uzn_1397653595

Сегодня на Ближнем Востоке идет война не на жизнь, а на смерть между силами  западной демократии, с одной стороны, и террористами из властвующей группировки Сирии, ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта) и курдской ПКК (Курдская Рабочая Партия) с другой стороны.  Одновременно с этим данные террористические организации воюют и между собой за преобладание на Ближнем Востоке. Турция долго воздерживалась от участия в этом конфликте, портя при этом отношения с США и союзниками по НАТО. Однако, сегодня ситуация вынуждает Турцию влезть в конфликт. США и НАТО поддерживают террористов курдской РПК, считая их главной силой в борьбе с ИГИЛ. Однако, это не так. Мы помним,  как в прямых столкновениях с ИГИЛ хваленые курдские пешмерга пятились, сдавая один за другим населенные пункты. Спасла курдов лишь массированная военная поддержка западных союзников, особенно их авиации. Отбив с помощью Турции город Кобани от наступления ИГИЛ, курдcкие боевики возомнили себя крупной военной силой. Поэтому они решили, что настало время для реализации своего давнего проекта создания Великого Курдистана. С этой целью курды вознамерились захватить пространство от Кобани до Средиземного моря, чтобы затем построить нефтепровод, ликвидируя тем самым нынешний нефтепровод из Ирака через Турцию.

То пространство, которое они вознамерились  захватить, населено сегодня арабами, но больше всего туркманами-азерлийцами, которые по происхождению являются частью 90 миллионного азерского этноса Ближнего Востока. Уже первые захваты отдельных частей этой территории курдами показали, что они хотят  зачистить данную территорию от арабов и туркман, изгоняя их десятками тысяч. Мы помним аналогичную чистку курдскими боевиками в 1959 году в городе Киркуке в Ираке, когда они истребили многие тысячи безоружных мирных туркман. Сегодня курды во многом реализовали цель захвата Киркука, заселившись в него сотнями тысяч, превращая в результате туркманское большинство  города в меньшинство. Захватив сегодня богатые нефтяные месторождения Киркука, курдские боевики вознамерились провести от него нефтепровод  до Средиземного моря, осуществляя при этом широкомасштабную чистку территории от арабов и туркман. Если это намерение будет  реализовано, курды  получат хорошую материальную базу для  воплощения своей давнишней идеи образования  Великого Курдистана. А  это будет означать лишь одно – новые  и бесконечные войны на Ближнем Востоке.

Турция сегодня, наконец-то, осознала всю опасность своей позиции невмешательства и решила положить конец чрезвычайно опасному развитию ситуации на Ближнем Востоке. В этом благородном деле Турции, взявшей на себя все риски, необходимо всемерно помогать. Турция пока весьма ограниченно входит в конфликт. Она всего лишь планирует образовать на небольшой части территории на севере Сирии, примыкавшей к границе Турции, зону безопасности, населенную сегодня в основном туркманами. В эту зону Турция намерена вернуть сирийских беженцев, которых в Турции уже более 2 млн. Охрану зоны Турция намерена поручить создаваемой с ее помощью 5-тысячной туркманской армии. Подобная зона способна, во-первых, стать базой для возрождения демократического строя в Сирии, а во-вторых, серьезно ограничить  амбициозные намерения террористов и ИГИЛ, и ПКК. Повторяю, все, кто реально желает краха планов всех мастей террористов в Сирии, должны всемерно помогать Турции. В первую очередь, эту помощь обязан оказать Азербайджан, поскольку речь идет о спасении миллионов туркман-азерлийцев и в Сирии, и в Ираке.

