shmulevichСША стремятся расправиться с «Исламским государством» руками Ирана, армия которого, несмотря на многолетние экономические санкции, в состоянии это сделать. В качестве трофея Тегеран может получить контроль над шиитской частью Ирака и сохранить у власти в Сирии режим алавитов. Однако победа вполне может оказаться и «пирровой», не исключает президент Института Восточного партнерства Авраам Шмулевич.

«Как и в ситуации после 11 сентября, США необходим главный внешний враг. ИГ на эту роль подходит сейчас более других. К тому же в Вашингтоне учатся на своих ошибках. Достаточно вспомнить историю с «Аль-Каидой», становлению и укреплению которой долгое время не придавали значения бюрократы из соответствующих американских ведомств.

Сейчас, когда усиление могущества и влияния ИГ еще можно пресечь и обезопасить от него, в первую очередь, своих союзников в регионе, Вашингтон предпринимает все возможные меры, вплоть до заключения соглашения с Тегераном, поскольку расправиться с ИГ без наземной военной операции не представляется возможным», — заявил политолог сайту Politrus.

По словам израильского эксперта, не только в Иерусалиме, но и в Вашингтоне прекрасно осознают, что иранская ядерная программа в реальности не будет свернута, она становится лишь отложенной угрозой. И руководство Ирана, добившись от шестерки-переговорщиков (пять членов Совета безопасности ООН + Германия) отказа от самостоятельных внезапных проверок его ядерных объектов, скорее всего, направит на свою ядерную программу серьезную часть средств из размороженных многомиллиардных банковских активов на Западе и прибыль от свободной продажи нефти на мировом рынке.

Также Шмулевич склонен полагать, что значительные финансы, направленные по согласованию с США на модернизацию иранской армии с целью повышения эффективности борьбы с ИГ, в конечном итоге обернутся угрозой для других стран региона.

«Союзники США на Ближнем Востоке — прежде всего Израиль и Саудовская Аравия — поняли, но не приняли нынешней политики Белого дома в отношении режима аятолл. Последние по-прежнему не скрывают своей агрессивных намерений, продолжая активную поддержку финансами и оружием боевиком террористической организации «Хамас», от действий которых погибло многократ больше людей, чем от действий ИГ. Однако почти все просьбы и требования Израиля к мировому сообществу наказать спонсоров «Хамас» и преследовать по суду его лидеров — игнорируются.

И вообще вопиющая ситуация, когда в декабре прошлого года Европейский суд общей юрисдикции предписал исключить «Хамас» из списка организаций, признанных террористическими на территории Европейского союза», — отмечает Шмулевич.

При этом, вопреки ряду прогнозов, боевая операции Ирана против ИГ, которая хотя и вряд ли окажется блицкригом — скорее, затянется на долгие месяцы и даже годы, не ослабит режим аятолл. Напротив, Тегеран укрепит свои позиции в регионе и мире.

Шмулевич не исключает, что в качестве «трофея» он может получить контроль (вплоть до присоединения) над шиитскими территориями Ирака и сохранение подконтрольных ему алавитов во главе Сирии или, как минимум, ее части, населенной алавитами, христианами и друзами.

«Скорее всего, уже без Асада и кого-либо из членов его семьи. Однако это уже второстепенный вопрос — конкретно за клан АСАДОВ Тегеран не держится. В отличие от Москвы», — считает израильский эксперт.

Однако в нынешней не особо приятной для Израиля ситуации с Ираном и ИГ есть и определенные плюсы. В частности, Израиль фактически заключил союз с арабскими монархиями и с Египтом. И даже начал экспорт продукции своего ВПК в арабские страны  — щедрые саудиты и другие суннитские режимы не скупятся, когда обостряется вопрос угрозы государственной безопасности и посягательств на их зону влияния.

Президент Института Восточного партнерства также напоминает, что, несмотря на официальные заявления Тегерана об единстве нации, в полиэтническом Иране сильны центробежные силы. Это временно затухшая, но не окончательно прекращенная борьба за национальное самоопределение и выход из-под управления персов таких многочисленных этносов как курды, белуджи и, конечно же, азербайджанцы.

По его словам, при должном усердии со стороны противников режима аятолл, Иран в среднесрочной перспективе может разделить судьбу соседнего Ирака, де-факто уже прекратившего существование как единое государство.