Прочитал: Иса Гамбар выразил свое сожаление по поводу награждения в связи с юбилеем журналистики редактора «Ени Мусават». Не потому, что тот не достоин, а потому, что награду получил из рук власти, которую возглавляемое им издание критикует. Мол, коли стал на тропу войны с властью, стой до конца. Пусть даже мир, как заметил недавно сам же Иса Гамбар, меняется с каждым днем!

Примириться можно с человеком, но не с существующей властью — написал экс-глава партии «Мусават» в фейсбук.

То, что оппозиция (как и ее СМИ) должны всегда  стоять «по ту сторону баррикад», быть всегда и во всем не ЗА, а ПРОТИВ, – мнение известное.

 Но насколько оно верно?

Пиф-паф

Механическое перенесение на нашу почву существующую не одно столетие практику многопартийности или двупартийности – сменяющих друг друга «партий власти» у нас ( и не только у нас, на всем постсоветском пространстве) изначально приняло формальную, уродливую форму.

А то, что и в царские времена, и в годы гражданской войны, и в послереволюционные годы партии у нас были, в том числе и в Азербайджане, как известно, ни к чему хорошему не привело. Разве что к неоднократной смене правительства — как в партии «Мусават» за недолгие годы ее существования у власти (хотя она и успела сделать много хорошего, межпартийные распри, ой, мешали ей еще как!).

Ну, а потом… потом, как известно, последовал откат к МОНОвласти, борьба с «партийными уклонами».

Ленин писал, что «так называемая „система двух партий“, царившая в Америке и в Англии, привела к тому, что народ обманывали, отвлекали от его насущных интересов посредством «эффектных и бессодержательных дуэлей двух буржуазных партий».

Однако сразу же после развала СССР партии, как известно, стали плодиться как грибы после дождя. Под лозунгами — только смена власти, только свержение, немедленные (и, разумеется, кардинальные!) реформы, без умения РЕАЛЬНО что-то предложить – только размытый в благих намерениях наступательный, настырный, упрямо однозначный ПАФоз — пиф-паф!

Культ упрямства!

Читаю в интернете: «Упрямство начинается с простого негативизма, когда в форме отрицания ребенок или взрослый отказывается выполнять те или иные требования. В корне упрямства – потребность самоутверждения и неуверенность в себе».

Упрямство – это отсутствие конструктивности. Обманчивая твердость. Непризнание авторитетов. Неумение быть гибким. Нежелание подчиняться объективным требованиям. Упорство наизнанку.

Не правда ли – ну как раз прямо про нашу оппозицию!

Ведь и вправду наша оппозиция – это и отсутствие конструктивности, и обманчивая твердость, и непризнание авторитетов, и неумение быть гибким, и нежелание подчиняться объективным требованиям, и, наконец, УПОРСТВО НАИЗНАНКУ. Полный набор!

А ведь тот же Ленин в капитальном труде «Детская болезнь «левизны», исследуя коммунистическое движение, на конкретных исторических фактах писал как раз о тщетности как неоправданных, преступных уступок, так и о вреде, наносимом политической негибкостью, поклонением догме, неумением идти на компромисс.

«Что за детская наивность — выставлять собственное нетерпение в качестве теоретического аргумента!», — писал Энгельс, имея в иду опять-таки торопливость в достижении каких-то целей НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО!

«Надо адаптировать к жизни. Не люблю людей твердолобых, упертых… Он кайфует, он, видите ли, с прынцЫпами, никогда не изменял, никого не предавал. Тоже мне – героизм!».

Эти слова принадлежат замечательному актеру Калягину, снявшемуся в замечательном фильме Оджагова «Допрос».

Фильм хотели запретить — мол, там показана такая коррупция, такое воровство в особо крупных размерах, да еще некие влиятельные силы пытаются давить на следствие, защитить преступного цеховика! И вот, мне рассказывали, смотрят фильм члены Бюро – все против. Гейдар Алиев? За ним последнее слово. Все взоры обращены на него. И что же? Выслушав всех, Гейдар Алиевич высказался неожиданно… в защиту фильма. Сказал: «А что, разве это неправда, разве такого нет?!». И он находит неожиданный для всех – даже для авторов фильма! – выход. Одновременно и кинематографически, и политически очень верный, точный, простой.

Предварить фильм титрами: в Азербайджане ведется борьба с негативными явлениями (в те годы все нежелательное и даже преступное называли этим общим термином) — вот и все! В результате фильм прошел и в Москве, вышел в прокат…

Отвечая на вопрос об отношении художника к власти, Калягин вспомнил, как он, глава Союза театральных деятелей РФ, будучи в кабинете Путина, попросил помочь старым актерам, бедствующим, получающим нищенскую пенсию. «Надо подумать!» — сказал Владимир Путин. А когда Калягин вышел и уже шел по коридору, его догнали, попросили вернуться. И президент России сказал: «Поможем. Вот буду в Питере, объявлю — как и чем».

«Представляете, он, Владимир Владимирович, за какие-то минуты принял решение», — говорил потом Калягин.

А я при этих его словах тут же вспомнил Гейдара Алиева, принявшего столь же оперативно решение по фильму «Допрос»!

Первопричина

Известна толерантность азербайджанцев, их терпимость. И, в частности, готовность с уважением, преданно, искренне воспринимать власть, несмотря даже на несправедливость, своеволие отдельных ее служителей. Как и умение в связи с этим, последним, высказать свой протест!

