич озвучил открытую угрозу как Баку, так и Западу. Он сообщил, что проект Транскаспийского газопровода должен быть реализован только при согласии всех 5-ти прикаспийских стран.

***

Эти угрозы фактически оставляют два маршрута с Каспия на западные рынки — Россия и Иран. С этой точки зрения привлекает внимание, что сотрудничество между нашими северным и южным соседями помимо Сирии перешло и на акваторию Каспия. Вчера 2 корабля ВМС Ирана прибыли в Астрахань для участия в совместных российско-иранских морских учениях в водах Каспийского моря.

Как сообщается, в Каспийском море эсминец «Дамаванд» («Damavand») и два ракетных катера «Пейкан» («Peykan») и «Джушан» («Joshan») встретил малый артиллерийский корабль «Махачкала» Каспийской флотилии. Сообщается, что на военном корабле «Дамаванд» есть вертолетная площадка, а также ракеты и тяжелые артиллерийские орудия противовоздушной обороны. Два ракетных катера «Пейкан» и «Джушан» оборудованы крылатыми ракетами средней дальности.

Сближение Москвы и Тегерана наблюдается также и в политической плоскости. Например, во время очередной сессии международного клуба «Валдай» президент России Владимир Путин сделал реверанс в сторону Тегерана и сказал, что США обманули весь мир, говоря о ядерной угрозе со стороны Ирана.  «На самом деле, такой опасности никогда не было», — отметил он.

***

Исходящая с Каспия новая опасность больше всего угрожает энергетическим интересам Азербайджана. Для того, чтобы предпринять превентивные меры, получить гарантию безопасности газопровода, Баку должен усилить свою акваторию, а параллельно без промедления присоединиться к западной (США) системе безопасности, в которой представлена и братская Турция.

По мнению политолога Габиля Гусейнли, активизация России и Ирана создает новые угрозы:

«Эти две прикаспийские страны совместно действуют на территории Сирии. Иран даже помог России поражать цели в Сирии с Каспия. Все это может ухудшить положение на Каспии и повысить там военную активность».

По его словам, сотрудничество России и Ирана на Каспии и в других регионах указывает на то, что они создали новый союз:

«Этот союз направлен на притеснение других прикаспийских стран и установление своей гегемонии. Это не может не оказать негативного влияния на политический статус моря. Ведь в союз Ирана и России не смогут вмешаться другие прикаспийские страны. Азербайджан тоже не заинтересован в милитаризации Каспия. Поэтому Баку держит на повестке дня предложения, связанные с увеличением военной активности на Каспии».

***

Ясно, что Россия против влияния других стран на Каспий, в тоже время, чтобы не «пугать» другие прибрежные страны, она предлагает им формальное военное сотрудничество. Избавившийся от санкций Запада Иран вынужден откликнутся на это предложение. А это заставляет прикаспийские страны усиливать флотилию. У остальных 3-х прикаспийских стран есть на это право. Ведь каждое государство вооружается для того, чтобы ответить на угрозы, представляющие опасность его национальной безопасности. В итоге это может закончиться тем, что на Каспии появится множество военных кораблей и тяжелого оружия.

Но милитаризация Каспия – это дополнительный расход, как для России, против которой введены санкции, так и для Ирана, недавно освободившегося от санкций, а также для других прикаспийских стран. Как бы это странно не звучало, но это единственный вопрос, объединяющий в настоящее время все 5 прикаспийских стран.