polit prez 2

Речь пойдет о стыдливо замалчиваемом феномене «азулантов» (нем. Asylant, анг. asylum seeker) из Азербайджана – искателей убежища под предлогом политических репрессий или дискриминации по национальному или религиозному признаку. Бесспорно, что такие проблемы в Азербайджане, как и в любой стране Европы (и не только Восточной) существуют. Но масштабы бегства не могут не впечатлить и не вызвать недоуменные вопросы. Например, по данным Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), в 2012 г. на Западе попросили убежище 2088 граждан Азербайджана, в 2013 г. – 2425, за первые 2 квартала 2014 г. в одной только Европе таких было 1145 человек. Одним словом, в год из Азербайджана убегает столько «политически преследуемых» граждан, что хватило бы на создание и регистрацию 2 политических партий. А за пару десятков лет в двери Европы постучалось население небольшого азербайджанского района…

Часть 2-я

В Европу со своими болячками…

Вообще говоря, репродуктивные способности молодых пар после переезда в Европу резко возрастают – заявители, не думавшие заводить детей в Азербайджане, как правило, обзаводятся 2-3 детьми в Европе. А психическое здоровье привезенных с собой детей, внезапно испортившееся после переезда в страну убежища, достаточно часто становится аргументом, чтобы просить вид на жительства в Европе хотя бы по гуманитарным основаниям. Похоже, что подвергая здоровье детей такому издевательству, родители думают только о получении заветного вида на жительство.

Так, в деле «Муслимзаде и другие против Швеции» (№ 41983/04, 31 января 2006), Эмин Муслим-заде, его жена Рамида Муслим-заде и дочь Самина попросили убежища в Швеции в 2003 г. Семью якобы преследовало «тюркское население» за ее «не-тюркское» происхождение, а глава семьи заявил, что он играл важную роль в антиправительственных демонстрациях. Когда эти аргументы были отвергнуты, основным стало состояние психического здоровья, особенно ребенка. Отец стал угрожать  убить себя  и дочь, да и жену тоже помещали в больницу. В конце концов, от такой обстановки дочка действительно заболела анорексией на нервной почве (anorexia nervosa). После этого, в ноябре 2005 г. семье все же дали постоянный вид на жительство на гуманитарном основании (здоровье ребенка), и ЕСПЧ снял с рассмотрения жалобу семьи на жестокое обращение, которое якобы ждало семью Муслимзаде по возвращению в Азербайджан.

Дело «Х. и другие против Швеции» (№ 41983/04, 31 января 2006) в части фактов и аргументов повторяет дело семьи Муслимзаде до мелких деталей (вплоть до анорексии дочери). В ноябре 2005 г. семье тоже дали постоянный вид на жительство ввиду здоровья ребенка, после чего жалоба в Страсбург была отозвана.

В тот же день, ЕСПЧ вынес решение и по другому похожему делу «Халилов и другие против Швеции» (№ 5212/05, 31 января 2006). Согласно решению, некий Фуад Халилов и его жена Аида Халилова с двумя сыновьями попросили в 2002 г. убежища на том основании, что глава семейства – офицер полиции якобы разоблачал коррупцию власть имущих и отказывался арестовывать невиновных людей. За это якобы он подвергся нападению неизвестных, угрозам смерти по телефону, а затем и вовсе был арестован якобы за коррупцию и… оскорбление Президента. Из тюрьмы оскорбителя Президента якобы вызволили за взятку, после чего все семейство отправилось в Швецию. После отказа в убежище, Халиловы заявили, что психически больны, особенно один из их сыновей, который был госпитализирован в Швеции, потому что отказывался есть и вообще находился в депрессивном состоянии. В ноябре 2005 г. им все же дали вид на жительство по гуманитарным соображениям, после чего Халиловы отозвали свою жалобу в Страсбург.

В деле «Османова и Османов против Швеции»  (№ 30977/05, 27 июня 2006), Евросуд столкнулся с не менее трагической историей. Глава семейства, Фаиг Османов, якобы занимался политической деятельностью и разоблачал коррупцию в Азербайджане, за что его избили и забрали в армию (откуда он сбежал), жену Жалю изнасиловали, а ее мать — чуть не задушили (все это на глазах малолетней дочери Лалы). В дополнение, уже после прибытия в Швецию в 2004 г., они узнали, что их родители в Азербайджане бесследно исчезли. На почве пережитого, у пары развилась душевное расстройство, у мужа – хронические головные боли, сердечные приступы, у жены – ночные кошмары и галлюцинации, несколько раз она пыталась совершить суицид. Дочь страдала от эпилепсии и постоянных головных болей, вела себя агрессивно в отношении других детей. Хотя в убежище семье и отказали, но дали ей временный вид на жительство на 1 год, в обмен на отзыв жалобы из ЕСПЧ.

