Аннексия Крыма и последовавшая за ней война в Украине стала неожиданностью для многих, притом не только рядовых обывателей, но и известных политологов. Между тем, все больше экспертов постсоветского пространства уверяют: агрессивная политика России начала проявляться гораздо раньше, однако до украинских событий Москва не доходила до прямого вооруженного вторжения в другие страны, предпочитая подчинять себе непокорных соседей экономическим и военным шантажом, пишет Крым.Реалии.

По словам эксперта Армянского центра политических и международных исследований Рубена Меграбяна, именно таким образом состоялось вступление Армении в печально известный Евразийский экономический союз. Данное решение стало результатом беспрецедентного шантажа со стороны Москвы, когда президенту Армении Сержу Саргсяну фактически «сделали предложение, от которого он не смог отказаться».

Шантаж, по словам эксперта, осуществлялся по двум основным направлениям. В частности, Москва умело играла на неурегулированном Нагорно-Карабахском конфликте и использовала созданную ею же самой энергетическую зависимость Армении от России.

«Получается противоестественно, что Армения, находясь по соседству с Ираном и с Ближним Востоком, фактически закрыла перед собой двери в этот регион, и экспортирует нефть и газ из Сибири. Мы вынуждены были заключить с «Газпромом» и «Роснефтью» кабальные монопольные договоры – примерно на тех же условиях, на которых в колониальные времена монополии навязывали договоры местным администрациям своих колоний. По сути, это договор об узаконивании экономической оккупации», – утверждает Рубен Меграбян.

Как пояснил эксперт, монополия России в энергосекторе Армении обусловлена как минимум двумя факторами. Во-первых, армянский участок принятого в 2007 году в эксплуатацию газопровода Иран-Армения имеет диаметр 700 мм вместо изначально запланированных 1400 мм, при том, что диаметр иранского участка – 1400 мм. Во-вторых, в новом двухстороннем договоре с Арменией от 2013 года специально оговорено, что взаимоотношения с третьей стороной должны быть взаимосогласованы, то есть невозможно заключение никаких договоров с иными странами без одобрения Москвы.

«Цель России в данном случае – ликвидировать все возможности Армении по установлению экономических связей с Ираном, с его огромными запасами энергоносителей и массой других возможностей, в том числе в сфере финансов, транспорта, доступа к огромному рынку Ближнего Востока и Персидского Залива, Южной и Восточной Азии», – поясняет Меграбян.

Нефтяная сфера оказалась далеко не единственной, в которой Москва установила свою монополию в чужой стране. Так, 2-го декабря 2013 года был заключен договор с нефтяной компанией «Роснефть» о создании совместного предприятия, что обеспечило присутствие российской компании на армянском рынке нефтепродуктов. Тогда же между правительствами Армении и России был подписан договор купли-продажи акций, согласно которому компания «Газпром» приобретает 20% акций ЗАО «АрмРосгазпром», становясь стопроцентным акционером компании.

«Именно поэтому я считаю, что российские государственные компании сейчас занимаются деятельностью, схожей с методами организованных преступных группировок», – подытожил Меграбян.