С начала мая по 11 августа этого года Израиль купил около 19 миллионов баррелей нефти у иракских курдов, по мировым ценам такая закупка обошлась бы почти в 1 миллиард долларов, передает Minval.az со ссылкой на экономическое издание Financial Times.
Если эти сведения верны, то в указанные три с половиной месяца Израиль более чем на три четверти был обеспечен именно курдской нефтью (среднесуточное потребление нефти в Израиле составляет 240.000 баррелей).
Доходы от продажи нефти иракские курды используют для финансирования борьбы против боевиков «Исламского государства».
В публикации утверждается, что курдскую нефть закупает не только Израиль, но также Италия, Франция, Греция, Турция и Кипр. Торговые операции осуществляются крупными компаниями, такими как Vitol, Trafigura и Petraco.
Financial Times пишет, что более трети нефти, добытой с весны этого года в иракском Курдистане, было доставлено в турецкий порт Джейхан, откуда данная нефть была переправлена в Израиль. Эти сведения, как отмечается в публикации, получены на основании анализа трафика морских нефтяных танкеров, из источников в торговых компаниях и спутниковых данных.
По мнению ряда аналитиков нефтяного рынка, Израиль может приобретать курдскую нефть по сниженным ценам. Но в правительстве иракского Курдистана это отрицают. Сам факт продажи нефти Израилю иракские курды также не подтверждают. Один из источников в Курдистане заявил FT, что их не заботит, кому компании продают курдскую нефть.
В руководстве Израиля не комментируют публикацию о закупках курдской нефти. Известно, что Израиль импортирует нефть, в основном, из Азербайджана, Казахстана и России.
Информация о продажах курдской нефти Израилю и другим странам вызывает серьезную озабоченность в Багдаде. Иракское руководство опасается, что следствием «нефтяной независимости» курдов на фоне общей нестабильности в регионе может стать создание суверенного курдского государства. В прошлом году курдская администрация договорилась с Багдадом об экспорте нефти в обмен на получение средств из госбюджета. Но это соглашение оказалось нежизнеспособным на фоне падения цен на нефть на мировом рынке.