polit-prez-2

Речь пойдет о стыдливо замалчиваемом феномене «азулантов» (нем. Asylant, анг. asylum seeker) из Азербайджана – искателей убежища под предлогом политических репрессий или дискриминации по национальному или религиозному признаку. Бесспорно, что такие проблемы в Азербайджане, как и в любой стране Европы (и не только Восточной) существуют. Но масштабы бегства не могут не впечатлить и не вызвать недоуменные вопросы. Например, по данным Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), в 2012 г. на Западе попросили убежище 2088 граждан Азербайджана, в 2013 г. – 2425, за первые 2 квартала 2014 г. в одной только Европе таких было 1145 человек. Одним словом, в год из Азербайджана убегает столько «политически преследуемых» граждан, что хватило бы на создание и регистрацию 2 политических партий. А за пару десятков лет в двери Европы постучалось население небольшого азербайджанского района…

 

Часть 3-я.

 

ДПА фигурировала и в деле «Э.Дж. и другие против Швеции», рассмотренном Комитетом Против ПытокООН (сообщение № 306/2006, решение от 14 ноября 2008 года). Некий бакинский студент Э.Дж. вступил в ДПА в 2001 г. и занимал в партии несколько постов.  Из-за своего активного участия в ДПА он был исключен из университета и профессиональной баскетбольной команды, в которой он играл. Он якобы участвовал в демонстрациях 21 июня и 16 октября 2003 г., после которых арестовывался полицией и был избит. Семьяпостоянно подвергались угрозам со стороны властей, из-за которых беременной жене заявителя А.Дж. пришлось сделать кесарево сечение, в результате чего их сын родился инвалидом. 20 мая 2004 года Э.Дж. принял участие в еще одной демонстрации, но избежал ареста.  Впоследствии он с женой и сыном бежал в Швецию, где 12 августа 2004 года они попросили убежища. В марте 2007 г. власти Швеции получили от Акифа Шахбазова, бывшего председателя ДПА, информацию, что Э.Дж. членом ДПА никогда не был и что подпись под представленным документом ему не принадлежит. Было установлено, что Э.Дж. был исключен из университетаиз-за невнесения платы за обучение, что он не числится в розыске в Азербайджане и против него ни в прошлом, ни сейчас никаких дел не заводилось. Судебные документы 2003 г. в архивах суда не фигурируют, а судьи, якобы их подписавшие, это отрицают. Выданный бакинской полицией документ тоже подделан. В соответствии с этим, КПП отклонил жалобу.

Впрочем, ДПА не держит монополию на азулантов. В последнее время наиболее популярной среди них является партия «Мусават».

Так, в ООНовском деле «З.К. против Швеции» (сообщение № 301/2006, решение от 9 мая 2008 года), некий водитель грузовика из Огузского района утверждал, что с 1996 г. был заместителем председателя отделения партии «Мусават» в своем районе. Он подвергался кратковременным арестам в 1998 и 2000 гг., в ходе которых его избивали, повредив ему спину и почки.  На президентских выборах 15 октября 2003 года он был наблюдателем, и был задержан и избит полицией. На следующий день его задержали и избили уже в Баку, где проходила демонстрация протеста. 17 октября его снова арестовали по пути домой, избили и оштрафовали.По указанию властей 20 октября 2003 года заявителя уволили с работы, после чего он год прятался, опасаясь за свою жизнь. 4 октября 2004 года с женой и двумя детьми он прибыл в Швецию и попросил  убежища. Уже находясь в Швеции, в апреле 2005 г. З.К. принял участие в состоявшейся в Стокгольме демонстрации против азербайджанского правительства и впоследствии утверждал, что участие в этой демонстрации осложнит его пребывание в Азербайджане. После отказа в убежище, он 10 октября 2005 г. выехал в Германию, где снова попросил убежища, но был возвращен в Швецию. В ходе расследования властям Швеции удалось подтвердить его личность и членство в партии «Мусават», но не утверждения о его месте в партийной иерархии. Что касается повестки от 31 августа 2004 года, то в ходе расследования был сделан вывод о том, что она поддельная. ООН в жалобе отказал.

