Эксперт Польского Института по международным делам (Варшава, PISM) Конрад Заштовт в статье “Россия на Южном Кавказе: управление конфликтами и бизнес с олигархами”, опубликованной на институтском сайте (Бюллетень No. 76 (808)за 24-ое августа 2015г), пишет:

Политика России по отношению к Грузии, Армении и Азербайджана объединяет плохо завуалированные угрозы дестабилизации (если любое государство смеет игнорировать российские интересы) с редкими предложениями экономического и военного сотрудничество. Способность России влиять безопасности в регионе значительна ввиду его нестабильности. Результатом действий России могут быть, среди прочего, новые инциденты в районах, контролируемых сепаратистами, либо угроза сепаратизма. ЕС и НАТО должны развивать свои инициативы на Южном Кавказе, а в Грузии представить видение дальнейшего углубления интеграции страны с указанными организациями.

Спокойный ответ Грузии на российские провокации.

Российские власти продолжают действия, направленные на дестабилизацию ситуации в Грузии, чтобы остановить дальнейшую интеграцию страны с Западом после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. Среди прочего, так называемая borderisation – строительство заградительной колючей проволоки между территорией, контролируемой Тбилиси и сепаратистами –по-прежнему продолжается. Кроме того, Россия подписала соглашения “по углублению интеграции” с сепаратистскими регионами Грузии (с Абхазией в ноябре прошлого года и с Южной Осетией – в марте). В июле этого года российские пограничники установили колючую проволоку и “пограничных знаков” в районе, где проходит нефтепровод Баку-Супса, и менее чем в полукилометре от главного маршрута, соединяющего западное и восточные части Грузии. Правительство в Тбилиси отреагировало спокойно, подчеркнув возможность перемещения трубопровода глубже в территорию, контролируемую Грузией и критикуя Россию за продолжение ползучей аннексии.

Риск вооруженных инцидентов на границе с непризнанными государствами не является высоким в ​​связи с контролем пограничной линии на одной стороне российской армий, а с другой грузинами и в присутствии наблюдателей от Миссии Наблюдателей ЕС (МНЕС). Россия, однако, по-прежнему устраивает провокации против Грузии, чтобы подчеркнуть свою неприятие европейского и евроатлантического выбора Тбилиси. Ее постоянное давление на Правительство Грузии направлено на то, чтобы убедить его отказаться от этих целей или сменить власть в Тбилиси. Из-за участия Кремля в конфликте в Украине, открытое вмешательство в масштабах войны 2008-го года маловероятно. Деятельность, связанная с borderisation, однако, не оказывает существенного влияния на Тбилиси. Таким образом, в долгосрочной перспективе, более смелые попытки дестабилизировать Грузия не могут быть исключены. Россия может поддержать сепаратизм в таких регионах, как Джавахетия, населенная армянами, или чеченонаселенное Панкисское ущелье.

Несмотря на провокационную политику по Абхазии и Южной Осетии, Москва заявляет о своей готовности развивать отношения с нынешним правительством в Тбилиси. Снятие эмбарго на импорт грузинского вина в Россию в 2013-ом году, однако, до сих пор является единственной уступкой Кремля. Это была, вероятно, “награда” за более примирительную риторику со стороны нынешней правящей коалиции “Грузинская мечта” по сравнению с периодом президентства Михаила Саакашвили (2004-2013). Это выразилось в части также и критики политики бывшего президента, которого в новом правительстве, как и русские, считают ответственным за вспышку конфликта в 2008-ом году.

Кремль также ищет альтернативных политических партнеров в Грузии, в “Грузинской мечте”. Москва построила свое лоббистскую “руку”, в том числе которых – Институт Евразии и другие НПО, поддерживающих интеграцию Евразийский Экономический союз (ЕАЭС) с Россией во главе. Открытая критика интеграции с ЕС и НАТО, что до недавнего времени в Грузии было как табу, появляется все чаще и чаще в выступлениях политиков и других деятелей, в том числе со стороны Демократического движения (ДД) Нино Бурджанадзе. ДД строит свою предвыборную программу на разочаровании грузин несколькими видимыми результатами сближения с ЕС и НАТО и видении того, что процветание может быть достигнуто посредством сотрудничества с Россией. Во время визита в Москву в июле Бурджанадзе заявила, что Крым никогда не будет возвращаться в Украину, и что его аннексия была демократическим выбором его жителей.

Антиправительственные протесты в Армении на фоне России

Социально активные представители из молодого поколения на Южном Кавказе знают, что Россия представляет собой модель коррумпированной системы и является союзником аналогичных правительств в постсоветском пространстве. Примером противостояния такой ​​модели стали уличные протесты, вспыхнувшие в Армении в июне, после объявления об увеличении цен на электроэнергию (то есть, Движение “Электрический Ереван”). Политическая сила протестующих была доказана последующими уступками со стороны Правительства, которое в конечном счете пообещало субсидии на электроэнергию. Его поставщиком является компания, принадлежащая российскому концерну Интер РАО ЕЭС. Некоторые демонстранты не принять компромисс правительства, который, по их мнению, представлял собой попытку переложить бремя роста цен от потребителей на налогоплательщиков. Они видят суть проблемы в несправедливых, грабительских ценах, введенных российской монополией.