Сегодня в прессе появились публикации, в которых  повествуется о различных опасностях для Турции, если она введет армию в Сирию.  Однако, авторы этих статей на мой взгляд явно переоценивают опасности для Турции. Во-первых, ни о какой большой войне против турецкой армии речь не может идти, поскольку в Сирии нет адекватного для этого потенциала. Кто будет участником большой войны против Турции? Курдская террористическая организация ПКК? Но Турция и так воюет с ней с 1984 года. И эта война стала серьезной стратегической ошибкой ПКК, подведя ее к краху, и большой трагедией в первую очередь для курдского населения Турции, вынужденного мигрировать из зоны боевых действий. Подавляющее большинство курдов Турции  желает сегодня жить спокойно и мирно, и простым курдам не нужна война с турками. Курды ногами голосуют против войны, развязанной ПКК, переселяясь в более спокойные западные области страны. Согласно статистике, с 1994 г. по настоящее время в результате авантюрной войны ПКК против турецкого государства большинство курдского населения покинуло районы традиционного проживания на востоке Анатолии и переехало в западные области Турции, где быстро интегрируется в турецкое общество. Известно, что террористы ПКК чаще всего насильно, используя шантаж и террор, вовлекают курдскую молодежь в свои ряды. Чтобы спасти своих детей от ПКК, многие курдские семьи предпочитают переезд на запад страны. По некоторым данным, только в Стамбуле сегодня проживает до 3 млн. курдов.  Большинству этих переехавших на запад Турции курдов, познавших более высокий уровень жизни, более развитую турецкую цивилизацию, уже нет дела до войны с турками. В этом смысле человеческий ресурс для ПКК быстро иссякает.

Курды все более склонны к цивильным методам борьбы, что и показали последние выборы в парламент Турции, когда за курдскую партию проголосовало около 13% избирателей. Именно такой процент курды и составляют в населении Турции, что равно около 10 миллионам человек. Повторяю, большинство из них уже живет за пределами традиционного для них  востока Турции. Если террористы ПКК  на востоке страны решатся войти в тотальное боевое противостояние с турецкой армией, то это окончится тем, что и остатки курдского населения   на востоке  страны переедут  в более спокойные западные районы.

Может, против Турции объединятся курдские боевики  Ирака, Сирии, Турции? Возможно, что какая-то часть и объединится. Однако тотального объединения курдов не будет. Во-первых, между иракскими курдами в лице их лидера Барзани и курдскими террористами ПКК в Турции и Сирии имеются острые разногласия в борьбе за первенство. Во-вторых, Турция имеет свои влиятельные каналы и возможности для привлечения на свою сторону  более лояльных слоев курдского населения.  Например, иракские курды хорошо зарабатывают на поставках нефти  в Турцию, и у них вызывает недовольство то, что террористы ПКК периодически подрывают нефтепровод в Турцию.  В-третьих, военную мощь курдских пешмерга  также не следует переоценивать, им еще далеко до создания профессиональной, хорошо оснащенной и обученной современной регулярной армии. В-четвертых, осуществляя экспансию в направлении выхода к Средиземному морю,  курдские террористы ПКК проводят при этом этническую зачистку захватываемых территорий в Сирии, изгоняя арабов, а также туркман. Лишь Турция реально способна остановить подобную курдскую экспансию. Если Турция это не сделает, создав зону безопасности, то мы будем наблюдать новые сотни тысяч беженцев из Сирии, а затем и из Ирака. Этими этническими чистками курды противопоставляют себя другим народам Сирии и Ирака. Поэтому, если курдские террористы ПКК  в Сирии осмелятся на прямое военное столкновение с  турецкой армией, то  им  придется воевать не только с турками, но и с азерлийцами-туркманами и арабами.

Потенциально в качестве участника войны с Турцией может выступать ИГИЛ. Однако, считаю, и этого не будет. Во-первых, если ИГИЛ пойдет  на активные военные действия против Турции, то это будет для него равнозначно самоубийству, хотя бы потому, что в этом случае весь Запад поддержит своей мощью Турцию. Несомненно, Турция и в одиночку способна наголову и быстро разбить ИГИЛ. Однако, вряд ли на нынешнем этапе Турция пойдет на это. Ведь ей пока нужен  противовес  курдским террористам ПКК. Наконец, в качестве третьей силы в Сирии  в гипотетической войне с Турцией можно представить властвующую террористическую группировку  Башара Асада. Однако эта группировка, способная контролировать лишь треть территории Сирии,  не сумеет даже в воображении на равных воевать с Турцией.

