87182

 

Глава исследовательского центра «Восток-Запад», политолог Арастун Оруджлу ответил на вопросы корреспондента Minval.Az. Представляем Вашему вниманию данное интервью:

 

– Господин Оруджлу, здравствуйте. До начала проведения парламентских выборов в Азербайджане остается более двух месяцев. В стране не ощущается предвыборной атмосферы, но тем не менее мы замечаем, как некоторые парламентарии активизировались. Как вы считаете, сменится ли состав нового парламента?

– Я думаю, что если в стране сохранится политическая атмосфера, которую мы наблюдаем на сегодняшний день, то никаких принципиальных изменений в составе нового парламента не будет. Ну, может быть, кого-то больше не пустят туда, кому-то не дадут мандат заново, но это не столь принципиально. Судя по всему, оппозиция не будет принимать участие в выборах, или даже если и будет, то это будет достаточно слабое участие. Потому что осталось очень мало времени, но никаких передвижений и подготовок в оппозиционном стане не наблюдается. Поэтому не принципиально, кто будет представлен в новом парламенте, ведь по сути дела, будет смена «шила на мыло».

 

– Как вы считаете, повлияет ли арест Лейлы и Арифа Юнус на взаимоотношения Азербайджана с Западом?

– Я не думаю, что этот арест повлияет на двусторонние отношения, потому что фактор прав человека, политзаключенных всегда был неким дополнительным инструментом в руках Запада для оказания давления, но не более того. То есть проблемы с Западом возникали и тогда, когда в Азербайджане не было политзаключенных. А когда они есть – это удобно для западных политиков, потому что они, таким образом, могут оказывать давление на официальный Баку, пользуясь этим фактором. Более того, даже некоторые международные организации, возможно, радуются тому, что в Азербайджане преследуют людей по политическим мотивам. Поэтому, говоря конкретно по вопросу давления и преследования по политическим мотивам, думаю, что этот фактор не будет влиять на двусторонние отношения между Азербайджаном и Западом. Как я уже сказал, Запад будет просто использовать этот вопрос в качестве дополнительного рычага давления на официальный Баку для реализации своих интересов.

 

– Закончился ли торг между Азербайджаном и Западом в вопросе политзаключенных?

– Судя по тому, что судебные процессы продолжаются, причем проводятся в более вызывающей, пренебрежительной к закону, правам человека, конституционным нормам форме, это говорит о том, что азербайджанские власти, по крайней мере, не намерены поддаваться давлению по данному пункту. Они делают то, что считают нужным, и при этом полностью дискредитируют судебную систему страны, которая и так была не в идеальном состоянии. Этим власти в первую очередь, создают в обществе атмосферу страха и преследования. Если бы этот торг состоялся, то поведение азербайджанских властей было бы несколько другим. Ну а сейчас все эти заявления, которые звучат из Брюсселя, резолюции по ситуации в стране и прочее – не стоит воспринимать всерьез.

 

– Как вы считаете, чем обусловлена самоуверенность азербайджанских властей в данном вопросе, и до какого времени она продолжится? Особенно учитывая, что экономическая ситуация оставляет желать лучшего…

– Пока не будет должной реакции со стороны самого общества, никакие внешние факторы и влияния азербайджанских властей не остановят. Тем более сейчас, когда преследования, волна арестов и судебные разбирательства продиктованы именно той трудной экономической и геоплитической ситуацией, в которые попал Азербайджан. Уже ни для кого не является секретом, что страна оказалась в глубоком кризисе. Может быть, просто пока не все об этом знают, не все это оценивают в должной степени. Я думаю, что кризис уже настал и, естественно, власти тоже это очень хорошо понимают и правильно оценивают реалии. Осознавая, что кризис, в первую очередь приводит к росту общественно-политической активности, они насаждают еще больше чувства страха в обществе, и думаю, это будет продолжаться.

 

– После Евроигр, многие говорили, что ожидается некий «сюрприз» со стороны Ильхама Алиева нашему обществу. Помнится, было заседание Кабмина, во время которого глава государства озвучил резкие заявления. В чем состоит этот сюрприз, на ваш взгляд?

– Никакого сюрприза я не ожидал, поэтому мне сложно прокомментировать ваш вопрос. Ничего особого не произошло и не произойдет ни в системе политического управления, ни в экономической сфере.

