В прокат выходят вторая серия апокалиптического триллера о подростках в бегах и запрещенный на родине мини-шедевр об иранской жизни. Кроме того — Элайджа Вуд против зомби и приключения покериста. Самое главное — в нижеследующем обзоре.

«Бегущий в лабиринте: Испытание огнем»

Краткое содержание предыдущей серии: Томас (Дилан О’Брайен) и его друзья по несчастью — заточению в гигантском и смертельно опасном лабиринте — выбрались на свободу, тут же, впрочем, попав к неким вооруженным деятелям в камуфляже. Без пояснений не обойтись: вторая часть «Бегущего в лабиринте» начинается с места в карьер, и тех, кто не видел первый фильм, в курс дела не вводит. Можно, однако, быть уверенным, что постоянное бегство для Томаса и других тинейджеров не закончится и без лабиринта — зловещая организация «Порок» продолжает охоту на тех малолеток, из чьих мозгов можно выкачать вакцину от охватившей планету зомби-заразы.

Очередная (см. также «Голодные игры» и «Дивергент») фантастическая трилогия ко второму фильму, увы, несколько теряет в лаконичности и непредсказуемости. Там, где первая серия зажимала своих героев в пределах лабиринта, толком не предъявляя объяснений, вторая скатывается к унылой и повсеместной для жанра метафоре — апокалипсис, экшен и некоторые романтические метания (Томас теперь выбирает между двумя девушками) призваны здесь примирять подростков-зрителей с ощущением собственного аутсайдерства, преподнесенного как уникальность. И стоило, что называется, городить огород — то есть, конечно, лабиринт.

«Такси»

По улицам Тегерана разъезжает желтый кэб, в который подсаживаются персонажи разной степени драматичности. То напоминающий Санчо Пансу видеопират-болтун. То учительница, возмущенная стремительным закрепощением иранского общества. То жена, заставляющая истекающего кровью мужа переписать завещание на пути в больницу. Но главный здесь человек сидит за рулем — это сам режиссер Джафар Панахи, которому, вообще-то, власти кино снимать запретили. Причем на 20 лет.

«Такси», снятый подпольно, большей частью на видеорегистратор, с актерами, чьи имена, из опасений за их безопасность, в титрах не сообщаются, — не только акт завидного гражданского и артистического неповиновения репрессивному режиму. Это в первую очередь гимн силе кинематографа — действующей, даже когда вместо кинокамеры угнетенный режиссер может пользоваться лишь дешевым видеорегистратором. А также — полноценная панорама постепенно съеживающегося в тисках запретов и фальши общества, которое, что и говорить, выглядит до боли, мучительно знакомым. Даже для тех, кто к Ирану не приближался и близко.

«Кутис»

Словечком «кутис» в Америке обычно называют воображаемых паразитов — психосоматических вшей, которыми можно (хотя и безуспешно) объяснить пропуск занятий. В этой пародии на фильмы ужасов недуг, впрочем, оказывается вполне реальным — более того, несколько более жутким, чем принято. Отравившись наггетсами в школьной столовой ученики обращаются в зомби — к вящему ужасу учителей, сплошь доходяг (Элайджа Вуд), недоумков (Рэйнн Уилсон) и геев (Джек Макбрайер).

«Двойная игра»

У горе-покериста Джека (Джордж Идс) предсказуемые в случае лудоманов проблемы: несусветные долги, дурная компания, кредиторы на хвосте и фамм-фаталь, угрожающая втянуть бедокура в новые проблемы. Остается договариваться с акулами криминального мира (Стивен Сигал и Винни Джонс) и заваривать такую кашу, в которой Джек еще не бывал.

Попытка звезды сериала «Место преступления» Джорджа Идса побыть главной звездой кино полнометражного разбивается о непритязательность этого откровенно эпигонского проекта. Что хуже, «Двойная игра» пытается работать на территории, столь кинематографом заезженной, что зрители на ней тем более не появляются — не поможет даже участие легенд вроде Сигала и Джонса, которые к тому же возникают здесь всего-то на несколько эпизодов каждый.

Источник: Lenta.ru.