Москва, как и правительство Армении, испугалась потенциала протеста. Электрический Ереван был сразу назван кремлевскими политиками “цветной революцией” в постановке США. Вскоре после начала протестов Россия предложила подписать соглашение о предоставлении Армении кредита в размере 180 млн € на покупку российского оружия по льготным ценам. Представляется, это было ответом Кремля на ElectricYerevan, и был направлен на убеждение армянское общество в том, что Россия солидарна с Арменией как ее союзником. Неясно, способны ли такие жесты восстановить

доверие к России. Некоторые представители гражданского общества критикуют это соглашение как часть гонки вооружений между Арменией и Азербайджаном, которые запутались в споре вокруг Нагорного Карабаха.

Высокие цены на российский газ и электричество – не единственная проблема. Разочарование армян в связи с углублением экономических связей с Россией связано с вступлением своей страны в ЕАЭС. В результате, Армения переживает экономический кризис из-за ситуации в российской экономике после снижения цен на нефть и санкций после аннексии Крыма.

Нагорный Карабах как инструмент давления со стороны России

Армения присоединилась к ЕАЭС, проекту России, два года назад в то время, когда Кремль пригрозил прекратить неформальную поддержку Армении в Карабахском конфликте. Официально Россия не поддержала ни одну из сторон в споре. Только члены Минской группы ОБСЕ работают над урегулированием вопроса. Тем не менее, Москва развивает свои отношения с правительством в Баку. Азербайджан покупает российское оружие (в том числе ракетные системы S-300, штурмовые вертолетов Ми-35М, танки Т-90 и системы реактивной артиллерии типа “Смерч”). Стоимость закупаемого вооружения на 2010-2014 годы составил почти 4 млрд €. Власти в Баку открыто говорят о планах возвращения Карабаха военным путем.

В Ереване, эти угрозы подталкивают и правительство, и оппозицию к тому, чтобы подчиняться диктату Москвы, которая воспринимается в качестве единственного гаранта безопасности Армении. Азербайджан рассчитывает на поддержку своей позиции со стороны Кремля по карабахскому вопросу. Количество вооруженных инцидентов и несчастных случаев на линии соприкосновения с обеих сторон конфликта растет. Нельзя исключать, что в случае попытки Баку восстановить контроль над Карабахом последует вмешательство российских войск в качестве “миротворцев”.

Необходимость присутствия в ЕС и НАТО в регионе

ЕС и НАТО чтобы смягчить дальнейшее углубление кризисов в регионе, следует увеличить свою вовлеченность в нем, в частности, в виде поддержки Грузии в консолидации верховенства закона и следовании демократическим стандартам. Благодаря последовательному сотрудничеству правительств с ЕС и НАТО, Грузия может считаться образцом для других стран в регионе в сфере демократии, свободного рынка и реформ судебной сферы и сектора безопасности.

ЕС должен расширить свое предложение Грузии по Восточному партнерству, но с новыми элементами, чтобы обеспечить стране дополнительное сближение с ЕС. Они должны включать дополнительную и дальнейшую экономическую интеграцию (после реализации нынешнего соглашения о зоне свободной торговли), углубление свободы передвижения (Грузия ждет безвизовый режим с ЕС, а Молдова получила его в прошлом году), и на более поздних стадиях – расширение доступа грузин к рынкам труда в государствах-членах ЕС.

По вопросу Армения и Азербайджан, ЕС должен уделять больше внимания сотрудничеству с гражданским обществом. Здесь важно реализовывать уже существующие «дорожные карты» по поддержке местных НПО со стороны ЕС и следить за эффектом этого. Социальные движения, такие как “Электрический Ереван” показывают, что новое, социально активное поколение в регионе стремится к изменению их страны в духе европейских ценностей: верховенство закона, прозрачность в деятельности правительства, и права граждан выступать против плохой практики правительства.

По информационной политике, делегации ЕС и офисы связи НАТО (Liaison offices) должны поддержать местные НПО, и в Грузии тесно сотрудничать с правительством. ЕС и НАТО сталкиваются с проблемой, как объяснить цель их политики в соответствующих обществах. Это не “создание геополитических сфер влияния», как позиционируется пропагандой Кремля, а поддержка реформ в трех кавказских республиках, что приведет к стабилизации внутренней ситуации в долгосрочной перспективе для поддержания мира в регионе.

ЕС и НАТО не в состоянии решить эти региональные конфликты. Их присутствие, однако, снижает риск эскалации. Деятельность Миссии наблюдателей ЕС в Грузии являются хорошим примером. Хотя она и не в состоянии остановить такие инциденты, как borderisation, но предотвращает более опасные явления, такие, как возобновление боевых действий в двух  конфликтных регионах Грузии. НАТО должно продолжать увеличивать свое участие в модернизации Грузинской армии, особенно в поддержке способности Грузии к борьбе с такими гибридными угрозами, как разжигание сепаратизма.

 

Источник: 1in.am