 

– А еще недавно президент призвал забыть про нефть и газ.

– Очень сложно забыть про нефть и газ. Потому, что они составляют основу азербайджанской экономики — это не только большая доля доходных частей бюджета, а вся азербайджанская экономика, так, или иначе, связана с нефтяной промышленностью, поэтому забыть про нефть и газ означает вообще забыть про экономику. Я думаю, что диверсификация экономики сейчас стала уже невозможной по той простой причине, что мы стоим лицом к лицу с очень серьезным экономическим кризисом. И любое резкое движение в экономике может привести самым непредсказуемым политическим последствиям, причем не совсем желательным для властей. Да, это правда, что про нефть и газ нам придется забыть, потому, что высокие цены на нефть и непонятные перспективы на газ уже канули в Лету.

Вы представляете себе, что означает продажа нефти по цене 45-46 долларов за баррель? Бюджет на нынешний год был построен исходя из цены в 90 долларов за баррель. Это означает, что на сегодняшний день страна получает доходы от нефти  минимум в два раза меньше.

 

– Министр Закир Гасанов часто посещает прифронтовые части. В последнее время в Министерстве обороны происходят кадровые изменения. Но с другой стороны, кажется, что карабахский конфликт забыт. Как вы оцениваете состояние на линии фронта?

– Состояние на линии фронта такое же, каким было всегда. Есть, конечно же, определенное ужесточение риторики. За этой риторикой, возможно, стоят реальные планы освобождения оккупированных территорий, а насколько это все реально — покажет время. Можно договориться с кем-то об освобождении 5-10 процентов территорий, но я думаю, что это не будет иметь стратегического значения для Азербайджана,  так как это не является восстановлением территориальной целостности страны. Это будет кратковременная победа на фоне экономического кризиса в стране, но небольшой военный успех невозможно использовать все время в качестве пиара. Теоретически, возможно договориться с Россией, чтобы она не вмешалась в военные действия между сторонами, но не знаю, чем это может обернуться для Азербайджана, и насколько реальны локальные военные действия, насколько они могут быть успешны? Все возможно, но в большей степени я склонен к тому, что все это нереально.

 

– Каково влияние Москвы на конфликт сегодня?

– Карабахский конфликт создан и регулируется Кремлем. Влияние, которое было раньше, остается таким же и сегодня. Россия пытается сохранять баланс между сторонами конфликта, что является самым большим рычагом давления на обе страны.

 

– Как мы видим, Азербайджан сближается с Кремлем, окажет ли это положительное влияние на наши позиции в  Карабахском конфликте?

– Нет, Россия всегда будет балансировать в этом вопросе. В окончательном разрешении конфликта, как я говорил всегда, Россия не заинтересована.

 

– Кстати, российские СМИ пишут о том, то Россия готовится к строительству новой военной базы в Азербайджане. Как вы прокомментируете данную новость?

Думаю, появление подобной информации не совсем лишено основания. Потому что Азербайджан за последние годы достаточно стремительно развивает военно-политическое сближение с Россией. Муссируются слухи о том, что якобы Азербайджан собирается вскоре освободить часть оккупированных Арменией территорий с молчаливого согласия России. Причем, все это происходит на фоне роста интенсивности нарушений перемирия на линии соприкосновения войск. Появление информации о новой российской РЛС именно сейчас вызывает определенные предположения о том, что строительство новой станции могло быть одним из пунктов объемного военно-политического сотрудничества между Азербайджаном и Россией. С другой стороны, нахождение иностранных военных баз на территории Азербайджана не допускается существующим законодательством страны. Однако не трудно представить себе, что изменение того или иного закона в Азербайджане является чисто техническим вопросом. Так что, думаю, такое развитие событий не совсем исключено.

 

Спасибо за ваше мнение, и мой последний вопрос: Турция начала борьбу с ИГИЛ. Почему Азербайджан не помогает Турции?

– В Азербайджане считают, что это дело самой Турции и международной коалиции, поэтому если Азербайджан вмешается сейчас в этот вопрос, то превратится в мишень террористов. Есть такая закономерность — если вы начинаете бороться против террористов, то сами автоматически становитесь их мишенью.

 

Талех Мурсагулов