Считаю, Турция правильно рассчитала свои силы и действия. Турция намерена лишь войти в весьма ограниченную по площади зону безопасности в Сирии, расположенную полностью в районе проживания туркман-азерлийцев, не приходя тем самым в столкновение ни с курдами, ни с Асадом. Сегодня эта зона в основном контролируется ИГИЛ, небольшая часть у антиправительственной коалиции. В борьбе с ИГИЛ за эту зону Турция вполне может опереться и на  туркман, и на вооруженную силу антиправительственной коалиции. Кроме того, объективно и Асаду выгодно ограниченное вступление Турции в Сирию, т.к. это ослабит давление ИГИЛ на правительственные войска.

В начале сентября сего года Россия ввела в Сирию ограниченный десантный контингент для поддержки диктаторского режима Башара  Асада в борьбе с ИГИЛ. Однако для победы над ИГИЛ этих  российских  сил  явно недостаточно. Выделить для этой цели необходимый большой воинский контингент Россия  в условиях разворачивающегося в ней экономического кризиса сегодня не в состоянии. Большое количество военных сил в этом регионе способна выделить лишь Турция.  Хотя, считаю, пока Турция будет занимать лишь выжидательную позицию. Дело в том, что европейские союзники Турции не поддерживают ее в деле создания зоны безопасности в Сирии.  Союзники Турции пока действуют по принципу «и сам не ам, и другому не дам».  Однако долго это продолжаться не может.  Наплыв беженцев из Сирии в Европу, создающий для нее большие проблемы,  военная активизация России в Сирии, вызвавшая недовольство Запада, нарастающая угроза ИГИЛ уже непосредственно для Запада, полагаю, заставят скоро европейских союзников сделать верный выбор в поддержку  усилий Турции в направлении создания ограниченной зоны безопасности на севере Турции. Тем не менее, даже создав эту зону, Турция в одиночку пока не пойдет дальше в глубину Сирии. Она будет ждать того момента, когда Запад, наконец, созреет  для крупномасштабных военных действий в Сирии.

Так что на сегодня, если Турция образует эту ограниченную зону безопасности,  никакой большой войны  против нее в Сирии и близко  не будет. А если будет, то Турция справится со всеми угрозами. Если у Турции вдруг возникнут серьезные проблемы, то она знает, что свое братское плечо подставят азерлийцы Азербайджана, Сирии, Ирака, Ирана, а это составляет десятки миллионов человек. На помощь придут и тюркские добровольцы из Центральной Азии. Но, думаю, до этого не дойдет. На серьезную войну с Турцией в Сирии сегодня  никто не решится.

Образование зоны безопасности в Сирии, считаю, приведет не к обострению внутриполитической ситуации в Турции, а, напротив, к ее стабилизации. Дело в том, что в  нашем  суровом и весьма далеком от совершенства современном мире, к моему большому сожалению, сегодня больше считаются не столько с правом, сколько с силой. В этом смысле и Турция не является исключением, ее население традиционно с уважением относится к демонстрации воинской силы.  Поэтому создание зоны безопасности в Сирии еще  больше сплотит турецкое общество вокруг традиционной для него идеи единой и неделимой Родины, выбьет из Турции те международные силы, которые помогают экстремистам всех мастей в стране. В результате ПКК лишится поддержки  своих основных внешних спонсоров, а курды внутри страны окончательно отойдут от поддержки ПКК, по меньшей мере, потому, что станет ясным отсутствие всякой перспективы у идеи образования на Ближнем Востоке нового государства Курдистан. Следствием этого станет усиление процессов естественной тюркизации курдов не только в Турции, но и в сопредельных с ней странах.

Резюмируя свою позицию по вопросу образования зоны безопасности в Сирии,  отмечу, что, на мой взгляд, в плане обеспечения стабильности в Турции, и на Ближнем Востоке риски для политической ситуации в регионе лишь возрастут, если Турция не пойдет на образование подобной ограниченной зоны безопасности на севере Сирии.  Турция, смело вперед, тюркский мир рядом с тобой!

 

Азер Гасанли