Министр обороны Армении Сейран Оганян издал новое распоряжение, запрещающее доступ родственников погибших солдат и представителей гражданского общества к информации о небоевых инцидентах со смертельным исходом среди военнослужащих.

Как передает Minval.Az, об этом говорится в статье общественной организации «Диалог мира» опубликованной на сайте инициативы европейского гражданского общества в рамках ЕПНК.

Что позволит правительство знать родителям солдат, погибших в небоевых условиях, а что – нет, и почему? Каковы их намерения? Последние четыре года армянская НПО «Диалог мира» работает с родителями и другими родственниками солдат, погибших в небоевых ситуациях, чтобы узнать точно, как и почему погибли их сыновья.

Многие родители обратились в «Диалог мира» за помощью. Организация создала интернет сайт для сбора информации от семей погибших солдат, и после получения разъяснений от военных должностных лиц делится этой информацией с общественностью. Первоначально Министерство обороны (МО) содействовало организации в предоставлении этой информации. С 2014 года они перестали отвечать на запросы «Диалога мира», что стало поводом для обращения суд. Судопроизводство началось в январе 2015 года.

Согласно законодательству Армении, в течение 30 дней Миноброны должно ответить на иск, но ответ пришел только 15 августа 2015 года – спустя восемь месяцев. «Диалог мира» получил копию возражения на иск министра обороны, адресованное Административному суду. В копии отмечается, что с 13 августа 2015 года вся информация о погибших в небоевых условиях солдатах засекречена в соответствии с новым распоряжением. Какова цель подобного распоряжения? Делается ли это ради того, чтобы не позволить скорбящим родителям узнать, что именно произошло с их детьми на службе у государства? Неужели все эти случаи носят такой характер, что предоставление информации о них родителям и обществу поставит под угрозу безопасность Армении? Возможно, некоторые, но, конечно, не все.

Общественная организация отмечает, что данное распоряжение ограничивает возможности гражданского общества осуществлять контроль над деятельностью ВС. Теперь даже финансовые отчеты считаются засекреченной информацией. Организация намерена подать иск для оспаривания данного распоряжения.