В деле «Э.В.И. против Швеции», рассмотренном КПП (сообщение № 296/2006, решение от 1 мая 2007),выпускник юридического факультета Э.В.И. также заявил, что вступил в партию «Мусават», работал там юридическим консультантом и был помощником (в других документах – заместителем) главного редактора газеты «Yeni Musavat». Некоторое время он учился в магистратуре в Нидерландах, и после возвращения оттуда был обвинен в измене Родине и шпионаже в связи с распространением им в Европе информации о серьезных нарушениях в области прав человека в Азербайджане. Два для его держали в тюрьме МНБ и избивали, отбив почки, но потом освободили ввиду отсутствия доказательств. 24 декабря 2002 г. под давлением МНБ его исключили из Коллегии Адвокатов. В преддверии президентских выборов, он был арестован 2 июля 2003 г. на два дня и обвинен в шпионаже на Армению, со ссылкой на то, что его невеста наполовину армянка. 18 июля те же самые офицеры разогнали его свадьбу и избили его жену. В тот же день они сбежали из страны и 12 августа 2003 г. обратились за убежищем в Швеции. В дальнейшем Э.В.И. заявил, что в связи с его бегством, его отца уволили с высокой должности в нефтяной промышленности, и он умер от сердечного приступа 25 августа 2003 г. Мать жены тоже уволили, арестовали и пытали до смерти. Вслед за бегством Э.В.И., 15 января 2004 г.властями был выписан ордер на его арест. В Швеции семья родила ребенка, и с июля 2005 г. он стал одним из ее аргументов. При расследовании этого дела, выяснилось, что у обоих нет паспортов (у Э.В.И. были только свидетельство о рождении и удостоверение члена Союза молодых юристов). Членский билет «Мусавата» оказался поддельным, как и две справки, выданные азербайджанскими правозащитными организациями. Главный редактор «Ени Мусават» также опроверг, что Э.В.И. был его заместителем и автором статей. Выяснилось также, что отец Э.В.И. умер еще в 1996 г. и что Э.В.И. никогда не был членом Коллегии адвокатов.Излишне говорить, что после этого КПП отказался удовлетворить жалобу, и заявителей депортировали.

Партия «Мусават» фигурировала и в деле «Р.К. и др. против Швеции» (сообщение № 309/2006, решение 16 мая 2008 г.), но заявитель по этому делу доказал, что был членом этой партии. В 1998 году Р.К. вступил в партию «Мусават», став секретарем Физулинской районной организации, вел активную партийную работу, участвовал в организации митингов и демонстраций. Он также работал журналистом в газете «Ени Мусават» и  был автором большинства ее политических статей.  Впоследствии он основал еще одну оппозиционную газету «Рейтинг», получившую широкую популярность за критику режима. Р.К. неоднократно становился жертвой притеснений и физического насилия из‑за своей политической деятельности, трижды подвергался кратковременным арестам за участие в митингах (в 1998, 2001  и в 2002 гг.). В 2001 году ему было предписано возместить ущерб, нанесенный опубликованием им клеветнической статьи об одном из членов ПНФА. В мае 2003 года Р.К. написал об ухудшении состояния здоровья президента Г.Алиева, и сразу после этого власти объявили о роспуске партии «Мусават» и закрытии газеты «Ени Мусават». После налета полиции на штаб-квартиру партии в Баку, посол Норвегии предупредил сотрудников о том, что их жизнь находится в опасности, и предложил им остаться в посольстве Норвегии.  Р.К. провел ту ночь в посольстве.  Впоследствии его просили дать свидетельские показания в суде по делу против членов партии «Мусават», обвинявшихся в подстрекательстве к уличным беспорядкам.  16 сентября 2004 года Р.К. выступил в суде с заявлением, в котором подтвердил тот факт, что именно он агитировал демонстрантов за проведение шествия.  После этого суда и последовавших угроз со стороны властей он со своей семьей бежал из Азербайджана. 5 октября 2004 года заявители прибыли в Швецию и подали ходатайство о предоставлении убежища, которое было отклонено в марте 2006 г.  Власти Швеции пришли к выводу, что Р.К. не удалось обосновать свои утверждения о якобы имевшем место в прошлом грубом обращении с ним, он не доказал факта выдачи ордера на его арест и не разъяснил, почему его так и не арестовали.  Он сослался на статью, опубликованную, по его словам, в газете «Ени Мусават» 17 сентября 2004 г.  Однако выяснилось, что он не упоминается в решении суда по тому делу, о котором говорится в этой статье.  Он никогда не занимал руководящих постов в партии, и вся его политическая деятельность сводилась к журналистской работе в газете «Ени Мусават».  В жалобе было отказано.

