100819_src (1)

21 июня президент Ильхам Алиев принял в своей резиденции группу представителей медиа по случаю 140-летнего юбилея национальной печати. На этой встрече четверых журналистов, удостоенных награды в связи с Днем национальной прессы, глава государства нагладил лично. Среди них был и главный редактор газеты «Йени Мусават» Рауф Арифоглу.  В своем интервью Рауф Арифоглу рассказывает о том, как прошла эта встреча, и о мессаджах главы государства.

— Рауф бей, поздравляю вас с получением звания «Заслуженный журналист». Как прошла встреча?

— Вначале скажу, что когда я начал работать в медиа, то не думал о получении наград. Когда мы начали этот процесс, ситуация в стране была совершенно иная. Мы думали не о награде, а о давлении со стороны русских, коммунистов, и о том, что, вполне вероятно, станем шехидами. Но за время своей работы, то есть 26-летней деятельности в медиа, я получил множество наград. Читатели и народ поддерживали меня. Долгие годы читатели дарят мне возможность быть руководителем основной медиаструктуры страны.  Наша многотиражность – это результат их отношения и мнения. Во-вторых, я получил награду и от Бога, который даровал мне такую судьбу, этот путь и помогает мне. В то же время, я всегда был доволен коллективом редакции. У нас в коллективе редко меняются кадры. Это является показателем нашей стабильности и жизненной философии. Это большая награда для меня. До сих пор я не получал высшей медиа-премии. Я получал награды мирового масштаба, такие как «За служение тюркскому миру», а также премии из Турции, зарубежных стран, от организации «Репортёры без границ» и от различных медиаструктур. Звание «Заслуженного журналиста» мне присвоило мое государство спустя 26 лет с начала моей деятельности.  Я также придаю этому большое значение еще и потому, что в Азербайджане формируются новые государственные традиции. Если честно, будучи ярым представителем критикующего власть СМИ более 20 лет, я не верил, что получу награду. Для нашей газеты была проведена отдельная презентация, мы представили для получения награды нескольких журналистов.  Я надеялся, что они получат звание «Заслуженного журналиста». У меня не было каких-либо ожиданий на свой счет, поэтому я даже не подал документы.

— После получения премии вас яро критикуют в социальных сетях некоторые представители оппозиционного лагеря. Как Вы к этому относитесь?

 —  Я очень беспокоюсь и боюсь, что если произойдет смена власти, – и это произойдет на базе нынешней оппозиции, – то подобное приведет к более страшным последствиям. Я уверен в этом. В случае перехода власти в руки кучки людей, которые с помощью социальных медиа и одной газеты заняты оскорблением людей, клеветой, то все будет совершенно иначе. Приведу вам один пример: политический радикализм, печатный радикализм – это как религиозный радикализм, и радикализм ИГИЛ.  Одни готовят камикадзе, убивают и ранят людей, а другие готовят «словесных» камикадзе — вредят людям и обществу.

Нет никакой разницы между подрывающими себя «шехидами» ИГИЛ и «керимовцами» с их бранью. Я хочу сказать, что подобный шаг предпринимался. Для противоположной стороны это тоже не просто. У них имеется достаточно материалов для изучения того, о чем я писал и говорил. Я хочу, чтобы этот пример подхватили и другие представители оппозиционного лагеря. Я хочу, чтобы подобная радикальность, агрессия и хула ушли из лексикона. Пока не прекратятся эти ругательства, проклятия и оскорбления – аресты продолжатся. Это они подзадоривают большинство людей. Своих детей и семью увозят заграницу, а сами способствуют аресту других.  Этот процесс необходимо остановить. Тактика прихода к власти с помощью ругательств и черносотенства обречена на провал, от нее необходимо отказаться. С этой точки зрения, я не так уж сильно переживаю. Если оппозиционный лагерь из-за подобной политики находится на грани краха, и его покинули самые близкие люди, то чего мне боятся, что эта политика обратится на меня? Кризис еще более углубляется. Мы видим, каково их положение после столкновения с нами. Я не хочу направить это дело только в то русло – у меня в голове не только это. Я думаю о том, что на той встрече президент донес до нас очень важные мессаджи. Я являюсь представителем медиа, у меня нет политических притязаний. Я принял решение работать в Азербайджане, главой которого он является, а не бежать отсюда. Его поведение, действия и мессаджи для меня важнее действий и заявлений оппозиционного лагеря, ведь возможности и сила влияния у нас разные.

 

Айгюн Мурадханлы