Накануне президент Армении Серж Саргсян принял участие в торжественной церемонии вручения офицерских званий выпускникам военного института и ряда военно-учебных заведений этого образования. Поэтому случаю, Серж Саргсян разразился короткой, пламенной речью, под копирку переданной армянскими СМИ. Как и всегда, в словоблудии самого обыкновенного бандита, взобравшегося на вершину политического олимпа, пусть и в убогой, но все ж таки стране, по трупам мирных жителей оккупированных азербайджанских землях, да и своих собственных земляков, пафоса оказалось куда больше, чем реальных оценок ситуации в вооруженных силах. Допускаем, что повод был не подходящий. Пусть оно и так. Но наступит ли он когда-нибудь для   верховного главнокомандующего?

Похоже, что нет. Несколько лет назад по Армении прокатилась широкая волна протестов, и вы быстро поймете, в чем дело, всего лишь ознакомившись с утверждениями и требованиями доведенных до отчаяния людей. «Армия – бойня!», «Не убивайте наших детей!», «Серж Саргсян трус», «У меня нет сына для армии – людоеда!». На наш взгляд плакаты с такими надписями красноречивее любой говорильни о «несгибаемости армянского воина», «высоком боевом духе», «святом долге перед Родиной» и прочей густо замешанной на ура-патриотизме болтовни. «Армия – людоед». Вообще, оригинальное сравнение для армянского народа, не потерявшего, несмотря на все выпавшие невзгоды, чувства юмора. А между тем, Серж Саргсян как раз с хладнокровием людоеда наблюдал за стариками, спрятавшись за оградой собственной резиденции.

Мы далеки от того, чтобы выражать сочувствие родителям армянских военнослужащих, которых посылают, как скот на бойню, защищать «второе армянское государство». В конце концов, погибают они не за правое дело, а в угоду преступной клики, прибравшей власть в Армении к рукам и использующей карабахскую карту для личного обогащения.

Однако на одном пассаже из спича Сержа Саргсяна стоит заострить внимание, хотя для понимания сути сказанного им, пришлось перечитать абзац несколько раз. Дабы не утомлять читателя ограничимся небольшим пересказом. Речь идет о том, что военнослужащие, прошедшие предыдущую войну, не готовы  к тому, что «следующая может быть совершено иного типа и характера». И как ни странно, с этим выводом армянского президента сложно не согласиться. Да, следующая война в Карабахе, которая неумолимо приближается, будет «иного типа и характера». Она уже не будет напоминать деревенскую разборку разрозненных и разношерстных отрядов самообороны. Это будет полномасштабная война с применением самых современных видов вооружения, в том числе и ракетного, о котором в первую карабахскую войну, и мечтать не приходилось.

Вот как раз этого в Армении бояться больше всего, иначе бахвальство и бравада косноязычных руководителей Армении не сменялись бы истеричными воплями о нарушении азербайджанской стороной режима прекращения огня и мольбами, стенаниями, воззваниями к продолжению переговорного процесса, а точнее его имитации. Вот и посетивший на днях США первый заместитель министра обороны Армении Давид Тоноян на встрече с представителями армянской диаспоры, как заклинание говорил о необходимости   «сохранения перемирия», «мерах по укреплению доверия», «профилактике нарушения перемирия» и даже «о создании механизмов их расследования». И договорился аж до возможности «размещения под эгидой международных посредников специальных датчиков на границе и линии соприкосновения вооруженных сил».

Оставим эту несусветную чушь без комментариев. Ограничимся лишь замечанием, что линия противостояния исчисляется далеко не одним десятком километров и никакими датчиками армянам не прикрыться.

Между тем, в обращении к выпускникам Саргсян поведал, что в армянском тылу «ваши и наши матери, ваши и наши семьи». Ну что ж. Благо, что в армянском тылу нет и азербайджанского гражданского населения, которым агрессор мог бы прикрыться, ибо как армяне умеют «героически» воевать с мирным населением хорошо известно. И коль скоро встанет вопрос о силовом варианте освобождения оккупированных земель, то Азербайджану не надо будет принимать во внимание этот фактор.

И как бы ни тщился Серж Саргсян придать значимость вручения офицерских званий выпускникам военного института, в самой Армении обучение военному делу и во времена Союза и по сей день, было и остается самым слабым на всем постсоветском пространстве. Можно смело сказать, что как такого военного образования в Армении никогда не было, не считая мелких учебных заведений, вроде артиллерийской школы или военно-спортивного училища и означенного Военного института, который время от времени сотрясают скандалы. Последний из них пришелся на начало текущего года, когда министр обороны Армении Сейран Оганян вынужден был в парламенте отвечать на неудобные вопросы депутатов. Речь шла об убийстве курсанта Айказа Барсегяна «на почве межличностных отношений» и последовавшим вслед за этим увольнением трех десятков педагогов и воспитателей, включая директора и трех его замов. Стоит ли после этого удивляться тому, что Сейран Оганян окончил в 1983 году Бакинское Высшее военное общевойсковое командное училище. Кстати, Училище престижное, поступать в которое приезжали со всего СССР и из стран социалистического лагеря.

Как ту не привести фразу координатора офиса внепарламентского оппозиционного Армянского Национального Конгресса Левона Зурабяна. Его слова наглядно характеризуют сложившиеся отношения между обществом и институтом вооруженных сил. «Когда генералы армии разъезжают на джипах стоимостью в 100 тысяч долларов, занимаются взяточничеством и собственным обогащением, армия не может быть здоровой. Происходящие в армии события свидетельствуют о ее разложении».

Но об этом президент Армении предпочел не распространяться. Момент не подходящий.