В деле «М.З.А. против Швеции» (сообщение № 424/2010, 22 мая 2012 года) фигурирует членство и в Партии Национальной Независимости Азербайджана (АМИП), и в «Мусавате». М.З.А. получил высшее педагогическое образование, но не мог устроиться на работу из-за своих политических взглядов и членства в АМИП, где он был активным членом, отвечающим за программу партии и привлечение новых членов. Некоторое время назад безработный оппозиционер купил магазин за 16 000 долл. США, но не получил магазина и не получил своих денег обратно. М.З.А. и его семья решили, что он должен отправиться в Европу, чтобы «найти решение там». В период с 1998 по 2003 год он участвовал в ряде политических демонстраций. Во время одной из этих демонстраций после выборов 15 октября 2003 года, он сумел скрыться и избежать ареста только благодаря тому, что его тесть был прокурором в Баку. Затем он скрывался у друзей и знакомых. Жена рассказала ему о том, что полиция искала его в январе 2004 года и что полицейские пригрозили арестовать еесаму, если не смогут его найти. Через три дня после приезда в Швецию, 19 января 2004 года, заявитель подал ходатайство о предоставлении убежища. Впоследствии в Швецию приехали его жена и дочь. Сначала М.З.А. заявил, что не мог найти работу из-за своей политической деятельности и что он не хотел жить на деньги своих братьев. Через два месяца он изменил свои показания и заявил, что он был вынужден уехать из Азербайджана, поскольку его разыскивала полиция. После нескольких отказов, в апреле 2009 г. появился новый аргумент: заявитель утверждал, что он стал активно заниматься политикой в Швеции, представил членский билет азербайджанской оппозиционной партии «Мусават», и заявил что он стал председателем одного из местных отделений партии в Стокгольме. На интервью М.З.А. заявил, что по пути в Швецию он потерял сумку с паспортом. При себе М.З.А. имел лишь свидетельство о рождении и диплом учителя. Он представил копию своего удостоверения личности и партбилет. Дополнительно он представил справку от Партии Народного Фронта Азербайджана о том, что он является автором более чем 150 комментариев в газете «Азадлыг» и был снят в нескольких видеороликах, размещенных в Интернете. Однако как шведские власти, так и КПП ООН пришли к выводу, что М.З.А вряд ли представлял бы особый интерес для азербайджанских властей в случае возвращения и что нет никаких свидетельств того, что, находясь в Швеции, он занимался какой-либо деятельностью, которая представляла бы интерес для тех же властей через несколько лет после того, как он покинул Азербайджан.

В по-своему уникальном деле «M.M. и др. против Швеции» (сообщение № 332/2007, решение 11 ноября 2008 г.) партия «Мусават» фигурирует почти как террористическая организация. По словам М.М., вдекабре 1999 года он стал сотрудничать с партией «Мусават» и в январе 2003 года официально стал ее членом, привлекая новых членов в партию и продавая партийную прессу. После демонстрации 16 октября 2003 года М.М. был арестован и переведен в Баиловскую тюрьму.  Спустя несколько дней, ему предложили сотрудничать с властями, он отказался, подвергся пыткам, был лишен медицинской помощи, и десять дней не мог ходить. После этого его вновь доставили в комнату для допросов, где он вновь был подвергнут бесчеловечному обращению, и это повторялось несколько раз. Как результат, М.М. согласился сотрудничать и назвал имена пяти других демонстрантов.  Он согласился информировать власти о деятельности партии, и 1  июля 2004 года был «освобожден под залог».  Его паспорт и паспорт его жены были конфискованы властями. М.М. передавал властям информацию о партии «Мусават». 28 сентября 2004 года г-н Ш.И., член партии «Мусават», встретился с М.М. и пригрозил убить его и членов его семьи за эту шпионскую деятельность.Испугавшись, 4 января 2005 года М.М. прибыл в Швецию со своей семьей и попросил убежища. Во время рассмотрения его обращения выяснилось, что М.М. никогда не являлся членом партии «Мусават»,  никогда на нее не работал и не содержался под стражей в период с 16 октября 2003 года по 1 июля 2004 года. Состояние здоровья М.М. (посттравматический синдром, от которого он якобы страдает) не является достаточным основанием для предоставления убежища в Швеции. С этим согласился и КПП ООН.

 

Бойцы невидимого фронта

Работники спецслужб и силовики как носители государственных секретов всегда могли рассчитывать на убежище на Западе, даже если сами были причастны к преступлениям правительства. Есть такие и среди азербайджанских азулантов. Отказывают им лишь тогда, когда есть сильные и обоснованные сомнения в том, что они те, за кого себя выдают, или в рассказанных ими историях.

Выше уже упоминалось дело «Халилов и другие против Швеции» (№ 5212/05, 31 января 2006), где заявитель был офицером полиции, якобы арестованным за правозащитную деятельность. Семье отказали в убежище, но дали вид на жительство по гуманитарным соображениям.

