author_697Страшный пожар, произошедший утром 19 мая на проспекте Азадлыг и унесший десятки жизней ни в чем неповинных людей, продемонстрировал нам не только отношение властей к своему народу, но также и прискорбный факт того, что мы так и не научились любить Родину без пафоса. Но обо всем по порядку, как говорят.

На протяжении всего дня нам, активным пользователям социальных сетей, довелось прочесть множество призывов диванных комментаторов, их различных версий, упреков в адрес столичной мэрии. Как известно, причиной данной трагедии послужили полиуретановые плиты, которыми был облицован этот дом. А в целом облицованных этим материалом домов по всей столице (я уже не говорю о госучреждениях в районах) около 800. Некоторые связали процесс начала облицовки внешнего фасада зданий в столице с Европейскими спортивными играми, которые стартуют через пару недель. Но на самом деле это не так. Процесс облицовки зданий окутал страну несколько лет ранее. Наряду со столицей, он реализовывался и в регионах. Правда, в преддверии Евроигр данный процесс, который являлся не более чем банальной показухой (за красивой облицовкой вуалировались развалины допотопных домов), усилился.

Но дело в том, что на протяжение нескольких лет многие предупреждали, что полиуретановые плиты опасны, они с легкостью воспламеняются. Но Васька, как говорится, слушал, да кашу кушал. А на критикующих был навешан ярлык «сил, пытающихся дискредитировать имидж страны».

Кстати, сегодня утром меня ошарашил газовик, проверяющий у меня в квартире трубы, заявив, что случившееся – провокация. На мой вопрос «откуда вам это известно», он сказал, что об этом им заявило… руководство. Это просто распространяющийся молниеносно вирус «дискредитирующей силы».

Большинство граждан сразу же  сменили свои аватарки в социальных сетях, и свалили всю ответственность за случившееся на главу исполнительной власти столицы господина Абуталыбова, который долгие годы является главным героем фотожаб и прочих издевательств представителей гражданского общества. Некоторые представители так называемой «интеллигенции» (хотя я их таковыми не считаю, ибо они просто получили определенный карт-бланш,  чтобы называть себя именно так) прямо призывали: «Мэра в отставку!».

А потому вопрос к вам, дорогие читатели! Ответьте мне, человеку, плохо разбирающемуся в политике: кто назначил господина Абуталыбова на должность?  И почему именно сейчас, после трагедии вы призываешь к отставке человека, находящегося на посту мэра на протяжении долгих 14-ти лет? Ведь по идее, человек, работающий столь длительное время на должности мэра столицы, заслуживает уважения, он ценный для правительства чиновник. Разве нет?

Почему бы заодно и не бойкотировать работу отечественной «телеканализации», руководители которой, как уже неоднократно показывало нам время, живут в совершенно иной реальности?

К примеру, в Германии, где, по их мнению, существует страшная «коррупция», «нарушаются права человека», и проживает множество «наркоманов»? Они в очередной раз просто опозорились, продолжая транслировать развлекательные программы в момент трагедии. А отмазка до ужаса банальна: «не было указания сверху». Но неужели никто из руководителей «телеканализации» сам не догадался проявить инициативу? Хотя, о чем это я… Ведь инициатива у нас наказуема. Но ведь попытка – не пытка, не так ли? А иначе грош цена всем разговорам о человечности, толерантности, гражданскому уважению. Накажет ли их Национальный совет по телерадиовещанию Азербайджана их? Думаю, что нет. Бог им судья.

Кстати, особо умиляет поведение ряда жильцов, которые сразу после трагедии, стали ломать вручную внешний фасад своих зданий, почувствовав угрозу для своей жизни. Ведь это следовало делать в момент, когда их «замуровывали» облицовками. Почему молчали? Почему ничего не делали? Ведь их практически замуровывали в несколько слоев опасного облицовочного материала, достраивали вторые никому не нужные стенки с никому не нужными вторыми окнами. Да, все жаловались. Да, все были недовольны. Но дальше кухонных диалогов – опять же! — дело не пошло.

А что стало сейчас? Как ни крути, но самым священным для азербайджанца является его дом. Мы сорим на улицах, можем кинуть мусор из окна на головы прохожим, вышвырнуть пивную банку из окна автомобиля (и даже ударить того, кто сделал нам за проступок вполне заслуженное замечание). Но мы никогда не посмеем разрешить сделать нечто подобное у себя.

Но вернемся к вчерашнему пожару.

Между прочим, стоящие по соседству сгоревшего дома здания облицованы точно так же. Облицованы практически все здания всего района. Мало того, все эти дома стоят впритык друг к другу. Хорошо еще, что сгоревшее здание, которое тушилось около 4 часов, находилось с краю. Мне страшно представить: случись, не дай Бог, пожар в здании, расположенном прямо в центре жилого массива?  Как бы туда проехали пожарные машины, кареты скорой помощи? В соцсетях мы видели фотографии, на которых кареты скорой помощи стояли в пробках, и не могли добраться до места происшествия.

Поразил также «профессионализм» работы при чрезвычайных ситуациях сотрудников правопорядка и МЧС. Вертолеты МЧС-овцев несколько сливов воды произвели  не на горящий дом, а на соседние. Или вообще мимо. Было заметно, что квалификация у пилотов недостаточная. Но все-таки стоит отдать должное им: они делали все возможное, стараясь потушить пожар быстро и спасти людей из огня и дыма.  А первые были в своем амплуа: кричали, разгоняли людей, орали на водителей машин.

Когда ночью я со своим коллегой направился к «мертвому зданию» с цветами и свечами в руках, нам просто не разрешили класть куда-либо их. Это ведь нелепо, и даже очень. Почему я, гражданин страны, разделяющий горечь утраты семей погибших, не могу продемонстрировать с ними свою солидарность?

Аналогичная ситуация произошла в недалеком 2009 году во время теракта в Государственной нефтяной академии. С первого дня той трагедии стражи порядка не разрешали возлагать цветы на ступеньки университета. А год спустя, во время годовщины, никаких поминальных мероприятий по данному случаю не было. Зато страна помпезно каждый год проводила праздник цветов спустя десять дней после случившегося. В результате стрельбы в тот страшный год погибли 12 человек и 13 были ранены. Но траур власти не объявили.  Не объявили и сейчас.

А вот и еще пример: в  конце прошлого года на линии фронта прошли наиболее кровопролитные столкновения со времени перемирия 1994 года, в результате которых погибли 18 азербайджанских военнослужащих. И тогда не было траура.

Интересно, какой масштабной должна быть в Азербайджане пляска смерти, чтобы власти  объявили траур? Ведь жизнь пропавшей во время пожара маленькой девочки, которая затем была обнаружена в больнице, где и скончалась, никто не вернет. Как и не вернет жизнь Аллы Гасановой, которая погибла, спасая жизнь своей собаке. И жизни остальных тоже вернуть не сможет никто. И раны в сердцах их родственников – тоже граждан Азербайджана – не заживут уже никогда.

Да, все течет, все меняется. Но в азербайджанских реалиях все приходит и уходит молниеносными темпами. Спустя несколько недель мы с помпой проведем Европейские игры. О нашей стране узнают европейцы, все будут довольны и счастливы.

…Мы так и не научились любить Родину без пафоса, мы не умеем (или не хотим?) называть вещи своими именами. А потому мы так же легко забудем трагедию, случившуюся утром 19 мая… Как и расстрел в АГНА. Как и потерю 20% территории… На носу культовое для Азербайджана событие. А значит – не время горевать. Давайте-ка спляшем на пепелище…

Простите за внимание.

Эмиль Мустафа-заде