А вот у нашей оппозиции этого нет. И, как мне кажется, первопричина ее хронической слабости, ненужности, бесполезности как раз в этом. В ее механической, формальной, демонстративной, упрямой политической конфронтации, изначальной агрессивности по отношению к существующему порядку вещей и, в частности, к существующей власти В ЦЕЛОМ.

Не отличая в ней, во власти, плохое от хорошего (а оно ведь есть! есть!). Склонность только ее пинать, нежелание хоть как-то, хоть в чем-то пойти навстречу, хоть в чем-то договориться, хоть как-то, хоть в чем-то помочь ей, власти, СТАТЬ ЛУЧШЕ (что та и делает, пытается сделать – особенно в последнее время!).

Любая такая попытка – это соглашательство, предательство, перебежка на сторону «врага». Немногие из оставшихся  в настоящее время радикальных партий только и делают, что пытаются уличить в этом друг друга.

Только свержение, только немедленные (и, разумеется, кардинальные!) реформы без — ко всему! – способности понятно, конкретно, РЕАЛЬНО что-то предложить. Один размытый в благих намерениях ПАФоз – тот самый пиф-паф, и… все мимо! И, тем не менее, еще и еще — пиф-паф, пиф-паф!

Мы – не Они!

Понимаю, что все это может быть воспринято как угодничество, подобострастие, желание выслужиться. Мол, как же так – на то и оппозиция, чтобы быть В ОППОЗИЦИИ. Зачем оппозиции (и ее, оппозиционным, СМИ) помогать власти стать сильней, лучше, когда она, оппозиция (и ее СМИ), заинтересованы, наоборот, в обратном.

Да, все это правильно — по канонам политической жизни Запада. Но ведь мы не Запад. Другая история, другие традиции, другая ментальность. Другое общество…

И задачи, стоящие перед нами (нефтяной кризис, тот же Карабах, умение сохранить независимость, будучи на перекрестке мировых геополитических интересов) требуют не столкновения лбами, как в мире животных, а согласия, внутреннего мира, сотрудничества.

Что же касается возможного обвинения в «проправительности», то чего только не повидал я на своем веку. Стремясь, насколько это было возможно, как раз дистанцироваться от угодничества и угодников – благо СМИ, где я проработал большую часть своей жизни («Литературная газета», АПН) были, к моему журналистскому счастью, самыми в советское время независимыми, неофициозными.

А если говорить о нынешних временах, то знаете, что меня больше всего удивило (и порадовало) на Евроиграх? Даже не их организация, не победы наших спортсменов (хотя, разумеется, и это тоже). Меня порадовало, что отовсюду – на улицах, со зданий, в подземных переходах убрали цитаты Алиевых. И сделано это было, конечно же, по инициативе самого Ильхама Алиева, который, искренне и горячо любя своего великого Отца, как человек умный и высокообразованный, судя по всему, понимает, что переизбыток цитат-памятников, возводимых рьяными служаками, дабы отличиться им самим, способствует не возвеличению образа основателя современного Азербайджана — скорее, наоборот…

Если власть стала на путь очистки своих рядов от всего того (и всех тех!), что (кто) ей мешает, если она пытается в нынешние, ох, сложнейшие времена – и внутри страны, и в регионе, в мире вообще! да еще под огнем проармянских «снайперов»! – отстаивать свою  независимость, национальные интересы страны, разве это не требует общенациональной поддержки?

Мне еще могут сказать – да в чем же нынешняя, полуживая наша оппозиция может помочь власти? Отвечаю. Да хотя бы тем, чтобы… не мешать, не путаться под ногами! Ну, а уж что касается СМИ – в том числе оппозиционных или, по крайней мере, независимых, которые у нас есть, чтобы ни говорили, понятно, — это их прямой ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ долг!

«Я читаю все!»

Так, как известно, сказал Ильхам Алиев на недавней встрече с членами Совета по прессе. Сказал прямо: «Мои помощники пытаются скрыть от меня некоторую информацию, но и они видят, что я осведомлен обо всем. Потому что я слежу за средствами массовой информации и сайтами и читаю все. В этом плане я заинтересован в продолжении нашего сотрудничества».

Об этом журналистам сообщил не кто иной — как раз главный редактор газеты «Ени Мусават» Рауф Арифоглу, тот, кого обвиняют сейчас за близость к властям. А ведь президент подчеркнул, что СМИ (все!) незаменимы в процессах управления и проведения реформ, в том числе в деле борьбы с беззаконием и произволом чиновников.

И естественен вопрос. А нужен ли в таком случае власти, президенту вместо критически настроенного «Ени Мусавата» или, скажем, нашего независимого сайта haqqin.az еще один «Ени Азербайджан» или еще один «Бакинский рабочий»?

(Говорю это не в обиду последним – у них своя информационная функция: быть зеркалом официальной жизни страны, ее своего рода исторической «летописью»).

***

Так вот. Наверняка те политики, те журналисты, которые относят самих себя к оппонентам власти, давно уже втайне, внутри себя понимают — альтернативы нынешней власти нет. А потому, сойдя в 90-х годах с «паровоза», который куда-то летит («в коммуне остановка»), не пытаться сесть сейчас, в веке 21-м, в комфортабельный, скоростной экспресс Запада, который ведь тоже летит черт-те куда (да и места в нем, к слову, для нас не заказано)…

Политический РАДИкализм сегодня, у нас? Да ради чего? Радикализм ради радикализма?

Это не просто глупо и вредно – смешно!

 

Эмиль Агаев

Источник: Haqqin.az