1080022587

Кузькина мать войны в истерике мечется по кремлевским коридорам – обутая в хрущевские туфли и пышущая сталинской трубкой. Ее верный сын – Владимир Владимирович Путин – собирает чемоданы для поездки на Генассамблею ООН, где в конце сентября он должен «дать бой американским ястребам и их подельникам из Европы». Будет он снимать ботинки и стучать ими по трибуне в порыве праведного гнева – не столь важно. Он едет плакать, как Ярославна, и обвинять, как прокурор, пишет российский журналист Саша Сотник, передает Minval.az со ссылкой на Экономические известия.

Собственно, желаний у Путина – несколько, но основных – два: оставить для себя Крым и добиться отмены или частичного смягчения санкций. С импортозамещением ничего не получилось, да и не могло – в силу отсутствия в России производственной базы. Все, что умеют производить в нашей несчастной стране – это бесчеловечные законы и прайс-листы на суммы взяток. С продуктами – сложнее: фермеры задушены, бизнес напуган до смерти, инвестиционного оживления не ожидается в связи все с теми же санкциями. А если приплюсовать сюда еще и «санкционную самодеятельность» доморощенной власти, то в скором времени может получиться в точности по забавному афоризму Лукашенко: россияне «будут жить плохо, но недолго».

Трибуна Генассамблеи ООН для Путина – последний шанс пойти «на мировую» с Западом или публично проклясть его. Спичрайтеры наверняка приготовили для него текст, полный жалостливых обид и истеричных выпадов. Можно не сомневаться, что наш обострившийся диктатор вывалит на свет Божий все фантомные боли империи и, заломив руки, воскликнет: «Мы отдались демократии, как продажной девке, а она обманула наши самые лучшие ожидания! Мы даже пожертвовали высокой идеей коммунизма и бросились в зловещие капиталистические объятия, позволив развалить родной СССР и разрушить оплот сопротивления – Варшавский договор – а взамен получили надругательства в виде международной травли, изоляции и санкций!»

Можно не сомневаться в том, что для «внутреннего потребителя» в России первый акт этой пьесы прозвучит убедительно, вызвав эмпатическую реакцию сострадания болезному спикеру. Действительно: отдались, поверили, но стоило только проявить пацанскую волю к самостоятельности – как огребли по сусалам – прямо там же, в подворотне. А утираться мы не привыкли. Национальная гордость, ущемленная в Донбассе, вопиет и взывает к отмщению. И для удовлетворения этой патриотической потребности у Путина заготовлен «акт второй».

Собственно, список угроз, которые может вывалить Путин, невелик, но впечатляющ. Главная суть – в полнейшем «откате» России в пещерный век сталинизма. Тезисы просты: «Итак, мы попробовали с вами сотрудничать. Вы отказались. Но мы – самостоятельный и гордый народ. Наша суверенность простирается повсюду, где мы хотим ее видеть, поэтому мы закрываем демократические игрища и вступаем в фазу активной обороны. Для начала – сделаем рубль неконвертируемым, отожмем у населения валюту, вернем смертную казнь и политические судилища. Наш ГУЛАГ давно заждался, а за последние пятнадцать лет в стране выросло отличное поколение вертухаев, готовых убивать у подъездов, в подворотнях и на мостах – не говоря уже о жажде расстреливать по приговорам «троек». Мы введем какую-нибудь идеологию – вот только придумаем, и введем, Гундяй нам в помощь. Если вы хотите видеть на одной седьмой части суши укомплектованную ядерными боеголовками одичавшую от голода, холода и страха орду безумных русских – вперед! И пресловутая «Кузькина мать» покажется вам Дюймовочкой, когда наш ядерный Гондурас расчешет хохочущие Искандеры…»

Запад должен воспринять эти угрозы как руководство к действию внутри России, потому что почва здесь уже обильно «унавожена», и «народ для разврата построен». Заколоченная изнутри и обнесенная колючей проволокой Россия смертельно опасна для всех, а если учесть постоянно повышающийся градус ненависти всех ко всем – то она может явиться детонатором куда большего конфликта, чем война с Украиной. В первую очередь, необходимо отсечь от принятия решений явных агентов путинского влияния. А тайных – выявить и тоже отсечь. Любой, кто допускает возможность послабления для лубянского режима, должен быть сметен с политической доски – будь то Саркози, Шредер или разгулявшийся по Крыму Берлускони. Причем, сметен без возможности вернуться к игре на этом поле. Делать это надо быстро и решительно. Во-вторых, пора принимать решение о санкциях против Владимира Путина. Не его окружения, а именно – против него самого. Диктатор должен быть невыездным, нерукопожатным и тотально игнорируемым. Собственно, для этого уже давно есть все веские основания (дело Литвиненко, сбитый малазийский гражданский самолет, убийство Немцова, аннексия Крыма, война на Донбассе), не говоря уже о «мелких прегрешениях» в виде нарушения прав человека в России и финансовых махинациях. В-третьих, ввести, наконец, полный пакет санкций, с отключением России от системы SWIFT и полным запретом любого экспорта. Разумеется, падающая цена на энергоносители сильно ударила по путинскому режиму, и ударит еще. Но эти удары недостаточны для того, чтобы он рухнул, а шататься он может сколько угодно – как гнилой зуб в пасти неандертальца. Для того чтобы это произошло – нужна политическая воля всего мирового сообщества, включая и Китай, на милости которого так молится наш кремлевский авантюрист.

Сегодня перед миром стоят три серьезных вызова: ИГИЛ, Путин и Асад. И если с сирийским диктатором справиться можно сравнительно быстро, то с первыми двумя дела обстоят куда как сложнее. Исламисты уже расползаются по Европе, в том числе – и под маской сирийских беженцев, и надо понимать, что их прибытие в «европейский рай» грозит обернуться самым настоящим адом. Значит, «проблему Асада» надо решать как можно скорее – хотя бы для того, чтобы вернуть беженцев на родину.

Сегодня надеться на то, что внутри России созреет массовый яростный протест – по меньшей мере, наивно. Часть населения намертво зомбирована, другая – приняла сторону абсолютного невмешательства в политику, третья – ушла во «внутреннюю эмиграцию», четвертая – самая малочисленная – бьется в последних показательных конвульсиях, то охраняя от разграбления мемориал на «Немцовом мосту», то ведя безуспешную деятельность на умерщвленных Путиным «выборах». Поэтому «проблему Путина» надо будет решать силами извне. Как когда-то – проблему фюрера. Для ее решения вовсе не обязательно вводить войска и «бомбить Воронеж» – тем более что наш Володя и так уже превратил в руины практически всю страну. Достаточно выработать совместный план по временному выводу России из политического поля – до тех пор, пока в Кремле не сменится власть, с которой можно будет вести нормальные переговоры: без истерик и агрессивного шантажа.

Конечно, чекисты будут держаться «до последнего». Но нужно помнить, что никакого внятного плана у них нет, и никогда не было. Это доказано всеми пятнадцатью годами их пребывания у власти. Если, конечно, не считать разграбление собственной страны великой стратегией, базирующейся на тайных смыслах глубоко законспирированной лубянской идеологии.