В деле «Рагимов и другие против Швеции» (№. 5607/05, 23 мая 2006), сестры Халиса Рагимова, Фаина Рагимова и Фарида Нильссон приехали в Швецию в 2002 г. и попросили убежище в связи со своим армянским происхождением. Подстраховкой на случай отказа (а Миграционная Служба им отказала) была смертельная болезнь одной из сестер — ALS (amyotrophic lateral sclerosis), которая парализовала ее органы дыхания. На этом основании женщина на гуманитарных основаниях получила вид на жительство. В отношении других сестер, которые требовали дать вид на жительство и им тоже, Миграционная Служба, в конце концов, дала сначала временный вид на жительство (в 2005 г.), а затем – постоянный  (в январе 2006 г.). На этом основании жалоба сестер в ЕСПЧ была снята с рассмотрения. Хотя понятно, что вид на жительство дали ввиду болезни сестры, и он может быть пересмотрен после ее смерти, но третья сестра успела успешно выйти замуж за шведа, с чем эту женщину на шестом десятке лет можно только поздравить.

Две политические партии в год

Очень часто искателями убежища используются заявления о некой руководящей роли в оппозиции и преследованиях за это. Так, в рассмотренном Комитетом против пыток ООН деле «А.Х. против Швеции» (сообщение № 265/2005, решение от 16 ноября 2006 года) некий талыш А.Х., 1971 г. рождения, утверждал, что сначала присоединился к талышскому сепаратистскому движению, а в 1994 году стал активным членом Демократической партии Азербайджана. Он настаивал на том, что вел политическую деятельность и занимался организацией демонстраций против режима. В июне 2001 г. заявителя якобы несколько раз допрашивали в полиции с целью получения сведений о лидере талышского сепаратистского движения Гумматове (который к тому моменту давно сидел в тюрьме), а потом арестовали и бросили в размещенную в подвальном этаже камеру одного из принадлежащих полиции зданий, где он и находился около года. Он утверждает, что во время содержания под стражей его неоднократно избивали, его дело никогда не рассматривалось в суде, и ему так и не был назначен адвокат. В мае 2002 года он заболел и был помещен в госпиталь КГБ (!), где лечился несколько месяцев. В ноябре 2002 г. его отец и генеральный секретарь ДПА Сардар Джалалоглу смогли передать ему через одного из посетителей госпиталя партийный билет и водительское удостоверение на его имя, а также организовать для него побег при помощи взятки. А.Х., переодетого в военную форму, вывел из госпиталя военнослужащий, связанный с Джалалоглу, в то время как охранники отвечали на телефонные звонки и занимались посетителями. Той же ночью он пересек азербайджано-российскую границу и через несколько дней с поддельным голландским паспортом приехал в Швецию, где обратился с просьбой о предоставлении убежища.  Впоследствии выяснилось, что в июле 1995 года заявитель уже обращался с ходатайством о предоставлении убежища в Германии и жил там 6 месяцев.  Вскоре в Швецию приехал и брат А.Х., который тоже попросил убежища и заявил, что А.Х. якобы объявили в розыск, потому что он «является членом ДПА, бежал из страны и занимается подстрекательством к мятежу, распространяя оппозиционные идеи». Более того, их отец якобы также был арестован в Баку через два месяца после отъезда сына. При рассмотрении дела миграционными властями, кроме личности А.Х. и его членства в ДПА, остальные утверждения не были сочтены убедительными. Да и С. Джалалоглу, который якобы является другом его отца и помог А.Х. бежать из госпиталя, сообщил Швеции, что не знает его. МВД Азербайджана, которое якобы разыскивало А.Х., отрицало, что он подвергался уголовному преследованию и заключался в тюрьму. Власти Швеции пришли к выводу, что заявитель не смог доказать ни того, что он разыскивается для ареста по политическим мотивам, ни того, что его политическая активность достигла такого высокого уровня, что ему грозят преследования со стороны азербайджанских властей. Опираясь на материалы дела, Комитет против пыток ООН пришел к заключению, что высылка заявителя в Азербайджан не являлась бы нарушением Конвенции против пыток.

В деле «Э.Р.К. и Й.К. против Швеции» (сообщения №№ 270 & 271/2005, решение от 30 апреля 2007), также описана история преследования из-за членства в Азербайджанской Демократической Партии некоего Э.Н.К. Он якобы занимался организацией демонстраций и в декабре 2001 г. вынужден был покинуть страну с женой и дочерью. Вдогонку Э.Н.К. якобы вынесли заочный приговор, осудивший его на 5 лет тюрьмы за попытку переворота. Вслед за Э.Н.К. в Швецию выбрались его братья – курсант Азербайджанской Государственной Морской Академии Й.К. и художник, преподаватель Гимназии искусств Э.Р.К. Оба никогда не занимались политикой, но якобы преследовались в Азербайджане из-за своего брата: им угрожали по телефону, допрашивали, били. В декабре 2002 г. оба брата прибыли в Швецию. Однако в июне 2004 г. шведские власти забраковали документы Э.Н.К., в частности его «приговор». Впоследствии ДПА также сообщила, что Э.Н.К. не являлся ее членом и отказалась от писем поддержки, якобы предоставленных ею. В жалобе было отказано.

(Продолжение следует)

 

Эльдар Зейналов, глава правозащитного Центра Азербайджана

 

Читайте также: Как азербайджанские «политэмигранты» пытались обмануть Европу. Часть 1-я