rasim musabeyov 0315

Как сообщили СМИ, глава МИД ИРИ Джавад Зариф, отсрочив намечавшийся на начало августа визит в Турцию, совершил дипломатический вояж в Ливан, а затем в Москву. До этого он провел консультации с руководством Сирии и Ирака. Если принять во внимание, что основным предметом переговоров является ситуация именно в этих странах, то логика в изменении очередности визитов есть. Прежде чем вести переговоры с Турцией, Ирану важно было еще раз уточнить мнение Москвы, а также локальных ближневосточных акторов. Анкара в свою очередь постоянно находится в диалоге по сирийской и иракской проблематике с США и европейскими союзниками по НАТО. Рискну сказать, что решающее влияние на умиротворение региона могут оказать именно усилия Турции и Ирана.

Определенные силы на Западе вынашивают планы переформатирования региона, в соответствии с известной концепцией «Большого Ближнего Востока». Препятствием этим планам усматривается в существовании быстро наращивающих свой демографический, экономический и военный потенциал больших мусульманских государств, каковыми являются Турция и Иран. Их с удовольствием бы столкнули в Сирии, подобной тому, как на рубеже 70-80 годов были втянуты в кровопролитную, абсолютно бессмысленную войну Ирак и Иран.

Соперничество Анкары и Тегерана за влияние на Ближнем Востоке и Передней Азии отрицать бессмысленно, но и абсолютизировать это обстоятельство, неверно. В целом ряде вопросов жизненно важные интересы Тегерана и Анкары очень близки и даже совпадают. Например, джихадистский ИГИЛ и леворадикальная ПКК, провоцирующие хаос в регионе, представляют реальную угрозу территориальной целостности не только Сирии и Ирака, но также Турции и Ирана. Напомню, что ПКК недавно дало о себе знать вооруженными акциями, как на юго-востоке Турции, так и в населенной курдами провинции Ирана. ИГИЛ выступил с призывом к захвату Стамбула, а тем временем боевики ПКК уже совершают здесь свои террористические акции. И хотя некоторые западные круги стараются разграничить ИГИЛ и ПКК, в их террористической сущности нет большой разницы. Поэтому, даже не будучи формально союзниками, Тегеран и Анкара объективно заинтересованы в консолидации усилий по стабилизации ситуации в регионе. Вопреки планам некоторых западных кругов о переформатировании Ближнего Востока, Тегеран и Анкара выступают за сохранение Сирии и Ирака, едиными государствами и в существующих границах.

Мир и безопасность в регионе является предпосылкой реализации крупных ирано-турецких энергетических проектов, развития торговли и туризма. Добиться этого, учитывая сложный этнический и конфессиональный состав Сирии и Ирака, а также паралич центральных властей этих государств, чрезвычайно сложно, но возможно. Ведь удалось как-то стабилизировать ситуацию в Ливане, который ранее также сотрясала гражданская война.

С консолидированной позицией Турции и Ирана вынуждены будут считаться как в Вашингтоне и Брюсселе, так и в России, Саудовской Аравии и Египте. Что же касается Азербайджана, то от снижения градуса соперничества между Анкарой и Тегераном, налаживания сотрудничества наших ближайших соседей и партнеров мы можем только выиграть.

 

Расим Мусабеков, политолог

Источник — Facebook