76690

Экономист, исполнительный секретарь гражданского движения «Республиканская альтернатива» (ReAl) Натиг Джафарлы дал интервью сайту Minval.Az, в котором рассказал о том, когда стоит ожидать удешевления национальной валюты, и какое будущее ожидает азербайджанцев.

— Господин Джафарлы, я хочу начать нашу беседу, пожалуй, с самого обсуждаемого вопроса в последние дни. Теперь наша общественность гадает: будет ли девальвирован манат до выборов. Будет или нет?

— Правительство неспроста в феврале девальвировало неожиданно национальную валюту сразу на 35 процентов. В то время никакой экономической необходимости в удешевлении маната до такой степени не было. Власти умышленно пошли на такой шаг, чтобы в ближайшем будущем им не приходилось вновь менять курс маната. Многие официальные лица тогда часто говорили: если баррель нефти будет стоить примерно 40 долларов, то нагрузка на манат вновь возрастет, и в будущем государство может опять подумать о девальвации. Сегодня цена на нефть уже приближается к 40 долларам, азербайджанская нефть на мировых рынках продается за 46,90 доллара. Учитывая, что зависимость Азербайджана от внешних факторов, в том числе от нефти, продолжает расти, то, разумеется, давление на манат усиливается. Власти часто говорят о развитии ненефтяного сектора, хотя это под большим вопросом.

Кроме того, на нас негативно отражаются происходящие в соседних странах процессы. Но, в отличие от нас, и в России, и в Казахстане, — несмотря на то, что эти страны тоже не слезли с нефтяной иглы и наши системы очень схожи, — все-таки рынок ценных бумаг больше развит, валютный курс определяется на бирже. У нас, к сожалению, весь процесс зациклен на административно-политических решениях. Такие меры принимаются по отношению ко многим экономическим факторам и индикаторам. И поэтому мне кажется, что правительство подумывает затянуть процесс новой девальвации до парламентских выборов, чтобы избежать эксцессов. Вполне возможно, что мы будем еще некоторое время наблюдать плавающий курс маната, но столь заметного и разового удешевления, как это было 21 февраля, не будет.

Это будет очень неправильным политическим шагом со стороны правительства в канун выборов. Тем самым оно может дать недовольной части общества, которая растет с каждым днем, и оппозиции дополнительный козырь в руки. В результате интерес населения к выборам, который пока что находится на очень низком уровне, резко возрастет.

— Вы говорите об административном вмешательстве правительства в ценовую политику, а вчера мы узнали о том, что ряд фирм в стране подняли цены на свою продукцию. Мне просто немного сложно понять логику властей, наверное, потому, что просто не очень хорошо владею экономической темой. Получается, власти уже не могут контролировать ситуацию, как делали это, скажем, месяц назад?

— К сожалению, после февральской девальвации правительство пошло путем Советского Союза. С помощью административных рычагов стало влиять на работу бизнеса. Оно хотело удержать цены под контролем, и некоторое время ему это действительно удавалось. Такового роста цен, как мы видели в Казахстане и России, не произошло. Но это вовсе не результат мудрой экономической политики. Это было результатом принятых «сверху» решений, экономические игроки были вынуждены считаться с установленными правилами игры. Особенно, учитывая, что большие холдинги в Азербайджане непосредственно связаны с чиновниками. По неофициальной информации, им обещали, что после Европейских игр для них будут упрощены таможенные процедуры, будет определенное налоговое поощрение. Бизнесмены сдержали данное слово, прошло несколько месяцев, закончились и Игры, но данные им обещания не были выполнены. И, в конце концов, они решили повысить цены на товары.

Мне кажется, что это только начало, мы увидим новые ценники на прилавках магазинов. Бизнес старается таким образом избежать потерь. Долгое время они держали цены под контролем благодаря своим внутренним ресурсам, но больше не могут.

Между прочим, февральская девальвация окончательно добила доверие населения к манату. Все мы помним, как перед этим власти говорили о том, что манат является самой стабильной валютой в мире. После удешевления маната резервы национального банка стали уменьшаться, потому что население обменяло все свои манаты на доллары. В результате резервы Нацбанка упали вдвое. Но в мае ситуация стабилизировалась, с июля резервы вновь пошли на спад, правда, незначительно. Население опять начало менять на доллары и евро свои сбережения. Правда, здесь стоит учесть и сезонный фактор: многие уезжали за границу на отдых. В августе и сентябре резервы продолжат уменьшаться…

— Президент Ильхам Алиев недавно призывал азербайджанцев забыть про нефть и газ. Учитывая, что за годы независимости роль «черного золота» в нашей жизни возросла, сделать это будет непросто. А как вы считаете?

— Конечно. Было бы очень хорошо, если подобное заявление прозвучало еще в начале 2000-ых годов, когда в страну начали поступать большие нефтяные деньги. Тогда нам следовало лимитировать все расходы из нефтяного фонда. В Норвегии, к примеру, тратили всего 4% от заработанных за год резервов из своего Нефтяного фонда. Только сейчас они подумывают повысить эту цифру до 6 %. Нам давно следовало забыть про нефть и газ, направить все ресурсы на будущее страны. Но случилось наоборот, с каждым годом зависимость страны от нефти только увеличивалась.

Азербайджан сегодня сидит на нефти, как наркоман — на игле. Экономику нашу сейчас спасают нефтяные деньги, которые пока еще играют решающую роль. Мы долго еще не сможем забыть об этом.

— Поговорим о будущем. Каково оно для Азербайджана?

— После удешевления маната проблемы, которые с годами только накапливались, стали еще больше выпячиваться. Почти все азербайджанские банки столкнулись с проблемами: имеются кредитные задолженности самих банков иностранным фондам, растет сумма проблемных кредитов в стране. Закрываются строительные проекты, очень много людей остаются без работы. Даже визуально видно, что сейчас много объектов в центре города либо сдаются в аренду, либо продаются. Это все является показателем того, что экономическая активность в стране падает, доходы людей сокращаются, уменьшились денежные переводы из России. Это все оказывает давление на социальную ситуацию в стране, все будет идти по нарастающей.

У правительства, к сожалению, нет ни одной антикризисной программы. Элементарно не обсуждаются проблемы. Мы часто критикуем Россию, но в этой стране часто ведутся обсуждения на тему антикризисных мер, разные структуры представляют свои планы выхода из кризиса. Но в Азербайджане ни одной антикризисной программы нет.

— Может, ведутся все-таки какие-то кулуарные обсуждения. Вот взялись ведь недавно за олигархов…

— Это разве выход из положения? Наоборот, это лишь усугубило экономическую ситуацию в стране. Потенциальные местные и зарубежные инвесторы напуганы.

Вспомните, что Советский союз имел ядерное оружие, мощную милицию, армию, спецслужбы. Проводил карательные операции, экономика управлялась административными методами. Всем казалось тогда, что проблема заключалась в предпринимателях. А потом все поняли, что проблема заключалась в самой системе, которая рухнула в итоге.

У нас арестовывают бизнесменов, связанных с чиновниками – разве это борьба с коррупцией? Это пугает всех, говорит о том, что в стране нельзя иметь свой бизнес, что у тебя могут отнять имущество в любое время. Это все плоды сложившегося системного кризиса. Надо было давно создать антикризисный центр, открыто говорить о проблемах. Одним словом, все будет плохо, если не будут проведены системные реформы. Правительство должно осознать, какое тяжелое положение ждет страну.

 

Эмиль Мустафаев

Minval.Az