Самое страшное из того, что могло произойти в пассионарной Турции, похоже, случается – она погружается в хаос. Дееспособные силы наравне с официальными инстанциями путаются в догадках – чего ожидать в будущем и как застраховаться от повторения террористической трагедии.

Турецкая история последних шести-семи десятилетий изобилует потрясениями, и все они, как правило, играли роль детонатора, приводившего то к смене власти, то к внеочередным выборам, или же к демонтажу гражданской власти. Но то, что происходит в стране сегодня, несравнимо с ранее пережитыми военно-политическими катаклизмами.

Характерной особенностью нынешних перипетий является то обстоятельство, что рычаги власти вроде бы находятся в сильных руках, невзирая на это, почва стабильности зримо размывается. Такое положение дел не может устроить ни власть, ни общество.

Наблюдатели и политические деятели, колумнисты и простые граждане пытаются найти вразумительный ответ на вопрос – кому нужна волна насилия, которая сулит одни беды, а возможно и коллапс. Не трудно догадаться, что полного и всеобъемлющего ответа найти будет очень трудно, а может и невозможно. Однако попытаться найти слабое звено в большом комплексе данностей, которое и создает вакуум, заполняемый взрывной волной, очень даже реально.

Эра взрывных технологий

Большинство наблюдателей склоняется к тому, что президент Эрдоган и его окружение после предыдущих выборов, когда правящей партии не удалось добиться численного большинства для формирования правительства, сознательно пошло на послабления в обществе с тем, чтобы растворить преимущество Партии демократии народов во главе с Селахеддином Демирташем.

Именно эта организация и стала виновником тактического поражения Партии справедливости и развития (АКП), которая была нацелена на феерический взлет с прицелом на давно обещанную реформу политической системы. Срыв плана Эрдогана по установлению президентской формы правления взамен ныне действующей парламентской привнес в политическую жизнь станы опасную сумятицу.

Фальстарт АКП с реформой разрядил обстановку настолько, что дали о себе знать признаки брожения. Ярые противники нынешней власти не преминули упустить момент и сразу предрекли ужесточение внутриполитической ситуации. Ряд представителей СМИ, общественных деятелей предсказал вспышку волны террора, как одного из реальных средств из арсенала грязных технологий. Самые жуткие предсказания и сбылись.

Но часть мыслящей элиты видит корень зла в провальной внешней политике страны, которая привела Турцию к роковой черте. И подобного рода рассуждения имеют под собой рациональное зерно.

Сирия, обернувшаяся немереным злом

Шараханья из стороны в сторону, которыми увлеклась администрация Эрдогана в последние 5-6 лет, и впрямь возымели дробильный эффект. До начала «арабской весны» правительство АКП как могло, так и пыталось выдерживать линию самостоятельности. Прорыв, раздобытый в ставке на иракский Курдистан, принес Турции не только политические и экономические дивиденды, но и непозволительную самонадеянность.

Исламистская партия посчитала, что ведомая ими страна вполне созрела для соло-партии в региональном раскладе. Однако запасов реального геополитического ресурса для игры в одиночку в таком сложном акте, как ближневосточная игра, оказалось недостаточно. Наравне с этим Эрдоган рискнул залезть в чужой огород, хозяин которого не забыл о демарше Турции в ходе второй иракской кампании, когда та отказалась предоставить Вашингтону коридор для вторжения в Багдад.

Ценой за непокорность и зашкаливающую самостоятельность и стала капитуляция перед сюзереном. Америка не только быстро привела Анкару в чувство, но и обложила ее рядом чреватых обязательств.

Одним из них стало беспрекословное присоединение к так называемой суннитской коалиции, которая формировалась на протяжении более чем 10 лет. И в результате Турция головой окунулась в сирийскую трагедию в надежде на успешный блицкриг, а заодно и отвоевание новых уже разрешенных гегемоном  преференций. И тут произошла осечка.

Сирийская твердыня оказалась не по зубам не только для Анкары, но и ее влиятельных покровителей и союзников. Пошла игра в открытую, и Эрдоган снял не только забрала, но и замки с границ для разветвленной террористической сети.

Сегодня территория Турции для сборной команды джихадистов – самая что ни на есть идиллия, где для черного транзита, перевалки взрывоопасного ресурса нет никаких запретов и барьеров.

Но нельзя было забывать, что возрастающий уровень агрессии вокруг границ страны рано или поздно перекинется в пределы Турции. Он и перекинулся. Президент при этом продолжает делать вид, что все процессы находятся в его ведении. Но на самом деле все обстоит гораздо сложнее.

В том, что огромная страна попала в глобальный геополитический шторм, сомнений быть не может. Но АКП пытается использовать трясину себе во благо. Теоретически это возможно – направить разящее острие террора против внутренних врагов. Но в стратегическом плане такой пожароопасный ход обернется для партии Эрдогана и для всей страны сущей трагедией.

Быть ли Пирровой победе?!

В первый день ноября АКП может добиться вожделенной мечты, отвоевав большинство голосов в парламенте, чтобы со второй попытки все же сформировать зеленое правительство. Но это скорее станет Пирровой победой.

Эксперименты и шараханья во власти не дали возможность по достоинству оценить серьезность такого нежелательного процесса, как инфильтрация опаснейшего террористического сегмента внутрь страны.

После выборов начнется игра более серьезного уровня. И трудно сказать – кому в ней достанутся роли угрозы, добычи и добытчиков. Навряд ли судьба исхода борьбы с внутренними и внешними соперниками решится в парламенте.

Сложность обстановки заключается в том, бросившие вызов сообществу радикальные исламисты уже свыклись с борьбой в полевых условиях. Они охотно идут на сговор со всеми, будь то победители, или побежденные на полях внутренних или же внешних ристалищ. Одним словом, политические коридоры – это не их стихия.

Сможет ли умеренный исламист Эрдоган изменить их видения и методологию? Вот это вопрос. Как гласит восточная пословица – если тигр съел вашего врага, это не означает, что он ваш друг. Лучше и не скажешь…

 

Самир Юсифзаде