В деле «Юсубов против Нидерландов» (№ 44719/06,  2 ноября 2010), этнический азербайджанец родом из Грузии, Ибрагим Юсубов после военной службы в России перешел на работу в МНБ, где служил в антитеррористическом подразделении в 1993-99 гг. Он занимался арестами невинных людей и потому стал проситься в отставку. Вместо этого, его якобы обвинили в участии в попытке покушения на лидера повстанцев в 1993 г., и он сбежал, спасаясь от ареста. При проверке выяснилось, что он действительно работал в МНБ, но уволился в 1996 г., так как ее матери должны были сделать операцию, и он должен был кормить семью. Он также не принял гражданства Азербайджана. ЕСПЧ отклонил жалобу. Тем не менее, Юсубов благодаря своим жалобам продержался за границей минимум 11 лет.

В другом деле «Мусаев против России» (№55091/13, 23 сентября 2014), другой Ибрагим приехал в Россию из Азербайджана в 2012 г. Через несколько месяцев, власти Азербайджана прислали ордер на арест по обвинению в мошенничестве, в то время как сам Мусаев заявил СМИ Азербайджана, что он сотрудник МНБ под прикрытием и является свидетелем пыток и смерти в офисе МНБ некоего Т.З. Он якобы сожительствовал с его вдовой и должен был ее убить по приказу начальства, но отказался и сбежал. В дальнейшем он представил миграционным службам письма от Фонда Домов Прав Человека (Норвегия) и Нахчиванского Ресурс-центра по развитию НПО в поддержку своей просьбы не выдавать его из России. Письма были построены на его собственных заявлениях и на оценке общей ситуации, и миграционные власти не убедили. ЕСПЧ отметил также, что Мусаев не представил никаких доказательств своей службы в МНБ и не ответил на вопросы о своей военной службе. В дальнейшем он и его представитель прервали все контакты с ЕСПЧ, который в результате объявил жалобу неприемлемой и прекратил применение Правила 39 ЕСПЧ о применении промежуточных мер защиты.

Кстати, дело о смерти Т.З. было коммуницировано ЕСПЧ год назад (Шурийя Зейналов против Азербайджана, №69460/12) и обещает быть интересным.

Почему Швеция?

Трудно объяснить, почему на переднем фронте борьбы с ложными беженцами из Азербайджана оказалась именно Швеция. Но факты свидетельствуют: за исключением нескольких жалоб против Литвы, Чехии, России, Нидерландов наши сограждане предпочитают жаловаться в международные инстанции именно против этой страны.

Статистика 2013 г. показывает, что в течение года в Швецию прибежало 68.855 беженцев из разных стран, и еще 22.840 дел оставалось нерассмотренными с прошлых лет (итого 91.695). В течении года позитивное решение получили 25.817 азулантов (из низ лишь 7.646 были признаны беженцами, а остальные получили вид на жительство на иных основаниях), негативное – 32.000, и еще 33.878 дел остались нерассмотренными. Очевидно, что миграционная служба Швеции не справляется с наплывом азулантов. Это означает, что, хотя вид на жительство в качестве беженцев или на гуманитарных основаниях  получает лишь четвертая часть искателей убежища, но даже в случае негативного решения есть возможность прожить в стране за счет государства несколько лет.

В 2006 г. некоторым из задержавшихся в Швеции беженцев повезло: даже те, кто получил «негатив» и судился, но прожил там некоторое время, получили вид на жительство по новому закону. Именно это, по всей видимости, и стимулирует рост рождаемости. Родился ребенок – и в Миграционную службу, которая уже отказала его родителям, поступает новое обращение за убежищем, уже от ребенка. Пока жалоба пройдет все инстанции, рождается еще один, и история повторяется. Решит ли это демографические проблемы Швеции – сказать трудно. Но пока что миграционные инстанции осаждают в основном взрослые: больные, безработные, не знающие языка и обычаев, загружающие полицию и суды делами скандального характера.

Как раз в 2006 г., когда задыхавшаяся от наплыва беженцев Швеция искала пути решения своих миграционных проблем, азербайджанцы неожиданно вышли на первое место среди всех групп азулантов, оставив позади чеченцев и жертв африканских геноцидов. В Азербайджан приехала целая межведомственная делегация, которая хотела выяснить, что такого страшного происходит. Несколько дней шведы ходили по Баку, встречались с властями, с неправительственными и международными организациями, задавали наивные вопросы, собирали факты, и в результате пришли к какому-то своему выводу. Во всяком случае, в Азербайджан выслали сразу два полных самолета с депортированными. Кстати, и жалобы в международные инстанции на Швецию пошли на убыль.

Только надолго ли?..

 

Эльдар Зейналов, глава правозащитного Центра Азербайджана

 

Читайте также: Как азербайджанские «политэмигранты» пытались обмануть Европу. Часть 1-я

Как азербайджанские «политэмигранты» пытались обмануть Европу. Часть 2-я