1365639102_080808С помощью России спорная территория Южной Осетии еще глубже продвигается в сторону Грузии, однако эта экспансия вряд ли разрастется в серьезный конфликт. Десятого июля поддерживаемые Россией войска Южной Осетии в одностороннем порядке установили пограничные знаки возле грузинских сел Цителубани и Орчосани, пишет Stratfor. При этом, как отмечает издание, на новой захваченной территории оказался и отрезок трубопровода «Баку-Супса», оператором которого является компания ВР, длиной в 1605 метров. И хотя эта символическая демонстрация силы важна и сама по себе, она является одним из проявлений общей тенденции: на протяжении последних нескольких лет Южная Осетия медленно перемещает свои границы к югу на территорию Грузии. Эти настойчивые действия обусловлены несколькими факторами — в том числе и непрочными позициями российской армии в Южной Осетии в условиях ограниченной территории и угрозы, связанной с активизацией военных действий Запада в районе Черного моря. Однако, несмотря на постепенное продвижение на территорию Грузии, вряд ли Россия в ближайшее время предпримет здесь масштабную военную кампанию.

После войны 2008 года российские войска начали захватывать территорию Грузии, но не силой, а постепенно проникая вглубь, отмечает издание. В 2010 году появились сообщения о том, что российские пограничники якобы перенесли границу в Ахалгорском районе на два километра южнее. Власти сразу же опровергли эти сообщения, а Тбилиси был вынужден признать то, что граница после 2008 года на самом деле была перенесена вглубь грузинской территории — в частности, в районе села Переви в восточной части Южной Осетии. В марте 2013 года российские и южносетинские пограничники обнесли ограждением пять сел на территории общей площадью около 100 гектаров. Затем — в мае и сентябре того же года — они продвинулись еще дальше к югу и заняли села Дици и Двани, в которых проживает в основном грузинское население. Лишь в одном Двани граница была передвинута примерно на 600 метров. Но все эти передвижения оказались незначительными по сравнению с предпринятым 10 июля масштабным захватом грузинской территории с расположенными на ней селами Цителубани и Орчосани.

Кроме того, интерес представляет и время, выбранное для продвижения вглубь грузинской территории — с учетом меняющейся политической обстановки и повышения военного влияния Запада на Южном Кавказе на фоне серьезного противостояния между Россией и Западом, пишет издание. Серьезной проблемой для России являются шаги, предпринимаемые Грузией по вступлению в Европейский союз. К тому же, Москва особенно обеспокоена укреплением военного сотрудничества, постоянными встречами представителей министерств обороны, а также совместными военными учениями Грузии, Азербайджана и Турции, целью которых является защита крупных инфраструктурных объектов, расположенных на территории этих трех стран. Помимо этого, скорее всего Россию не устраивает то, что на протяжении последних нескольких месяцев грузинская армия все чаще принимает участие в военных учениях совместно с вооруженными силами США и стран НАТО. Дело в том, что многие из прежних попыток России продвинуться южнее предпринимались по мере того, как Тбилиси делал серьезные шаги по вступлению в Евросоюз и НАТО. Поэтому нет ничего удивительного в том, что самые последние действия России совпали с военным учениями Agile Spirit, проходящими сейчас в Грузии под эгидой НАТО.

Грузию можно условно разделить на две части — восточную и западную, которые объединены лишь трассой «Восток-Запад». Не исключено, что для России представляет интерес тот участок трубопровода компании ВР, который оказался на недавно захваченной территории. Но не меньшее значение имеет и эта автомагистраль, являющаяся важным торговым путем для наземных перевозок из Азербайджана к черноморским портам и в Турцию. А поскольку примерно вдоль этой важной магистрали проходят два трубопровода компании ВР — «Баку-Супса» и «Баку-Тбилиси-Джейхан» — демонстративные действия России в этом регионе означают явный сигнал Западу о том, что Россия осуществляет здесь значительный контроль над энергетическими потоками и торговыми операциями между Каспийским регионом и Европой. И хотя поставки нефти по трубопроводу «Баку-Супса» пока идут бесперебойно, а руководство компании ВР и власти стран Запада, похоже, относительно спокойны, продвижением на юг Россия обеспечила себе дополнительные возможности оказывать влияние на региональные власти и руководство ВР на Южном Кавказе.

Таким образом, действия, недавно предпринятые Россией в Южной Осетии, мотивированы тревогами стратегического характера и проблемами безопасности на данной территории и являются частью общей военной стратегии на Южном Кавказе. Хотя проведение Россией масштабной военной операции в Грузии на данный момент крайне маловероятно, вполне ясно, что обе стороны — Грузия и Южная Осетия при поддержке России — пытаются усилить свои позиции в рамках существующих ограничений. Грузия пытается поддерживать связь со своими союзниками в НАТО и на Западе и при этом повышать свой военный потенциал. Южная Осетия, с другой стороны, пытается обеспечить свою безопасность, действуя вместе с Россией, а также постепенно расширить свои границы и увеличить свою территорию, чтобы Цхинвал смог лучше защищаться.