unnamed

Что же все-таки происходит на фронте? Нет, то, что идут боевые действия с потерями у обеих сторон понятно, но не менее важно понять причины очередного всплеска насилия на линии противостояния между армянскими оккупантами и подразделениями Вооруженных Сил Азербайджана. Припоминается в этой связи едва ли не самое сильное за все время перемирия прошлогоднее августовское обострение, когда стороны несли, слишком уж большие потери для режима прекращения огня. Среди нагромождения огромного количества версий и гипотез, не говоря уже о слухах, в том числе и о всеобщей мобилизации, тем не менее, четче остальных вырисовываются несколько предположений. Иными словами, кому больше выгодна эскалация конфликта?

Первое. Азербайджан проводит своего рода генеральную репетицию и в этой «мини-войне» пытается нащупать слабые стороны противника. Заодно изучает реакцию мирового сообщества и в первую очередь держав, кровно заинтересованных в нашем регионе. Надо ли говорить, что речь идет о России, США, Франции, как странах-участницах Минской группы ОБСЕ. Впрочем, Германия и Великобритания тоже не до конца отдали этим государствам право решать конфликт. Не будем сбрасывать со счетов и Турцию, хотя наш союзник переживает не самый простой период своей истории.

Эту версию активно муссирует армянская сторона, пытаясь обвинить Азербайджан в провокациях и попытках сорвать мирный процесс вокруг армяно-азербайджанского конфликта. Однако Баку вовсе нет необходимости выспрашивать на сей счет высокого разрешения, во всяком случае, формально. Как пострадавшая сторона, чьи территории оккупированы Арменией, наша страна всегда может начать силовое решение конфликта. Но в действительности, будем объективны, все обстоит гораздо сложнее. Итак, война? Безусловно, потери с обеих сторон в случае возобновления широкомасштабной войны будут чудовищными, но ресурсов у Азербайджана все же побольше, а одной только бравадой о «непобедимом армянском воине» победы не одержишь. Поэтому армянский режим сегодня, как никогда заинтересован в сохранении сложившейся ситуации, которую даже некоторые наши коллеги иногда ошибочно называют «ни войны, ни мира». Если нет мира, то о каком конце войны может идти речь.

И тут самое время перейти ко второму аспекту. Нынешнее обострение ситуации на фронте, да и все предыдущие, выгодны самой Армении, как бы это парадоксально не звучало, на первый взгляд. Оппозиционные политики в Армении, да и те, кто близок к властям, уже давно критикуют внешнюю политику страны, понося свой МИД за вялость, беззубость и отсутствие даже видимого желания оказывать политическое противодействие Азербайджану. С другой стороны, в армянском обществе нарастают протестные настроения в связи с предстоящим процессом конституционных изменений, инициированных властями. Новый проект основного закона предполагает смену системы правления в стране. Согласно измененному варианту, Армения с нынешней полупрезидентской системы правления переходит к парламентской. Данное обстоятельство вызвало у части оппозиционных политиков и правозащитников заметную обеспокоенность. Считается, что изменение системы управления имеет целью не усиление роли парламента, а элементарное воспроизводство действующей власти во главе с лидером правящей Республиканской партии Сержем Саргсяном. К слову, армянские аналитики утверждают, что патронирующий Ереван Кремль не заинтересован в смене формы правления в Армении. В условиях несформировавшейся партийной системы, утверждение парламентской формы правления может привести к дестабилизации внутриполитической обстановки, а Москва в этом никак не заинтересована.

В контексте этих факторов легко объясняется заинтересованность Армении в эскалации конфликта в Карабахе и не только с целью банально отвлечь народ от внутренних проблем. Ереван уже давно имитирует переговорный процесс, желая любыми способами оттянуть принятие конкретных исторических решений, изложенных в т.н. «Мадридских принципах». Главная цель руководителей Армении состоит в том, чтобы в очередной раз перенести их подписание в плоскость рассмотрения вопроса о снижении напряжения на линии фронта. Дескать, о каком большом политическом урегулировании может идти речь в такой обстановке. Другое дело, что Серж Саргсян и его марионеточный режим в Нагорном Карабахе бросают в угоду своим политическим амбициям и финансовым аппетитам жизни молодых своих сограждан, устраивая день за днем провокации. И на который получают вполне адекватный, если не сказать больше, ответ.

Справедливости ради, надо заметить, что и Азербайджан оказался в непростой ситуации. На фоне невиданного по своим масштабам охлаждения отношений официального Баку с США и Евросоюзом, грозящего сползанием к самой настоящей холодной войне, Азербайджан может лишиться своего главного козыря – сбалансированной внешней политики. И при этом свалиться в объятия России, которая при желании может сделать Армению покладистее в переговорах, вплоть до постепенного возвращения оккупированных районов вокруг Нагорного Карабаха. Не случайно в армянской прессе и политическом истеблишменте этой страны открыто говорят об активизации российско-азербайджанских отношениях. Возвращая в свою орбиту Азербайджан, Кремль в условиях усиливающейся международной изоляции получает себе важного союзника и серьезный плацдарм для переброски военной техники и живой силы в Сирию, где Москва вовсю разворачивает операцию против «Исламского государства». Так что повод у Азербайджана серьезно потрепать оборонительные редуты карабахских сепаратистов с помощью дальнобойной артиллерии имеется.

И все же, вероятность начала крупномасштабной войны минимальна. И прежде всего потому, что это не выгодно Москве. Российские эксперты справедливо полагают, что это сегодня не в ее интересах. Большой очаг напряженности под самым брюхом России, которая и без того взвалила на себя все что нужно было и не нужно, ей ни к чему. Но держать под контролем Карабахский конфликт ей еще вполне по силам. И скорее всего, выдержав гроссмейстерскую паузу Кремль, выступит в роли боксерского рефери и разведет стороны по углам. России важно усиление своего присутствия в Южном Кавказе с сохранением своего влияния, как на Армению, так и Азербайджан. А Карабахский конфликт идеальный для этого рычаг. Так что страшилки о близкой большой войне, которыми армянские и азербайджанские СМИ пугают читателей, уже в ближайшее время забудутся.

 

Намик Ибрагимов